Психология привязанности: между тревогой и боязнью близости
12+
  вернуться Время чтения: 9 минут   |   Комментариев: 1
Сохранить

Психология привязанности: между тревогой и боязнью близости

О трёх моделях отношений между людьми, причинах замкнутости и тревожности, а также о том, как прошлое искажает наше восприятие мира.

Миф о самодостаточной и свободной личности, которая сама выбирает, в какие отношения ей вступать — один из самых распространённых, и в то же время самых нереалистичных. Он льстит нам, но на самом деле наши отношения с другими людьми подчиняются закономерностям, которые мы очень редко осознаём и почти не можем изменить. Они тянутся из давнего прошлого, когда представления о «свободной личности» ещё не могли прийти к нам в голову. 

Почему некоторые люди кажутся отстранёнными и холодными, а другие — открытыми до навязчивости? Социальный психолог Хайди Грант Хэлворсон в книге «Меня никто не понимает!», выпущенной издательством «Манн, Иванов и Фербер», пытается ответить на этот вопрос. Она описывает три типа отношений между людьми, которые закладываются ещё в раннем детстве: надёжный, тревожный и избегающий. Публикуем отрывок из этой книги.

image_image
Кадр из фильма «Жить своей жизнью» (1962 г.)
(источник: mubi.com)

Я знаю двух сестёр, получивших хорошее образование и построивших успешную карьеру. Но мне кажется, они добились бы гораздо большего, если бы немного лучше общались с людьми. 

У обеих проблемы из-за отсутствия необходимых социальных навыков. Одна сестра, которую я буду называть Сара, нуждается во внимании, слишком услужливая и чувствительная к отказам; другая, Эмили, — отстранённая и испытывает трудности в общении с людьми. 

Проблемы тянутся из детства, и их причина довольно распространена: невнимательные родители.

Сара и Эмили всегда были накормлены и одеты, их редко наказывали и даже не повышали на них голос. Но их родители, как и многие другие, были слишком заняты собственной жизнью: они очень рано поженились и завели детей. Они сами оставались детьми: хотели ходить на вечеринки и общаться с друзьями, путешествовать и участвовать в приключениях, строить карьеру и реализовывать мечты. Маленькие девочки стояли у них на пути. По крайней мере, так кажется Саре и Эмили.

image_image
Эдуард Мане, «Железная дорога» (1873 г.)
(источник: en.wikipedia.org)

Примерно половина взрослых детей в Соединённых Штатах испытывают трудности в отношениях, потому что видели только неадекватные модели в детстве. Именно тогда мы узнаём, что людям можно или нельзя доверять, и забираем эти уроки во взрослую жизнь. 

Психолог Джон Боулби сказал, что есть три типа привязанности ребёнка к людям, которые о нём заботятся. 

Первый тип таких отношений — надёжная привязанность. Взрослые реагируют на потребности детей, поддерживают их и понимают. Ребёнок обращается к опекуну, когда грустно или страшно, но в остальном чувствует себя в безопасности, чтобы выходить на улицу и исследовать мир. Эти дети с удовольствием играют на детской площадке, пока не упадут и не поцарапают колени. Потом они бегут к маме, папе или няне и после поцелуя, объятий и медицинской помощи, счастливые, возвращаются к друзьям. 

Быть отзывчивым — это не то же самое, что покупать ребёнку всё что он захочет и потакать любому капризу. Это значит проявлять заботу и привязанность, обеспечивать чувство безопасности и хорошо с малышом обращаться. Главное — постоянная забота.

Когда ребёнок чувствует, что близкие его любят, но они ненадёжны, не всегда находятся рядом и их отношение зависит от того, делает ли он всё абсолютно правильно, то, скорее всего, у него будет формироваться тревожная привязанность. Такие дети (около 30% в Соединённых Штатах) остро нуждаются в поддержке и постоянно хотят быть рядом с близкими. Они сильно беспокоятся, что близкие исчезнут, всеми способами стараются привлечь внимание воспитателей и легко расстраиваются, когда их игнорируют. Они всё утро рвутся в детский сад только чтобы закатить там истерику, отказаться играть со сверстниками и убежать от воспитателя. 

image_image
Фрагмент картины Нормана Роквелла «Facts of Life» (1952 г.)
(источник: parade.com)

Моя подруга Сара была таким ребёнком. По словам её сестры, она могла часами не отходить от родителей, которых это раздражало. Она могла устраивать сцены и портить семейные праздники, чтобы оказаться в центре внимания. Она никогда не уходила далеко от дома и сейчас живёт в нескольких кварталах от родителей, навещая их каждый день. Сара часто выговаривает родителям, что они разрушили её жизнь и что всё могло бы сложиться иначе, если бы они побольше ею занимались. А потом внезапно покупает им дорогой подарок или отправляет отдыхать, как бы «выпрашивая» взамен поддержку, в которой отчаянно нуждается.

Когда воспитатели воспринимаются как ненадёжные и ребёнок понимает, что они не поддержат, формируется избегающая привязанность. Замкнутые дети (около 20% в Соединённых Штатах) не очень хотят общаться с близкими. Их не заботит отсутствие любви и внимания, потому что они уже не ждут этого. 

Такие дети никогда не хнычут, чтобы их вывели гулять. Они редко что-либо просят, так как уверены, что им откажут. 

Таким ребёнком была сестра Сары — Эмили. По словам Сары, Эмили будто вычеркнула себя из семьи, когда ей было примерно пять лет. Она всё держала в себе, принимала собственные решения и никогда не жаловалась на недостаток внимания. Эмили выбрала колледж за тысячи километров от дома и с тех пор живёт очень далеко от родителей. 

image_image
Фрагмент картины Луизы Бреслау «La Toilette» (1898 г.)
(источник: commons.wikimedia.org)

И тревожная, и избегающая привязанности — результат недостатка внимания. Эта проблема остаётся вне поля зрения социальных работников. На первый взгляд, такие дети живут хорошо: у них есть еда, одежда, игрушки и крыша над головой. Но они не получают достаточно внимания и эмоциональной поддержки. Возможно, их родители заняты или не знают, как оказывать поддержку, которую никогда не получали сами. 

На примере близких в детстве формируется мнение, какими должны быть отношения с людьми, чего можно ожидать от них и стоит ли им доверять. Учёные обнаружили, что это мнение будет стабильным и повлияет на наши личные и профессиональные отношения в будущем. 

Линзы тревоги

Взрослые с тревожной привязанностью могли бы описать себя так: «Другие не хотят общаться со мной так близко, как мне бы этого хотелось. Я часто переживаю, что мой партнёр не любит меня или может уйти. Я хочу стать одним целым с другим человеком, и это желание иногда отпугивает людей». 

К тревоге прилагается чувство боли от предыдущего расставания. Люди слишком хорошо знают, что это может произойти снова, поэтому постоянно ищут близости и беспокоятся, что им не ответят взаимностью. Они сомневаются в себе, спрашивают: достаточно ли я хорош? Им нужно подтверждение своей значимости от других. У них не обязательно низкая самооценка, но она зависит от мнения окружающих. 

Тревожно привязанные люди могут быть заботливыми, но есть что-то непривлекательное в том, как они это делают. 

Они слишком поглощены своими заботами и опасениями, чтобы действительно помочь и позаботиться так, как нужно. Самые незначительные вещи (например, вы не ответили на электронное письмо, опаздываете на встречу, не сказали комплимент) чувствительный к отказу человек воспринимает как пощёчину или проявление ваших «подлинных» чувств. 

image_image
Эдвард Мунк, «Пепел» (1894 г.)
(источник: edvardmunch.org)

Линзы тревоги заставляют этих людей видеть отказ повсюду, потому что до смерти боятся его и пытаются его избежать. Последствия чувствительности к отказу настолько неприятны окружающим, что вызывают сильное отторжение. 

Линзы избегания

Взрослые с избегающей привязанностью говорят: «Мне как-то некомфортно быть рядом с другими. Мне трудно полностью им доверять и зависеть от них. Я нервничаю, когда кто-то подходит слишком близко и часто хочет от меня большей открытости». 

В детстве такие люди поняли: другим нельзя доверять, они не помогут, поэтому лучше действовать в одиночку. Замкнутые люди часто гордятся своей самодостаточностью и независимостью. Они высокого мнения о себе и небольшого обо всех остальных. Люди, которые смотрят через линзы избегания, предпочитают сохранять эмоциональную дистанцию даже в близких отношениях. Они неохотно раскрываются, потому что близость заставляет их чувствовать себя уязвимыми. 

У меня есть друг, который встречался с женщиной пятнадцать лет и ни разу не признался ей в любви.

Для него это была линия, которую он не решался пересечь, а слова любви были равнозначны кошмару близости и взаимозависимости. Я не завидую женщинам, которые с ним встречались. 

image_image
Belmiro de Almeida, «Arrufos» (1887 г.)
(источник: commons.wikimedia.org)

В детстве мы усваиваем модели отношений: можно ли доверять другим людям, помогут ли они. Примерно у половины всех взрослых надёжный тип привязанности, они готовы доверять и легко поддерживают отношения. 

Взрослые с тревожным типом привязанности сильно озабочены своими отношениями. Они отчаянно хотят близости и испытывают страх, что партнёры их отвергнут. Они становятся требовательными, навязчивыми и эмоционально неустойчивыми. 

Для эффективного общения с такими людьми важно избегать двусмысленности и думать о том, чтобы случайно не подать сигнал, который может быть воспринят как отказ. Будьте надёжным и терпеливым, не принимайте взрывную реакцию человека близко к сердцу. Дело не в вас. 

Взрослые с избегающей привязанностью не доверяют другим людям. Они уверены, что им не помогут, поэтому избегают близости. Они не хотят быть уязвимыми и отвергнутыми. Они кажутся холодными, отчуждёнными и недружелюбными. 

Для того, чтобы поддерживать связь с замкнутым человеком, помните, что отсутствие тепла с его стороны — не сигнал враждебности, а осторожность. Не пытайтесь растопить лёд излишним дружелюбием, этим вы лишь доставите ему дискомфорт. Построение отношений в таких случаях требует времени, для этого необходимо делать шаги, рассчитанные на долгосрочную перспективу. 

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Возрастная психология на всю жизнь

Категорический императив: как общаться друг с другом

Полюса темперамента: интроверты и экстраверты