Краткая история искусственных языков
12+
  вернуться Время чтения: 14 минут   |   Комментариев нет
Сохранить

Краткая история искусственных языков

От языка ангелов до эсперанто и дотракийского: зачем люди придумывали искусственные языки и продолжают этим заниматься сейчас.

Сегодня на Земле, по оценкам лингвистов, насчитывается около 7 000 языков. Но людям этого недостаточно — они раз за разом придумывают новые. Помимо таких знаменитых примеров, как эсперанто или волапюк, было разработано множество других искусственных языков: иногда простых и фрагментарных, а иногда чрезвычайно хитроумных и проработанных.

Человечество создаёт искусственные языки как минимум уже пару тысячелетий. В античности и Средневековье «неземной» язык считался боговдохновенным, способным проникать в мистические тайны мироздания. Ренессанс и Просвещение стали свидетелями появления целой волны «философских» языков, которые должны были связать в единую и логически безупречную структуру все знания о мире. По мере приближения к современности бо́льшую популярность получили вспомогательные языки, которые должны были облегчить международное общение и привести к объединению человечества.

Сегодня при разговоре об искусственных языках чаще вспоминают так называемые артланги — языки, которые существуют в пределах художественных произведений. Это, к примеру, квенья и синдарин Толкина, клингоский язык обитателей вселенной «Star Trek», дотракийский язык в «Игре престолов» или язык н’ави из «Аватара» Джеймса Кэмерона.

Если мы ближе посмотрим на историю искусственных языков, выяснится, что лингвистика — отнюдь не отвлечённая область, где занимаются только запутанными грамматиками.

Утопические ожидания, надежды и желания человечества часто проецировались именно в сферу языка. Несмотря на то, что эти надежды обычно заканчивались разочарованием, в этой истории можно обнаружить немало интересного.

 
В средневековой мифологии птичий язык считался мистическим и совершенным (Хугин и Мунин сидят на плечах Одина. Иллюстрация из исландского манускрипта 18 века).
(источник: wikipedia.org)

1. От Вавилона к ангельскому наречию

Разнообразие языков, которое усложняет взаимопонимания между людьми, в христианской культуре часто толковалось как проклятие Бога, посланное на человечество в результате Вавилонского столпотворения. В Библии рассказывается о царе Нимроде, который вознамерился возвести гигантскую башню, которая вершиной доставала бы до самого неба. Бог, разгневанный на горделивое человечество, смешал их язык так, что один перестал понимать другого.

Вполне закономерно, что мечты о едином языке в Средние века были направлены в прошлое, а не в будущее. Нужно было найти язык до смешения — язык, на котором с Богом говорил ещё Адам.

Это был бы язык, который способен запечатлеть само устройство мироздания.

Первым языком, на котором человечество говорило после грехопадения, считался древнееврейский. Ему предшествовал тот самый язык Адама — некий набор первичных принципов, из которых произошли все остальные языки. Эту конструкцию, кстати, вполне можно соотнести с теорией генеративной грамматики Ноама Хомского, согласно которой в основе любого языка лежит глубинная структура c общими правилами и принципами построения высказываний.

Многие отцы церкви верили, что первоначальным языком человечества был древнееврейский. Одно из заметных исключений — взгляды Григо­рия Нисского, ко­торый иронизировал по поводу представления о Боге как о школьном учителе, показывающего первопредкам буквы еврейского алфавита. Но в целом эта вера сохранялась в Европе всё Средневековье.

 
Питер Брейгель Старший. Вавилонская башня (1563 г.)
(источник: wikipedia.org)

Еврейские мыслители и каббалисты признавали, что соотношение между предметом и его обозначением — результат соглашения и некая условность. Невозможно найти ничего общего между словом «собака» и четвероногим млекопитающим, пусть даже это слово произнесено на еврейском. Но, по их мнению, это соглашение было заключено между Богом и пророками и потому является священным.

Порой рассуждения о совершенстве еврейского языка доходят до крайностей. В трактате 1667 года «Краткий очерк истинного природного еврейского алфавита» демонстрируется, как язык, нёбо, язычок и голосовая щель физически образуют соответствующую букву еврейского алфавита при её произнесении. Бог не только позаботился о том, чтобы вручить человеку язык, но и отпечатал его структуру в устройстве органов речи.

Первый по-настоящему искусственный язык был придумал в XII веке католической аббатисой Хильдегардой из Бингена. До нас дошло описание из 1011 слов, которые даются в иерархическом порядке (в начале следуют слова для Бога, ангелов и святых). Ранее считалось, что язык задумывался автором как универсальный.

Но гораздо вероятнее, что это был тайный язык, предназначенный для интимных разговоров с ангелами.

Ещё один «ангельский» язык описали в 1581 году оккультисты Джон Ди и Эдвард Келли. Они назвали его енохианским (от имени библейского патриарха Еноха) и описали алфавит, грамматику и синтаксис этого языка в своих дневниках. Скорее всего, единственное место, где он употреблялся — это мистические сеансы английской аристократии. Совсем иначе дело обстояло всего пару веков спустя.

2. Философские языки и универсальное знание

С началом Нового времени идея о совершенном языке переживает период подъёма. Теперь его уже не ищут в далёком прошлом, а пытаются создать самостоятельно. Так рождаются философские языки, которые имеют априорную природу: это значит, что их элементы не основываются на реальных (естественных) языках, а постулируются, создаются автором буквально с чистого листа.

Обычно авторы таких языков опирались на какие-либо естественнонаучные классификации. Слова здесь могут строиться по принципу химических формул, когда буквы в составе слова отражают категории, к которым оно относится. По этому образцу, к примеру, устроен язык Джона Уилкинса, который поделил весь мир на 40 классов, внутри которых выделяются отдельные роды и виды. Так, слово «краснота» на этом языке передаётся словом tida: ti — обозначение класса «ощущаемые качества», d — 2-й род таких качеств, а именно цвета́, a — 2-й из цветов, то есть красный.

Такая классификация не могла обойтись без нестыковок.

Именно над ней иронизировал Борхес, когда писал о животных «а) принадлежащих Императору, б) набальзамированных, з) включённых в эту классификацию, и) бегающих как сумасшедшие» и т.д.

Ещё один проект по созданию философского языка был задуман Лейбницем — и в итоге воплотился в языке символической логики, инструментами которой мы пользуемся до сих пор. Но на звание полноценного языка он не претендует: с его помощью можно устанавливать логические связи между фактами, но не отражать сами эти факты (не говоря уже о том, чтобы использовать такой язык в повседневном общении).

Эпоха Просвещения вместо религиозного выдвинула светский идеал: новые языки должны были стать помощниками в налаживании отношений между нациями и способствовать сближению народов. «Пазиграфия» Ж. Мемье (1797) ещё основывается на логической классификации, но категории здесь выбраны по признаку удобства и практичности. Проекты новых языков разрабатываются, но предложенные нововведения часто ограничиваются упрощением грамматики уже существующих языков, чтобы сделать их более лаконичными и ясными.

 
Схема произношения звуков. Иллюстрация к работе Джона Уилкинса.
(источник: kingscollections.org)

Впрочем, стремление к универсализму иногда возрождается. В начале XIX века Анн-Пьер-Жак де Вим разрабатывает проект музыкального языка, подобного языку ангелов. Он предлагает переложить звуки на ноты, которые, по его мысли, понятны не только всем людям, но и животным. Но ему и не приходит в голову, что французский текст, зашифрованный в партитуре, сможет прочитать только тот, кто уже знает по меньшей мере французский.

Более известный музыкальный язык получил мелодичное название сольресоль, проект которого был опубликован в 1838 году. Каждый слог обозначен названием ноты. В отличие от естественных языков, многие слова различаются всего на один минимальный элемент: сольдореля означает «бежать», лядореля — «продавать». Противоположные значения обозначались с помощью инверсии: домисоль, совершенный аккорд, — это Бог, а противоположный ему сольмидо обозначает Сатану.

Передавать сообщения на сольресоль можно было с помощью голоса, письма, наигрывая ноты или показывая цвета.

Критики называли сольресоль «самым искусственным и самым неприменимым из всех априорных языков». На практике он действительно почти не использовался, но это не помешало его создателю получить крупную денежную премию на Всемирной выставке в Париже, золотую медаль в Лондоне и заручиться одобрением таких влиятельных особ как Виктор Гюго, Ламартин и Александр фон Гумбольдт. Слишком соблазнительна была идея человеческого единства. Именно её создатели новых языков будут преследовать и в более позднее время.

3. Волапюк, эсперанто и объединение Европы

Самые успешные проекты лингвоконструирования были предназначены не для постижения божественных тайн или устройства мироздания, а для того, чтобы облегчить общение между народами. Сегодня эту роль узурпировал английский. Но не ущемляет ли это права людей, для которых этот язык не является родным? Именно с этой проблемой столкнулась Европа к началу XX века, когда международные контакты усилились, а средневековая латынь давно уже вышла из употребления даже в учёных кругах.

Первым таким проектом был волапюк (от vol «мир» и pük — язык), разработанный в 1879 г. немецким священником Иоганном Мартином Шлейером. Спустя десять лет после публикации по всему миру насчитывается уже 283 клуба волапюкистов — успех, ранее невиданный. Но вскоре от этого успеха не осталось и следа.

Разве что слово «волапюк» прочно вошло в обыденный лексикон и стало обозначать речь, состоящую из мешанины непонятных слов.

В отличие от «философских» языков предыдущей формации, это не априорный язык, поскольку он заимствует свои основы из языков естественных, но и не вполне апостериорный, поскольку подвергает существующие слова произвольным деформациям. По мысли создателя, это должно было сделать волапюк понятным для представителей разных языковых групп, но в итоге он был непонятен никому — по крайней мере, без долгих недель заучивания.

 
Создатель языка волапюк Мартин Шлейер.
(источник: publicdomainreview.org)
 
Создатель языка эсперанто Людвик Заменгоф.
(источник: britannica.com)

\самым успешным проектом лингвоконструирования был и остаётся эсперанто. Проект этого языка опубликовал в 1887 г. польский окулист Людвик Лазарь Заменгоф под псевдонимом д-р Эсперанто, что на новом языке означало «Надеющийся». Проект был опубликован по-русски, но быстро распространился сначала по славянским странам, а затем и по всей Европе. В предисловии к книге Заменгоф говорит, что создателю международного языка надо решить три задачи:

Д-р Эсперанто
из книги «Международный язык»
I) Чтобы язык был чрезвычайно легким, так чтобы его можно было изучить шутя. II) Чтобы каждый, изучивший этот язык, мог сейчас же им пользоваться для объяснения с людьми различных наций, всё равно, будет ли этот язык признан миром и найдет ли он много адептов или нет. <...> III) Найти средства для преодоления индифферентизма мира и для побуждения его как можно скорее и en masse начать употреблять предлагаемый язык как живой язык, а не с ключом в руке и в случаях крайней надобности.

В этом языке достаточно простая грамматика, состоящая всего из 16 правил. Лексика составлена из слегка видоизменённых слов, которые имеют общие корни для многих европейских народов, чтобы облегчить узнавание и запоминание. Проект удался — сегодня носителями эксперанто, по разным оценкам, являются от 100 тысяч до 10 миллионов человек. Что ещё важнее, некоторое число людей (около тысячи человек) узнают эсперанто в первые годы жизни, а не разучивают его в более позднем возрасте.

Эсперанто привлёк к себе большое количество энтузиастов, но языком международного общения, как надеялся Заменгоф, так и не стал. В этом нет ничего удивительного: такую роль язык может взять на себя благодаря не лингвистическим, а экономическим или политическим преимуществам, которые за ним стоят. Согласно знаменитому афоризму, «язык — это диалект, у которого есть армия и флот», а у эсперанто не оказалось ни того, ни другого.

4. Внеземной разум, эльфы и дотракийцы

Среди более поздних проектов выделяется логлан (1960) — язык, основанный на формальной логике, в котором каждое высказывание должно быть понято единственным способом, а любая неоднозначность полностью искоренена. С его помощью социолог Джеймс Браун хотел проверить гипотезу лингвистической относительности, согласно которой мировоззрение представителей той или иной культуры определяется структурой их языка. Проверка не удалась, так как язык, разумеется, ни для кого не стал первым и родным.

В этом же году появился язык линкос (от лат. lingua cosmica — «космический язык»), разработанный голландским математиком Хансом Фрёденталем и предназначенный для общения с внеземным разумом. Учёный предполагал, что с его помощью любое разумное существо сможет понять другое, основываясь на элементарной логике и математических вычислениях.

Но больше всего внимания в XX веке получили искусственные языки, существующие в рамках художественных произведений. Квенья и синдарин, придуманные профессором филологии Дж. Р. Толкином, быстро распространились среди фанатов писателя. Интересно, что, в отличие от других выдуманных языков, у них была своя история развития. Сам Толкин признавал, что язык для него был первичным, а история — вторичной.

Дж. Р.Р. Толкин
из переписки
— Скорее «истории» сочинялись для того, чтобы создать мир для языков, нежели наоборот. В моем случае сперва возникает имя, а затем уж – история. Я бы вообще предпочел писать на «эльфийском».
 
Эльфийские языки во «Властелине колец» близки к латыни и греческому, но во многом уникальны. ​
(источник: pinterest.com)

Не менее известен клингонский язык из сериала «Звёздный путь» («Star Trek»), разработанный лингвистом Марком Окрандом. Совсем недавний пример — дотракийский язык кочевников из «Игры престолов». Джордж Мартин, автор цикла книг об этой вселенной, не разрабатывал ни один из вымышленных языков детально, поэтому этим пришлось заняться создателям сериала. Задачу взял на себя лингвист Дэвид Петерсон, который позднее даже написал об этом пособие под названием «Искусство изобретения языков».

В конце книги «Конструирование языков» лингвист Александр Пиперски пишет: вполне возможно, что после прочтения вы захотите придумать собственный язык. И затем предупреждает: «если ваш искусственный язык ставит перед собой целью изменить мир, скорее всего, это не удастся, а вас ждёт только разочарование (исключения немногочисленны). Если же он нужен для того, чтобы порадовать вас и других, — в добрый путь!»

Создание искусственных языков имеет долгую историю. Сначала они были средством общения с потусторонним миром, затем — инструментом универсального и точного знания. С их помощью надеялись наладить международное сотрудничество и достичь всеобщего взаимопонимания. В последнее время они превратились в развлечение или стали частью фантастических художественных миров.

Недавние открытия психологии, лингвистики и нейрофизиологии, виртуальная реальность и такие технологические разработки, как нейрокомпьютерный интерфейс, могут снова возродить интерес к искусственным языкам. Вполне возможно, что сбудется мечта, о которой писал Артюр Рембо: «В конце концов, поскольку всякое слово есть идея, время всемирного языка придёт! <...> То будет язык, идущий от души к душе и включающий в себя всё: запахи, звуки, цвета».

По материалам:

  • Эко У. Поиски совершенного языка в европейской культуре. СПб.: Alexandria, 2007. 423 с.
  • Пиперски А. Конструирование языков: От эсперанто до дотракийского. Альпина Паблишер, 2016.
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Великий бунтарь-языковед Хомский о языке, школе и детях

Почему вы бросаете учить английский

Слушайте голоса мира на Localingual