Бремя белых: нерасказанная история не-Европы
12+
  вернуться Время чтения: 15 минут   |   Комментариев: 15
Сохранить

Бремя белых: нерасказанная история не-Европы

История, философия и социальные науки почти всегда были сосредоточены на изучении опыта и наследия Запада. Рассказываем, почему это неправильно, и что мы из-за этого упустили.

Европоцентризм — это такое намеренное или ненамеренное искажение картины мира, в котором заслуги, достижения и опыт европейской цивилизации (к которой относится и Америка, и Россия) преувеличиваются, а достижения других цивилизаций преуменьшаются. 

От размышлений Платона о том, что война против варваров — правильное и хорошее дело, заканчивая «Бременем белого человека» Киплинга, западный мир эгоистично отрицал право других культур считаться равными себе. Бесценный опыт многих народов просто не рассматривался как сколько-нибудь заслуживающий изучения. 

Сегодня наша цивилизация, кажется, полностью раскаялась в таком преступном подходе. Современная этика распространяет интерес к другим культурам. Однако вся европейская наука формировалась в тени этого белого эгоизма. И если создать принципиально новую этику, внушить людям более гуманные ценности по отношению к другим культурам сложно, но вполне выполнимо, то от двух с половиной тысяч лет научной традиции, частью которой стал этот эгоизм, никуда не деться. 

person_image
Редьярд Киплинг
английский писатель и поэт
Несите бремя Белых
Среди племен чужих —
Сынов своих отправьте
Служить во благо их;
Без устали работать
Для страждущих людей —
Наполовину бесов,
Настолько же детей.

Сегодня европоцентризм активно искореняется, особенно в науке. Но сфера образования далеко не всегда поспевает. Особенно это видно в преподавании «зарубежной»/«всемирной» истории в школах и непрофильных вузах. И там, и там на 70-80% программа посвящена странам западной цивилизации, а остальная история преподается по остаточному принципу.

Америка в учебниках истории зачастую появляется вместе с Колумбом. Тема Китая пропадает где-то со смертью Конфуция, и вновь возникает в лучшем случае во время опиумных войн — ведь их устроили европейцы. Про черную Африку говорят только как об источнике рабов для Америки и о поводе для европейских сверхдержав поругаться. 

Похожая ситуация в философии, политологии и других общественных науках — на первом месте всегда Европа и Америка, остальное как придётся. И проблема даже не в том, что это несправедливо по отношению к жителям других континентов. Дело в том, что гуманитарные и общественные науки должны помогать людям: 

1) делать мудрые выводы из общечеловеческого опыта, 

2) не совершать уже совершённых ошибок и 

3) воспроизводить удачные примеры. 

Но как это возможно, если огромная часть этого общечеловеческого опыта просто игнорируется, а хорошие и плохие примеры остаются неизвестными? 

Наука заблуждений

В европоцентризме можно выделить два главных предрассудка: унитаризм и ксенофобия. Они тесно переплетаются, но всё же исходят из двух несколько разных источников. 

Европоцентристский унитаризм

Это заблуждение о том, что исследование западного общества равно исследованию всего мира, и что решения, подходящие для европейцев и североамериканцев, подойдут и всем остальным.

Европоцентристский унитаризм, как и европоцентристская ксенофобия, исходит из того, что все цивилизации мира проходят один и тот же путь. Естественно, за образец этого пути берется история Европы. Такую ошибку совершили многие уважаемые учёные. 

Например, Огюст Конт полагал, что образцы античной и средневековой Европы полностью воплощали принципы развития любого общества. На те же грабли наступил и Карл Маркс. Он сначала придумал свою концепцию исторического развития через формации, но затем осознал, что есть множество исторических прецедентов, в нее не вписывающихся, и ввел спорное понятие «азиатский способ производства», которое должно описывать все подобные случаи. 

Ту же тенденцию можно заметить и в современной политике. Рождённая в Европе либеральная модель демократии считается универсалом справедливо устроенного государства. Отличный пример такого подхода — теория Френсиса Фукуямы о конце истории, согласно которой либеральная демократия Запада — это пик развития человечества, вершина, выше которой ничего нет. Эта концепция, в отличие от теорий Маркса и Вебера, вполне современная — книга была издана в 1992 году, и стала манифестом внешней политики администрации Джорджа Буша. Но всё равно она напитана духом европоцентристского эгоизма. Стоит отметить, что позднее автор полностью отрекся от этой теории — дальнейшие события в мире, например, появление глобального терроризма, показали её несостоятельность. Но сам факт, что такие концепции возникают в наше время, свидетельствует, что до полного уничтожения европоцентризма ещё далеко.

Западную демократическую модель не только пропагандируют, а порой и агрессивно навязывают. Многие современные политологи воспринимают либеральную парламентскую формулу демократии единственным вариантом, достойным существования. А политики этому только рады. Эта установка на исключительность и верность западного пути развязывает им руки, и они совершают порой ужасные вещи. 

image_image
Американские войска на Гренаде. Жестокая, но лояльная ультраправая хунта не смущала США. Но потом к власти пришли левые демократы, которые дружили с СССР — и были тут же свергнуты «во имя демократии». Показательный пример того, как работает идея исключительности Запада. 
(источник: myronivka.com.ua)

Автор бесконечно далек от риторики в стиле НТВ, но ведь некоторые обвинения, звучащие в адрес Запада на этом телеканале, правдивы. Множество разрушительных войн, после которых стало только хуже, развязали западные страны во имя расширения демократии и борьбы с авторитаризмом. Может, порой это и было оправданно. Но чаще всего — нет. Порой распространением демократии прикрывают наглое распространение сфер влияния. 

европоцентристская ксенофобия

Это идея о том, что самые важные процессы происходят именно в ареале распространения западной цивилизации, а то, что творится на других континентах, историю не определяет, и вообще не имеет значения для человечества. 

В науке такой подход мира выродился в «прогрессизм» — междисциплинарная убеждённость в том, что рациональный путь развития, наука как единственная законная форма знания и капитализм в основе общественных отношений — это единственно правильный путь. Благодаря Ницше, в философии такое разделение часто изображается через противопоставление «дионисийского», чувственного, и «аполлонического», разумного начал, которые сопоставляются со сторонами света. 

Этот единственно возможный для культур путь в своём развитии прошла только западная цивилизация, и по этой причине она — самая лучшая, и всем другим, неполноценным, надо на неё равняться. Хорошо это заметно на примере теории рациональности Вебера. Вебер полагал, что европейская цивилизация через индустриальную революцию перешла на принципиально новый этап развития — индустриальное, формально-рациональное общество. 

Вебера сложно обвинить в расизме или в ксенофобии, он великий учёный, который внёс огромный вклад в науки об обществе, но это его рассуждение автоматически ставит Запад во главу планеты. Путь, пройденный Европой — единственно правильный, и у него нет альтернатив. Поэтому остальным цивилизациям и культурам в своем развитии не остается ничего, кроме как следовать примеру Запада. 

Нерасказанная история

Если бы западный мир был центром истории и культуры всегда, то изучать гуманитарные и общественные науки, поставив в центр Европу, имело бы какой-то смысл. Но западная цивилизация доминирует на планете всего лишь каких-то 200 лет. 

Допустим, что в XIX и XX веках действительно сложилась ситуация безоговорочного лидерства Запада. Причиной тому стал набор факторов, никак не говорящий о расовом превосходстве белых. В сущности, будущий успех Европы стал необратимым тогда, когда далёкие предки европейцев пришли на этот континент. 

 

О том, почему европейская цивилизация так обогнала в развитии все остальные, читайте отличную книгу Джареда Даймонда «Микробы, ружья и сталь».

В древнем мире и античности существовало несколько цивилизаций, которые находились примерно на одном уровне развития: ареал греко-римской культуры, Персия, Китай, Индия. Самые важные для человечества процессы происходили в нескольких точках. Но в средневековье Европа стала нищей периферией. Центром культуры был мусульманский мир и Китай. 

Вот некоторые факты, наглядно об этом свидетельствующие. Исследователи говорят, что самым богатым человеком в истории вообще был султан Мали по имени Манса Муса, живший в XIII–XIV веке. Его состояние в пересчёте на сегодняшний курс оценивается приблизительно в 400 миллиардов долларов. Однажды он решил совершить паломничество к мусульманским святыням Аравии. 

Султан взял с собой многотысячную свиту и тонны золота, которым щедро одаривал каждого встречного. Такая бескорыстность привела к серьёзному обрушению рынка золота на Востоке. 

Ещё один пример, хорошо иллюстрирующий отставание Европы от Азии в Средние века: армия короля Англии в XIII–XIV веках вряд ли превышала 10 тысяч человек. При этом численность небольшой части армии Чингизхана, в XIII веке вторгнувшейся на Русь, по разным оценкам составляла от 20 до 150 тысяч.  

Даже в Новое Время Европа далеко не всегда была абсолютным лидером. В 1683 году турецкая армия, покорив большую часть Азии, чуть не захватила Вену, столицу одной из ключевых держав в центре христианского мира. Европейцы объединились и победили каким-то чудом, и экспансия турок была остановлена. 

Значимость исторических событий искажается, и вместо того, чтобы изучать действительно центральные для всего мира исторические процессы, мы уделяем всё внимание совершенно локальным темам, игнорируя большинство глобальных процессов. Изучать историю Средневековья и частично Нового времени, и ставить в центр Европу — это как изучать Сикстинскую Мадонну, считая самым важным элементом картины двух ангелочков снизу. 

image_image
(источник: upload.wikimedia.org)

Незаслуженное забвение

Уже много написано о том, как конкистадоры грубо разрушили самобытную культуру индейцев Америки, о том, как жестокие работорговцы и колонизаторы не оставили никаких шансов зарождающейся цивилизации чернокожей Африки. Массовое покаяние и осознание неправильности этих событий, может, и есть, но желания познакомиться с этими утраченными культурами как-то маловато. Сосредоточившись на изучении самого себя, Запад постоянно упускает ценнейший опыт. Вот несколько примеров того, как значение очень важных для человечества событий принижается западной культурой и системой образования. 

Отличный пример — культуры Мезоамерики. Сколько бессмысленной мистификации, сколько антинаучного бреда было написано и снято про майя и инков! Глупо утверждать, что эти культуры не изучаются — но их подлинная история, их достижения, которые порой опережали европейские, известны только достаточно узкому кругу историков. А для обычных людей майя и инки — это кровавые жертвоприношения, календари Апокалипсиса и, возможно, инопланетяне. 

image_image
Последний фильм о докторе Джонсе — отличный пример отношения западной культуры к цивилизациям Мезоамерики
(источник: daviddealmo.com)

Другой пример, нам более близкий — империя Чингизхана. Для россиян Чингизхан — это татаро-монгольское иго, продолжительный период разрушительного рабства и больше ничего. Для европейцев — огромная деспотическая империя на Востоке, руководимая варварами. Больше ни нам, ни европейцам знать не надо, все эти события истолковываются только исходя из того, как они отразились на Европе. 

А ведь наши идеологи зачастую называют Россию преемницей Золотой Орды, но и о Золотой Орде мы почти ничего не знаем. Между тем, Чингизхан захватил практически всю Азию от Волги до Лаоса и от Якутии до юга Индии, что само по себе делает его личностью куда более для истории важной и интересной, чем, например, Александр Македонский. Гениальный полководец и стратег, Чингизхан был ещё и новатором, и очень изменил весь мир. 

image_image
Монгольская империя была в 5 раз больше Римской империи, и примерно такой же, как Британская империя на пике могущества
(источник: freeinfosociety.com)

Монголы создали логистическую систему, которая позволила увеличить скорость передвижения товаров по Азии в несколько раз. Монгольская империя была первым государством, где была создана полностью профессиональная бюрократия, а чиновничьи должности доставались только профессионалам. В XIV веке эпитет «татарский» в западной Европе, применимый к тканям, был синонимом наивысшего качества и роскоши — это можно встретить и у Чосера, и у Данте. 

Империя Чингизхана обогатила Запад множеством разных технологий. В конце концов, морковь и гречку принесли в Европу монголы. 

Их заслуга не в том, что они всё это создали сами. Они просто помогли людям, народам и культурам научиться взаимовыгодно общаться. Империя выстроила пространство свободного обмена знаниями и товарами от Венгрии до Кореи. Монголы были жестоки к тем, кто оказывал им сопротивление, но им были чужды предрассудки. Поэтому в империи процветали разные религии и культуры, никто не пытался никого подавить. 

Пока в Европе жгли ведьм, при монгольском дворе свободно обменивались опытом лучшие врачи, математики, философы Азии. Вклад монгольской империи в развитие человечества, пожалуй, сравним с вкладом Рима и Британской империи. Но все, что мы знаем о великом творении Чингизхана, ограничивается знаниями школьной программы об иге и парой довольно фантастичных фильмов. Если вы хотите узнать больше о достижениях Монгольской империи — почитайте вот эту книгу

image_image
Государства Африки в античности и раннем средневековье
(источник: i0.wp.com)

Таких случаев, когда важнейшие исторические темы описываются или однобоко, с позиции их влияния на западную цивилизацию, или вообще игнорируются, очень много. 

Можно ещё вспомнить, например, древние государства западной Африки, которые создали свою неповторимую культуру и, по всей видимости, были сказочно богаты. Султан Мана Муса, обрушивший рынок золота своей беззаботной щедростью, был преемником этой традиции, которая ко времени его правления существовала около тысячи лет. 

Но для общеобразовательной и популярной истории, Африка — это место, где несколько тысяч лет жили какие-то ужасно неразвитые люди, которые только и ждали момента, когда из-за моря приплывут белые люди и купят их за нитку бус. 

И даже в истории XX века есть такие огрехи. Если заходит речь об истории Азии в это время, чаще всего речь заходит о Вьетнамской войне — потому что её развязали американцы (представители западной культуры) — и об освобождении Индии от Британской империи. Но почему-то игнорируется, например, правление Мао в Китае. Вот тут уж точно есть чему поучиться — несколько грандиознейших социальных проектов, которые полностью провалились и унесли миллионы жизней, а через какие-то 30 лет самая большая экономика в мире. 

Подведём итог. Наука старается преодолеть все эти многовековые вредоносные предрассудки, но другие сферы за ней не поспевают. И образование, и массовая культура всё ещё транслируют европоцентризм. Огромное количество бесценного опыта постоянно ускользает он нас. Обычному человеку сложно вырваться из этой матрицы и оценить мир вне установок, ставящих в центр истории его цивилизацию, но надо к этому стремиться. Мир куда прекраснее и интереснее, чем нам порой кажется. 

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Великие научные споры и противостояния

Восточная и западная культура: начало прекрасной дружбы

Несправедливость как норма: эффект Матфея