Субкультурно: генезис скинхедов
18+
  вернуться Время чтения: 10 минут   |   Комментариев: 2
Сохранить

Субкультурно: генезис скинхедов

Рассказываем о том, как скинхедов из аполитичных любителей пива, футбола и рабочих ботинок превратили в злобных нацистов.

В предыдущей статье о политизации молодежных субкультур мы установили три главных фактора, благодаря которым эта политизация происходит. Это:

  • кризис ценностей в обществе;

  • сложная политическая ситуация в стране;

  • несовершенная система образования.

Попробуем проанализировать генезис субкультуры скинхедов в соответствии с этими тремя факторами. 

Начнём сразу с разрушения стереотипов. Скинхед — не равно нацист. Такой образ у представителей этой субкультуры сложился только в России. В других странах ультраправые скинхеды тоже есть, но являются меньшинством. 

Бум наци-скинхедов пришёлся на 80-е и 90-е годы прошлого столетия, и это была временная тенденция, не характерная для 50-летней истории этой субкультуры, во многом извратившая её суть. Скинхедам никогда не был свойственен расизм, и сегодня большинство представителей этой субкультуры или аполитичны, или являются антифашистами. 

image_image
Акция скинхедов-антирасистов
(источник: 78.media.tumblr.com)

1960-1970-е: весёлые драчуны рабочих окраин

Скинхеды появились в рабочих районах Лондона в конце 1960-х. Столица Британии того времени была классическим мегаполисом XX века с чётким разделением на трущобы и богатые районы. У молодёжи английского рабочего класса было мало возможностей выбраться со дна, и большинство из них сразу после окончания среднего образования шло на тяжелую и низкооплачиваемую работу. Развлечения — самые простые. Они объединялись вокруг музыкальных направлений и многочисленных английских футбольных клубов. 

Тогда в моде были блюз, соул, ска, регги и рок’н’ролл. Самой крутой тусовкой считалось сообщество модов. Они слушали разную музыку, но в вопросах стиля ориентировались только на Италию. У каждого мода должен был быть хороший итальянский костюм и мотороллер Vespa или Lambretta. Но несмотря на то, что выглядели моды как пай-мальчики, они вели себя очень агрессивно. Каких-то определенных врагов у них не было, но подраться с кем угодно было у них в почете.

image_image
Вот они, моды и пай-мальчики
(источник: images.amcnetworks.com)

Другой популярной тусовкой, правда, более этнической, были ямайские рудбои. В 1960-х годах Ямайка переживала тяжелые времена, и молодёжь в поисках лучшей жизни массово мигрировала в Британию. Вместе с молодыми карибцами из трущоб Кингстона в трущобы Лондона на трансатлантических лайнерах приплыла музыка ска и рокстеди. Англичане прониклись этой сексуальной, достаточно антисоциальной и криминальной музыкой и стали подражать ямайцам. Интересно, что кричалка «зига-зага, ой!», которая и по сей день популярна у российских неонацистов и ультраправых футбольных фанатов, — это припев песни чернокожего ска-исполнителя, рудбоя и главного музыканта первой волны скинхедов Лореля Эйткена.

image_image
Вот он, крёстный отец ска
(источник: innermann.de)

Скинхеды появились из соединения этих трёх элементов. У рабочего класса они взяли ценностные ориентиры — для скинхеда любых политических взглядов и сегодня важнее всего working class pride. А, кроме того, ещё пиво, футбол, тяжелые ботинки и джинсы — тогда ещё в первую очередь именно рабочая одежда. У модов они позаимствовали любовь к чётко очерченному стилю и агрессию, а у рудбоев — лысые головы (дань криминальной культуре кингстонских трущоб), музыку и нарочитую (но аполитичную!) антисоциальность. Получилась очень гремучая смесь.

image_image
Футбольное насилие — это, бесспорно, плохо, но его жертвой никогда не станет посторонний
(источник: thesun.co.uk)

Скинхеды были по-пролетарски антикапиталистичны, и зачастую ура-патриотичны — Юнион Джек или крест Святого Георгия носил на себе каждый второй. Они были достаточно консервативны в вопросах образа жизни — наркотикам и свободным отношениям предпочитали пиво и семейные ценности (а поэтому презирали хиппи). На выборы скинхедам чаще всего было наплевать, но если они и ходили голосовать, то традиционно за лейбористов. Не было речи ни о каком расизме — ямайские рудбои и другие чернокожие молодые англичане, которых тогда было немало, отлично вписались в движение. 

1980-е: проблемы неолиберализма и нацизация

Так было до начала 80-х. За 12 лет скинхеды изменились: возникшая в 1970-х панк-культура повлияла и на них. Возник Oi! — своеобразный подвид панка для скинхедов, менее гламурный, чем The Clash и Sex Pistols, более брутальный и искренний. Посмотрите, как это было. Эта куда более агрессивная музыка (сравните с “Zigger-Zagger” Эйткена) сделала скинхедов гораздо злее. Градус уличного фанатского насилия возрос, главным ориентиром субкультуры стала антисоциальность.

Ко всему прочему, в 1970х-1980х в Англию эмигрирует множество пакистанцев. Скинхеды всегда недолюбливали их — но не как представителей другой расы, а как мелкую буржуазию. Но на этом и сыграли нацисты. Ультраправая партия «Британский Национальный фронт» в 1982 году проспонсировала Oi!-группу Screwdriver, которая выпустила расистский альбом. Идея, которую пропагандировали первые наци-скинхеды, была очень простой: во всех бедах, которые свалились на Англию, виновата не неолиберальная политика Маргарет Тэтчер, не североирландские террористы, не нефтяной кризис 1973 года, а пакистанские мигранты и евреи. Присущий скинхедам рабочий дух и патриотизм было несложно поставить на расистские рельсы. 

image_image
Нацистское приветствие участников Британского национального фронта, 1979 г.
(источник: cdn.images.dailystar.co.uk)

Стоит сказать пару слов про «Британский Национальный фронт». Эта партия никогда не была открыто расистской, но ходила по очень тонкому льду. Она никогда не была представлена в парламенте, но имела до 10-15% в органах местного самоуправления депрессивных городских районов Англии. 

Среди скинхедов она до Screwdriver популярностью не пользовалась. Выборы 1979 года, на которых победила Тэтчер, для БНФ стали разгромом. Партия начала трещать по швам, и то, что от неё осталось, ушло из более-менее респектабельной политики в радикальное полуподполье. В погоне за электоратом, жизненно нужным для хоть какого-то сохранения партии, националисты опускаются до покупки лояльности главарей группировок скинхедов. 

Националисты хорошо распознали момент для того, чтобы инфицировать эту среду. 1982 год был пиком накала отношений между правительством и скинхедами. В 1960-х и до конца 1970-х политическая обстановка в Англии была относительно спокойной. Но в 1979 началась эра Тэтчер. Её политику можно оценивать по-разному, но для рабочей молодежи тэтчеризм стал очень сильным ударом. 

image_image
Группа Cockney Rejects, 1980 г.
(источник: punkygibbon.co.uk)

Резкое сокращение социальных программ, борьба с профсоюзами, ослабление трудового законодательства сделали жизнь молодых пролетариев гораздо более тяжелой. Получить хорошее высшее или специальное образование для бедного англичанина стало ещё сложнее. 

К тому же, школьная политика Тэтчер подразумевала упор на способных детей — а все программы, направленные на социализацию молодых маргиналов, были свернуты. Обстановку накаляли и совершенно бессмысленная с точки зрения простого англичанина Фолклендская война и североирландский терроризм, который накликала на Британию премьер-министр своими жёсткими мерами против сепаратистов Ольстера. 

image_image
1982. Теракт в Гайд-парке Лондона, устроенный Ирландской Республиканской армией
(источник: telegraph.co.uk)

Поэтому националисты очень легко интегрировались в эту измученную властями и озлобленную молодую среду. Но стоит отдать скинхедам должное — большинство из них эту тенденцию резко осудили. Лидеры Oi!-сцены выступали на фестивалях Rock Against Racism, а если на Oi!-концерте кто-то смел вскинуть руку в нацистском приветствии, он уезжал оттуда на скорой. Большинство скинхедов оставалось аполитичными.

Уже в это время журналистам и полиции становится выгодно опорочить скинхедов, выставить их нацистами. СМИ рисовали имидж расистов тем, кто ими никогда не был. 

person_image
Гарри Бушелл 
журнал Sounds
Шелкоперы даже приехали в Bridge House и попробовали подкупить ребят, чтобы они подняли правые руки перед камерой. Этих, с позволения сказать, репортеров из паба выкинул (авторитетный скинхед) Си Спанеер, который, кстати, был евреем. Но кого волновала правда? Скины-штурмовики помогали создать шокирующие заголовки.

1980-1990-е: за границей скинхедов поняли не так

В 1980-х скинхеды — такие же изначально аполитичные — появляются и в Америке, и в континентальной Европе. Но своеобразные ценности английских пролетариев были поняты заграницей несколько извращённо, и ультраправая волна, которая захватила лишь небольшую часть скинхедов в Англии, гораздо сильнее повлияла на субкультуру за рубежом. В других странах скинхедами становятся не молодые пролетарии, а молодые маргиналы, а эта среда гораздо более восприимчива для радикальных идей. 

В других странах на смену аккуратным ёжикам английских скинхедов приходят жутковатые полированные лысины, рабочим ботинкам — сапожищи с металлическими носами. Кельтский крест (символ неонацизма) заменяет Юнион Джека, а уличные околофутбольные баталии, в которых одни фанаты без оружия дерутся с другими такими же, превращаются в нападения толпой на одиноких мигрантов и пожилых евреев. Но и логичный и достойный ответ нацистам в виде движения Skinheads against racial prejudices, возникает не где-нибудь, а в Америке. 

Интересна история немецких скинхедов. В ФРГ ультраправое крыло этой субкультуры было небольшим. Но, когда рухнула Берлинская стена и две Германии объединились, подростки экс-ГДР стали массово становиться бритоголовыми нацистами. Объясняется это очень просто: советский режим нарушил естественное развитие востока Германии, усилил общественные противоречия, настроил молодёжь против любой официальной системы ценностей. 

Эту разница между английским скинхедом-пролетарием и скинхедом-маргиналом в других странах хорошо показана в кино. В культовом английском фильме «Это — Англия!» мы наблюдаем тех самых простых рабочих ребят, которые бегут в субкультуру от безысходности серой, бедной жизни. Нацизм претит большинству членов банды, им это не нужно. Но в фильмах про скинхедов в других странах мы видим уже не рабочих парней с убеждениями, а отбившихся от рук маргиналов-головотяпов. Например, в австралийском фильме «Бритоголовые» с Расселом Кроу или в «Американской истории Икс». 

image_image
Кадр из к/ф «Это — Англия!»
(источник: ru.wikipedia.org)

Пример скинхедов очень показателен. В Англии они были простыми рабочими парнями со своими специфическим развлечениями и относились к политике или безразлично, или более-менее здраво. Но в объятья радикалов подтолкнула их неолиберальная политика, которая пролетариев за людей не считала: закрыла для них образование, сократила социальные программы, воевала с профсоюзами, которые защищали права рабочего перед нанимателем. 

Настоящие английские скинхеды в большинстве своём остались верны себе: всё-таки английский рабочий — это порядочный человек со здоровым мировосприятием, в котором нет места нацизму. Но в других странах этот стиль лондонских окраин взяли на вооружение не такие же молодые пролетарии, а маргиналы и преступники, которые просто завернули свой твердолобый национализм в украденную модную оболочку. 

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Английские академические традиции

Связь как свобода: европейская традиция дружбы

Субкультурно: царские радикалы