Леди против гувернанток в викторианской Англии
12+
  вернуться Время чтения: 12 минут   |   Комментариев нет
Сохранить

Леди против гувернанток в викторианской Англии

Как бедные девушки учили богатых девушек во времена правления королевы Виктории, и когда наконец женщины получили доступ к университетам.

Английские академические традиции в самом стандартном представлении — это закрытые школы и известные университеты, шарфы и галстуки колледжей, студенческие правила и ритуалы... И ни одной женщины.  Британский академический мир долго оставался сугубо мужским пространством, и женщинам пришлось приложить немало усилий, чтобы оказаться там наравне с мужчинами.

Английскую женщину XIX века легко представить в экипаже, откуда она заглядывается на освещённые газовыми лампами витрины магазинов, либо же, напротив, за работой — когда она, не щадя рук, натирает крыльцо мелом. 

Однако викторианские женщины не только блистали в свете или занимались тяжёлым трудом. Мы расскажем о том, как они учились и учили. Наш рассказ основан на информации из книг Екатерины Коути «Женщины викторианской Англии» и «Недобрая старая Англия», книги Татьяны Диттрич «Повседневная жизнь викторианской Англии», а также на примерах из классических романов эпохи.

image_image
(источник: cs1.elfilm.com)

Где учились бедные

Качество образования, которое могла получить девочка, очень зависело от социального класса, к которому принадлежала её семья.

Дети из бедных семей имели возможность посещать благотворительные школы. Такие заведения содержали дамы-благотворительницы и попечители-промышленники, которые были живо заинтересованы в притоке новых рабочих рук на свои фабрики. Неудивительно, что девочек много обучали рукоделию, шитью и кулинарии, не особенно углубляясь в науки.

Образование получали в пансионах, которые могли различаться по статусу, однако даже в заведениях для богатых царили спартанские порядки. Не говоря уже о тех заведениях, куда отсылали девочек из простых семей и сирот. Правила были строгие, и за провинности девочек подвергали наказаниям, в том числе телесным. Популярнее всего были удары линейкой по рукам.

Одно из самых ярких описаний подобного места можно найти на страницах романа «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте. Джейн, девочка с живым воображением, которая много читала дома, в приюте впервые сталкивается с необходимостью зубрить, а также много заниматься рукоделием.

«Так как я не привыкла учить наизусть, то сначала уроки казались мне бесконечно длинными и трудными; частая смена предметов также сбивала меня с толку, и я была рада, когда наконец, около трех часов, мисс Смит дала мне полоску кисеи в два ряда длиной, иголку, наперсток и сказала, чтобы я села в уголке классной комнаты и подрубила кисею. В этот час большинство девочек занималось рукоделием, лишь один класс стоял вокруг мисс Скетчерд; девочки читали, в комнате царила тишина. Я с интересом прислушивалась к чтению, замечая про себя, как отвечает та или другая девочка и что говорит ей мисс Скетчерд — бранит или хвалит её».

(Шарлотта Бронте, «Джейн Эйр»)

Кстати, сама писательница, как и её старшие сёстры, училась в Кован-Бриджской школе для дочерей духовенства. Считается, что это заведение с его холодом и плохими условиями послужило прототипом приюта Ловуд из «Джейн Эйр». Сёстры Шарлотты заболели в пансионе чахоткой и умерли, как и любимая подруга Джейн. Позже Шарлотта Бронте училась в Роу-Хэдской школе, и там же осталась в качестве преподавательницы.

Другая английская романистка, Джейн Остен, поучившись у родственницы, заболела тифом. В очередной раз забрав её из пансиона, её родители предпочли дать дочери семейное образование — учителями Джейн стали отец, братья и обширная домашняя библиотека.

Также основы образования девочки могли получить в работных домах — при условии, что их родители трудятся там же. Работный дом, где приходилось трудиться много часов подряд, был одним из главных кошмаров бедных англичан. Обычно там оказывались, когда все остальные возможности прокормить семью были исчерпаны. Нельзя сказать, что качество образования, которое дети могли получить в работных домах, было высоким.

Существовали ещё сельские школы, которые обычно не делали различия между девочками разных возрастов — и старшие, и маленькие могли сидеть вместе, получая немного разные задания. Была распространена практика, при которой старшие учили младших или менее подготовленных, почти избавляя от этой необходимости учительниц.

Согласно опросу 1841 года, 67 % мужчин и 51 % женщин называли себя грамотными (по крайней мере, могли написать своё имя). С 1880 года в Англии начальное образование стало обязательным и для мальчиков, и для девочек.
image_image
Цветочницы на улице.
(источник: i.pinimg.com)

Как учились богатые

Пока условной Джейн Эйр требовалось учить языки, историю и арифметику, чтобы потом претендовать на рекомендательное письмо и место классной дамы или гувернантки, девушки из знатных и богатых семей готовились найти себе хорошую партию после окончания учёбы. Поэтому небогатые девочки иногда получали более глубокое образование, чем их более обеспеченные ровесницы, которых ждали брак с достойным джентльменом и наследство.

image_image
(источник: i.pinimg.com)

Само собой, в юных викторианках стремились воспитать качества, необходимые хорошей жене. А значит, обучение было направлено в первую очередь на то, чтобы привить им главные женские добродетели того времени — скромность, кротость, готовность помогать больным и обездоленным, и в то же время изысканность, утонченность вкуса. Девушек обучали живописи, музицированию, танцам, французскому языку.

Чтобы воспитать юную леди, девочку могли отдать в частную школу либо пригласить гувернантку для домашнего обучения. Иностранным языкам девочек часто обучали француженки и немки. Для домашних занятий отводили специальную комнату, в которой были парта, грифельная доска, книги и наглядные пособия.

Гувернантками становились образованные, но бедные девушки — по большей части от нужды, из необходимости помогать семье или накопить на приданое. Из-за этого образ гувернантки выпадал из привычной системы традиционных социальных ролей — незамужняя женщина, которая не является ни леди, ни прислугой, как с ней вообще себя держать?

«Прислуга считала, что если женщина вынуждена работать, то она приравнена в своем положении к ним, и не желала ухаживать за ней, старательно демонстрируя свое пренебрежение. Если же бедняжка устраивалась в семью, в которой не было аристократических корней, то хозяева, подозревая, что она смотрит на них свысока и презирает за отсутствие надлежащих манер, недолюбливали её и терпели только для того, чтобы их дочери научились держать себя в обществе», пишет Татьяна Диттрич.

Неудивительно, что девочки, к которым была приставлена гувернантка, тоже часто не слишком жаловали её и редко относились с уважением:

— Не напоминайте мне, дорогая, о гувернантках, у меня от одного этого слова нервы не выдерживают. Я пережила такие мучения от их неумелости и взбалмошности. Слава Богу, теперь я отделалась от этого!

Мистер Дент склонился к пылающей благородным возмущением даме и что-то прошептал ей на ухо — по её реакции я поняла: он напомнил ей, что одна из представительниц этого проклятого племени находится среди них.

(Шарлотта Бронте, «Джейн Эйр»)

 
image_image
(источник: art-kingdom.com)

Впрочем, иногда гувернантки, ощущая двойственность своего положения и стресс от необходимости соблюдать достоинство, не отставали, терроризируя своих учениц:

«В классной комнате была кладовка, где хранились книги для занятий. Мисс Блэкберн клала туда же на тарелке кусок хлеба для своего ланча. Каждый раз, когда я что-то никак не могла запомнить, или не слушалась, или возражала чему-нибудь, она запирала меня в этой кладовке, где я сидела в темноте и дрожала от страха. Особенно я боялась, что туда прибежит мышка есть хлеб мисс Блэкберн. В своем заточении я оставалась до тех пор, пока, подавив рыдания, могла произнести спокойно, что теперь я хорошая. Мисс Блэкберн заставляла меня заучивать наизусть страницы истории или длинные поэмы, и если я ошибалась хоть на слово, она заставляла учить меня в два раза больше!»

(Свидетельство, приведённое в книге «Повседневная жизнь викторианской Англии»)

Чему и как учили

Школы имели стандартизированную программу обучения, а вот содержание учебной программы, которую предлагала гувернантка, сильно зависело от конкретной учительницы.

Екатерина Коути приводит такой план урока из пособия для учительниц, написанного некоей мисс Джонсон в 1867 году:

1. Назови основные исторические достопримечательности Англии.

2. Какая из планет ближе всего к Солнцу, а какая дальше всего? Назови их диаметры и период обращения вокруг Солнца.

3. Назови главные исторические лица в период правления Октавиана Августа.

4. Расскажи о преимуществах и недостатках обучения в Спарте.

5. Назови генералов Наполеона Бонапарта.

6. Сколько существует типов архитектуры?

Тема для сочинения: гордыня.

Викторианские экзаменационные вопросы впечатляют широтой охватываемых тем, но не подразумевают глубокого погружения предмет. Девушкам прививали скорее общую эрудицию, чем серьёзные предметные знания и методологию той или иной науки. 

На «частую смену предметов» жаловалась и Джейн Эйр. Для образования тех времён был характерен не междисциплинарный, а «прыгающий» подход, при котором от Гая Юлия Цезаря учительница могла вдруг перейти к астрономии. Считалось, что это развивает широту знаний (правда, в ущерб системности). Некоторые учительницы ликовали, когда таким образом им удавалось застать врасплох и «срезать» какую-нибудь дерзкую ученицу. 

Главным же методом обучения была зубрёжка, которая предполагала, что девочки должны запоминать большие фрагменты текстов. Нетрудно догадаться, что лучшие оценки получали обладательницы хорошей памяти.

image_image
(источник: img.over-blog-kiwi.com)

Женщины в университетах

Викторианский подход предполагал, что всё мужское является нормой, тогда как женское — отклонением. Женщина, по мнению людей того времени, включая именитых учёных, обладает менее развитым мозгом, чем мужчина. Кроме того, отвлекаясь на образование, женщина поступает эгоистично, отлынивая от своих непосредственных обязанностей. Неудивительно, что при таком подходе женский ум воспринимался как своего рода изъян, болезнь, которую можно исправить супружеством.

Тем не менее, в английском образовании были свои революционные фигуры, подобные Константину Ушинскому. Благодаря им женское образование реформировалось. Так появились  Челтенхэмский женский колледж и Университетская школа Северного Лондона, основанная Мэри Басс, где девушек готовили к поступлению в университет. Однако, как указывают источники, кройке и шитью там тоже уделялось много времени. Например, одна из учениц рассказывала в своих мемуарах, что на экзамене её попросили обметать петлю для пуговицы (девушка получила хорошее домашнее образование, однако шитьё ей не давалось).

В 1840-х годах открылись два женских колледжа: Королевский колледж и Женский колледж, в котором обучалась искусству одна из дочерей Чарльза Диккенса. В 70-х годах девушки уже посещали занятия в колледжах Ньюнхэм и Гиртон в окрестностях Кембриджа, а также в двух колледжах Оксфорда (впрочем, викторианцы и тут блюли приличия — во время общих с молодыми людьми занятий с девушками должна была быть компаньонка). В эту же пору открылась Академия изящных искусств Слейда с совместным обучением и появилась  Лондонская медицинская школа для женщин.

Первым высшим учебным заведением Англии, где могли учиться в том числе и женщины, стал Лондонский университет. В Оксфорде и Кембридже женщины учатся с 1884 и 1881 годов.

Английские женщины-учёные XIX века

Несмотря на то, что женских имён в истории науки викторианской эпохи намного меньше, чем мужских, некоторым исследовательницам и изобретательницам удалось войти в историю, а также изменить облик науки своего времени.

Ада Лавлейс в сороковых годах XIX века написала первый в мире компьютерный алгоритм для механического компьютера Чарльза Бэббиджа (кстати, в издательстве МИФ вышла книга комиксов «Невероятные приключения Лавлейс и Беббиджа»).

Мэри Эннинг фактически основала полевую палеонтологию, раскапывая кости доисторических ящеров на берегах графства Дорсет. Об этой британской исследовательнице мы уже когда-то писали

Каролина Гершель, которая приехала в Англию из Гановера, еще в конце XVIII века открыла три новых туманности и комету, а в 1835 году официально стала членом Королевского астрономического общества.

image_image
Окунь, Сара Боудич Ли.
(источник: nhm.ac.uk)
Традиционно женскими увлечениями в те времена считались энтомология и ботаника. Несмотря на то, что коллекционирование засушенных насекомых и цветов проходило про части хобби, а гербарии рассматривались в первую очередь как предмет эстетической ценности, изучение женщинами природы способствовало развитию зоологии и ботаники, а также естественнонаучной иллюстрации. Тут можно упомянуть имена Сары Боудич Ли и Оливии Тонг, которые создавали удивительные по красоте и натуралистически точные изображения растений и животных. 
 
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Проблемы высшего образования в Китае: авторитаризм или культурные традиции?

Милые кости, или как дочь плотника стала палеонтологом

Оскар — чернокожим, Пеликан — женщинам