О пропаганде замолвите слово
12+
  вернуться Время чтения: 5 минут   |   Комментариев: 2
Сохранить

О пропаганде замолвите слово

Само явление пропаганды настолько себя дискредитировало в XX веке, что, кажется, ему самому нужна пропаганда.

Вы, наверное, испугались, прочитав заголовок? Но пугаться-то особо нечего. Пропаганда везде, признаёт индивид её существование или нет. 

Хотя, конечно, самое распространённое определение этого термина включает в себя намеренное манипулирование сознанием людей, направленное на достижение своих корыстных и эгоистических целей. 

Для более точного представления приведём одно из определений пропаганды: «открытое распространение взглядов, фактов, аргументов и других сведений, в том числе намеренно искажённых и вводящих в заблуждение, для формирования общественного мнения или иных целей, преследуемых пропагандистами». 

 
Внимание!

Статья-участник конкурса блогеров Homo Scribens

Конкурс длится до 31 октября

Такое понимание термина вызвано политическими событиями и процессами и зачастую имеет сугубо отрицательное значение, что вполне справедливо. Однако, если немного погрузиться в историю термина «пропаганда», можно увидеть, что на протяжении своего существования это понятие получало различную окраску в зависимости от исторического и социально-политического контекста. Так, определённые проявления пропаганды можно с уверенностью назвать отрицательными или же положительными, а в отношении других требуются оговорки.

image_image
Итальянская марка, посвящённая Конгрегации распространения веры.
(источник: italianstamps.co.uk)

Отправляемся в XVI век, когда католическая церковь всячески боролась против уже сильно распространившейся реформации. Чуть позже, а точнее, в 1622 году, папа римский Григорий XV создаёт Congregatio de Propaganda Fide («Конгрегация распространения веры»). Если дословно перевести слово propaganda с латинского, то получится следующее: «Подлежащая распространению (вера)». 

Главной целью данной организации, как можно догадаться из названия, было систематизированное распространение и укоренение католических ценностей в христианской Европе. Как мы видим, уже в это время главной функцией пропаганды является «распространение идей» и «убеждение» людей в правильности и полезности этих идей.

image_image
Образец антисоциалистической пропаганды в США в период Первой мировой войны
(источник: upload.wikimedia.org)

С изменением исторического контекста изменяются идеи, учения, воззрения, которые при помощи пропаганды доводятся до широких масс, однако само содержание и функции пропаганды претерпевают довольно незначительные изменения. 

Самое значительное изменение, которое затронуло «пропаганду» — это расширение сферы её использования. Со временем она становится частью практически любой сферы, где требуется установить хоть какой-то контакт между двумя и более участниками коммуникационного процесса, будь то торговые отношения, реклама, сфера политики или культура. 

Конечно, одним из главных «орудий» пропаганды является СМИ, идолы, кумиры, лидеры мнения, а в наше время — новые медиа. Останавливаться на каждом из названных источников пропаганды мы не будем. Но стоит сказать, что с появлением на медиа-арене новых СМИ и блогосферы в частности, лидерам мнения стало намного легче оперативно и красочно доводить до читателей/зрителей свои мысли, идеи, убеждения.

Ещё одним событием, которое вывело пропаганду на более системный уровень и в общем-то наполнило термин знакомым всем сегодня значением, стало 13 марта 1933 года. Это день назначения рейхсминистра народного просвещения и пропаганды. Одно из множества «достижений» пропагандистской машины Геббельса — очернение и изгнание из немецкого общества евреев в короткие сроки.  

Несмотря на то, что, как было уже сказано, содержание понятия пропаганды особо не менялось со временем, однако её методы во времена Третьего Рейха обрели особый характер.

left_image
Йозеф Геббельс. 1916 год.
(источник:upload.wikimedia.org)
left_image
Эдвард Бернейс
(источник:i.pinimg.com)

Следующим значимым лицом теории и практики пропаганды является американский учёный, «отец» современного PR — Эдвард Бернейс. В отличие от Геббельса, он предлагал использовать методы пропаганды в более гуманных и утилитарных целях, чем массовое зомбирование населения ради уничтожения другой части населения.

Бернейс предлагал использовать пропаганду в сфере экономики, рекламы и привлечения клиентуры. Используя труды известных психологов о психологии толпы, он выработал методы, благодаря которым потенциального покупателя безо всякого вреда или давления убеждают в идее необходимости покупки того или иного товара. Источником этого убеждения могут послужить различные авторитетные люди, кумиры, актёры, музыканты — люди, с чьим мнением считается обыватель. 

Этот случай уже трудно расценивать так же однозначно, как пропагандистскую машину Геббельса. Но, несмотря на то, что в этой ситуации сам процесс убеждения и навязывания идей не является столь болезненным, нельзя исключать его дальнейшее отрицательное влияние на сознание человека. 

Пропаганда не ограничивается попытками навязывания людям малополезных, вредных или жестоких идей. Сегодня мы видим широко распространённую практику пропаганды здорового образа жизни по телевидению, в социальных сетях и мотивирующих видеоблогах, в офлайн-акциях и флэшмобах. 

Здоровый образ жизни — одна из множества тем, которые продвигаются в массы с помощью пропаганды. Сюда же можно отнести призывы к образованию, повышению интереса к культуре вообще и своей нации в частности. И в этом контексте уже можно смело утверждать, что пропаганда служит не только эгоистическим и корыстным целям того, кто её проводит, но и может сослужить добрую службу своему объекту (конечно, при условии, что субъект пропаганды желает этого). 

Напоследок стоит сказать, что, как и множество других явлений, которые появились благодаря мозгу человека, пропаганда — та самая палка о двух концах, которая в одних руках оказывается орудием, а в других — оружием.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Психология революции: «самый вольный институт» в эпоху мятежей

Советские учителя 30-х: между пропагандой и реальностью

Прусская школа: вся власть канону