Как мы помогаем сеять панику при терактах
  вернуться Время чтения: 10 минут   |   Комментариев нет
Сохранить

Как мы помогаем сеять панику при терактах

Когда происходит чрезвычайная ситуация, например, теракт, нам нужно отдавать себе отчёт в том, какую информацию следует распространять, а какую — нет.

Пересказываем основные тезисы из лекции cтаршего преподавателя кафедры экстремальных ситуаций СПбГУ, психолога центра помощи семьи и детям Аллы Жуковой. Полную версию лекции на тему «Как террористы нас запугивают?» можно посмотреть на канале наших друзей из научно-просветительского проекта «Зануда».

(источник: Лекторий «Зануда»)

Каковы последствия терактов?

Для современного террористического акта прежде всего необходима публичность. Это должно быть наглядное ужасающее событие, информация о котором должна быстро стать доступной и распространяться, чтобы вызвать всеобщую панику.

Хотя обычно теракт адресован представителям властей (это обычно радикальная мера политического воздействия на неё), затрагивает он в первую очередь простых людей. Причём не только напрямую — информация о теракте также наносит вред, усиливая стресс, пугая и нарушая обычный ход жизни.

Мы часто говорим об ущербе от терактов только в контексте человеческих жертв. В действительности же у теракта немало отсроченных последствий. Например, экономических. Предположим, теракт совершён в городе с пятимиллионным населением, и в среднем на два часа люди выпали из привычного рабочего ритма: кто-то застрял в пробке, кто-то без остановки читает новости, обсуждает их, не может переключиться на работу. По два часа на каждого из пяти миллионов жителей — это в совокупности, внимание, больше тысячи лет непродуктивности.

Сальвадор Дали. «Постоянство памяти»
(источник: Culturaclub.ru)

Другие социально-экономические последствия: ухудшение мобильности города; повышение нагрузки на сотрудников сфер безопасности и здравоохранения; это и единовременные многомиллионные траты (например, установка новых рамок металлодетекторов или камер часто происходит именно после теракта).

Наконец, речь идёт о массовом ухудшении физического здоровья населения (кроме погибших есть ещё немало пострадавших людей), а особенно — психологического.

Согласно исследованиям, просмотр и освещение новостей предельно стрессового свойства, посвящённых убийствам, терактам и военным действиям, могут провоцировать развитие симптоматики, схожей с посттравматическим стрессовым расстройством. Эти симптомы проявляются не только у переживших теракт или родственников жертв, но и у аудитории новостных программ, и даже у самих журналистов, освещающих тему. И это тоже, безусловно, одно из отсроченных последствий любого теракта. И нам важно понимать, что влияем на эту ситуацию мы сами.

Матерям Беслана нанесена такая травма, которую не залечить никогда
(источник: Gdb.rferl.org)

Как помогают терроризму СМИ

Когда происходит теракт, это понятным образом привлекает огромное внимание средств массовой информации, которые пытаются максимально оперативно и широко осветить событие. В первое время после теракта СМИ хватаются за каждую крупицу информации для публикации, даже когда сведения нельзя проверить или когда они вообще не являются значимыми.

Условно публикации в СМИ, да и любую информацию о теракте, можно разделить на «информационный» контент и «эмоциональный».

Первый вариант — это те сведения, которыми описывается фактическая информация о теракте. Например, это относится к количеству пострадавших, их именам и состоянию здоровья; к тому, какие конкретные меры принимают спецслужбы; известно ли о других взрывных устройствах или подозреваемых в теракте; какова ситуация с транспортом в городе.

График, показывающий, как после апрельского теракта в Санкт-Петербурге возросла посещаемость СМИ
(источник: Roem.ru)

Но есть контент другого рода. Жуткие фотографии с места событий — они вряд ли раскроют вам важную фактическую информацию, но могут иметь серьёзный стрессовый эффект. То же самое касается однообразных рассказов очевидцев, описывающих, как они услышали громкий взрыв, чуть не задохнулись от дыма, увидели растерзанные тела. Такая информация оказывает в первую очередь эмоциональное воздействие. Распространяя её, что называется, #прямосейчас, СМИ усиливают эффект от теракта.

Причём с терактами здесь ситуация обстоит гораздо хуже, чем с другими чрезвычайными ситуациями. По словам Аллы Жуковой, исследования показывают, что чрезвычайные ситуации антропогенного характера (то есть такие, которые произошли по воле человека) психологически более травматичны, чем другие.

Алла Жукова
психолог
— Когда вред, боль и смерть исходят от человека, это психологически пережить сложнее, чем когда угроза исходит от реки, вулкана и так далее.
«Мы все Шарли» — лозунг, появившийся на здании французского посольства после нападения на редакцию «Шарли Эбдо»
(источник: Wikimedia.org)

Как помогаешь терроризму лично ты

Конечно, не каждый пользователь соцсетей обладает аудиторией, сравнимой с аудиторией электронных СМИ, но когда люди массово подхватывают волну репостов в стиле «Питер. Скорбим», распространяют те же самые видео и фото, пишут о своём ужасе — это всё даёт информационное топливо теракту.

Это не значит, что, узнав о теракте, мы должны впасть в прострацию. Наоборот, скорее всего, нам понадобится как раз что-то с этим сделать, отреагировать на информацию о теракте какими-то действиями. Это происходит потому, что террористический акт — это частный случай ситуации неконтролируемого стресса, и реагирует наша психика на него соответственно. Наша задача — восстановить субъективное ощущение контроля над ситуацией.

Вот только решаем мы эту задачу по-разному. Кто-то, узнав о теракте, выключит компьютер, возьмёт в руки пылесос и начнёт убираться в квартире. Кто-то первым делом твитнет озлобленное «Мочить этих гадов» или покорное «Скорбим». Кто-то справится о своих друзьях и знакомых и сообщит в соцсети: «Со мной всё хорошо». А кто-то, взяв себя в руки, распространит инструкции о том, где можно сдать донорскую кровь или как оказывать первую помощь.

Прежде, чем написать или ретвитнуть что-то, стоит оценить, какой эффект эта информация может нести и как это соотносится с планами террористов. Если вы понимаете, что написанное вами может только эмоционально расшатать читателей, то лучше этого не делать и не помогать терроризму.

Прежде чем писать что-то в соцсети, лучше лишний раз подумать. Кадр из фильма «Социальная сеть»
(источник: Kinopoisk.ru)

Кстати, в последнее время среди характерных реакций на теракты в соцсетях заметен чёрный юмор. Издевательские иллюстрации и шутки про жертв теракта (особенно когда известны конкретные жертвы и их истории) привлекают большое внимание, люди обрушиваются на авторов таких постов с критикой.

По словам Аллы Жуковой, хоть ей и несимпатичны подобные действия, это не означает, что они во всех случаях деструктивны. 

Алла Жукова
психолог
— Юмор, и в том числе чёрный юмор, безусловно, помогает справиться со стрессом. Но если думать не только про себя, но и про других, то лучше такой вид снятия напряжения проявлять в узком кругу, где вы уверены, что это никому не навредит.

Для кого-то в момент сильного напряжения такие шутки могут стать последней каплей, это серьёзно повышает риск неадекватного поведения. Поэтому сразу после теракта, когда градус напряжения и без того зашкаливает, шутить не стоит. 

«А через какое-то время — ну почему бы и нет. Если мы про это шутим, значим мы можем про это говорить хоть как-то».

Знаменитый скриншот: после теракта в Лондоне горожанин не впадает в панику и советует другим успокоиться
(источник: Dissapore.com)

Как помочь тем, кто получил сильный стресс из-за теракта?

Университет Джона Хопкинса разработал модель экстренной психологической помощи, которую можно применять к пережившим теракт или тем, кто испытал сильный стресс, узнав о теракте.

Первым этапом в этой модели является установка контакта, в первую очередь на эмоциональном уровне. Вам нужно завести разговор с человеком, выслушать его. В этот момент ни в коем случае нельзя обесценивать случившееся с ним и пытаться «вести себя конструктивно», например сообщать ему сведения о числе жертв теракта, рассказывать о том, что статистически риск погибнуть в ДТП выше, чем в теракте, и так далее.

Затем наступает время оценки. Вы должны определить, каково состояние здоровья человека в настоящий момент. Правильно расставив приоритеты, вы можете приступать к интервенции — кризисному вмешательству, направленному на уменьшение последствий психологического стресса.

Помните: социальная поддержка — один из наиболее эффективных и простых способов помочь тому, кто получил сильный стресс в результате теракта.

У интервенции есть две стадии, в зависимости от того, находится ли человек в стабильном состоянии или нет. Если нет, то первая наша задача — вернуть его в стабильное состояние. Для этого нужно убрать провоцирующие стресс-факторы, отвлечь внимание, предложить сфокусироваться на выполнении какой-нибудь конкретной задачи. При этом не надо препятствовать катарсическому состоянию — позвольте потрясению произойти, просто не позволяйте человеку действовать себе во вред. 

Алла Жукова
психолог
— Например, человек решил, что жить в мегаполисе опасно, и на следующий день после теракта хочет писать заявление на увольнение и уезжать в деревню. Тут хорошо бы сказать: окей, это вариант, но давай через неделю решим, когда отойдём от всех этих событий.

Или, продолжает Алла, более прозаичный вариант: человек поддаётся панике, начинает кидать по квартире разные предметы.

«Лучше позволить ему это делать, но пусть кидает что-то не колющее или режущее. Не потому, что он вдруг захочет причинить вред себе или другим, а банально потому, что у него нарушена координация движения сейчас».

Это может быть интересно:

Терроризм: вчера, сегодня, завтра

Когда же человек вернулся в стабильное состояние, во время интервенции нужно проговорить ему, что его реакция — нормальная, здоровая. Затем нужно проинформировать человека о том, что его ждёт дальше (например, ему предстоит осмотр, если он мог пострадать; ему придётся давать показания следователям).

Постарайтесь как-то обнадёжить своего собеседника, но ни в коем случае не врите ему. Лучше предложите посмотреть на ситуацию с новой стороны.

В психологии это называется рефрейминг (от англ. frame — рамка):

«Например. Боишься ездить сейчас на метро? Окей, ты давно искал повод прокачать своё тело и начать ездить на велике. Неудобно, что метро спонтанно закрывают? Неплохой повод начать ходить пешком, если речь идёт про короткие расстояния. Полезно для здоровья. Особенность рефрейминга в том, что если про эти вещи говорить с самого начала с человеком, то это раздражает и бесит. А вот если уже после того, как все негативные эмоции отреагированы, когда человек чувствует, что вы его понимаете и поддерживаете, то это работает».

Кстати, вот инструкции на подобные темы — это как раз то, что распространять в социальных сетях нужно. Помните, что ваш вклад в общую информационную повестку, даже если он и кажется малым, — значим, важен и может кому-то помочь.

 

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Возможно ли учиться во время стресса?

Адекватный и неадекватный госконтроль над образованием

Тест: что вы знаете о психологии?