Разрешите вашему подростку прыгнуть с крыши в сугроб

О том, почему с подростками так сложно, почему им так сложно с нами, и какие важные простые истины стоит вспомнить, чтобы все были довольны друг другом и собой.

Время чтения: 12 минут
Разрешите вашему подростку прыгнуть с крыши в сугроб
Нелли Литвак
учёный и математик, двадцать лет проработавший в вузе, мама двоих детей и человек, запекающий куриные ножки по инструкции. Уже много лет живёт и работает в Голландии, но родилась и выросла в России.

Нелли долгое время наблюдала за жизнью в Голландии, за школьной системой и семейными отношениями, задавала много вопросов и всегда была готова к неожиданным ответам. Многое из такого индивидуального опыта анализа повседневности описано в её весёлой книге «Наши хорошие подростки».

А совсем скоро Нелли Литвак будет читать открытую лекцию «Как найти общий язык с подростком?» в «Клубе экспертов образования». Перед лекцией мы поговорили с этой жизнерадостной женщиной и любящей мамой, полной житейской мудрости и математической точности.

Про свободу и контроль

Самая главная задача воспитания — это научить ребёнка справляться с собственной жизнью. А для этого нужны не только пятёрки. Нужно уметь общаться, нужно уметь переносить неудачи и радоваться успехам, уметь разобраться в себе, уметь организовать свою жизнь и заработать на неё. К примеру, голландские подростки умеют держать удар. Они спокойно относятся к двойкам, к неудачам, к критике.

А мы держим всё под своим контролем, а потом спрашиваем, почему они такие несамостоятельные.

Так ведь не бывает — чтобы ребёнок слушался-слушался, а потом проснулся  и стал самостоятельным. Пусть с детства совершает поступки и ошибки. Обязанность родителя — выстраивать и поддерживать доверительные отношения, чтобы вмешаться лишь в случае необходимости. Да вам и сам ребёнок не позволит вмешаться лишний раз, ваш контроль над ним весьма ограничен.

Если вы даёте ребёнку большой кусок ответственности за свою жизнь, вы даёте ему такой же большой кусок свободы. Все подростковые бунты, протесты и восстания происходят против несвободы.

Если вы даёте ребёнку большой кусок ответственности за свою жизнь, вы даёте ему такой же большой кусок свободы. Все подростковые бунты, протесты и восстания происходят против несвободы.

Источник: kinopoisk

Давайте придумаем какой-нибудь абсурдный иллюстративный пример. Вот приходит к вам ваш 14-летний ребёнок и говорит: «Мам, хочу спрыгнуть с крыши в сугроб».

Очень просто производить на свет такие безумные идеи, зная наперёд, что тебе скажут: «Это сумасшествие, так нельзя, я тебе запрещаю». Вот этим запретом вы лишаете его возможности сделать ответственный выбор. Получится «ну, запретили — ладно, не буду делать». Или «ну, запретили — а я всё равно сделаю».

А если вы скажете: «Давай, валяй, посмотрим, что получится», — ребёнку самому придётся подумать над тем, на самом ли деле он хочет прыгать с крыши в сугроб.

И  вряд ли он захочет.

Есть свобода, есть ответственность, нет протестов. В книге «Французские дети не плюются едой» меня зацепила одна мысль: нужно всё время прислушиваться и присматриваться к своим близким. Никто с вами не поделится универсальным действующим рецептом — в такой ситуации поступай так, а вот в такой — иначе. Это ваш ребёнок, это вы его знаете, это вы к нему прислушиваетесь.

Если вы видите, что возникает ситуация, которая угрожает здоровью, психическому благополучию, противоречит вашим моральным принципам — об этом надо сказать. Если вы волнуетесь, когда ребёнок поздно приходит, вы имеете право сказать об этом, вы имеете право на здоровый сон перед работой, где зарабатываете деньги. Вы можете вместе прийти к компромиссному решению — например, гулять допоздна раз в неделю. Это не должна быть манипуляция: мол, я зарабатываю деньги, а ты мне покоя не даёшь.

Ваш статус взрослого человека — не вина вашего ребёнка. Все ваши требования должны быть разумными.

Источник: kinopoisk

В наших силах воспитать благополучного человека с моральными принципами и определённым уровнем эмпатии, но мы не можем застраховать его от всех ошибок. Контроль — лишь иллюзия.

Про информацию, которая может нанести вред

Мы спросили Нелли о том, может ли вообще существовать такая информация, которая сама по себе непоправимо искалечит психику ребёнка, и есть ли смысл в запретительной политике.

Вот, скажем, информация о Второй Мировой войне — это шокирующая информация. Но мы ведь не ограждаем детей от неё.

Вообще детей травмирует не какая-то особая информация, а когда на них кричат, когда их в школе называют по фамилии, когда их заставляют добиваться того, чего они не в состоянии достичь, когда их сравнивают с другими, когда унижают. Именно это калечит, а не абстрактная информация.

Конечно, во всех современных западных государствах строго соблюдается законодательство о маркировке контента для разных возрастов. В Голландии не пустят ребёнка в кинотеатр на фильм с маркировкой 12+. Это нормально, не к любой информации ребёнок готов. Обычно это касается пугающего содержания. Такого, какое ты ещё не в состоянии по многим причинам понять, но оно уже может тебя напугать. К примеру, поцелуи между людьми детей не пугают, и их спокойно показывают в детских фильмах, а вот, например, насилие, сексуальные извращения, убийства — это и у взрослого вызовет страх.

Про сексуальное просвещение

Я была очень благодарна голландской системе сексуального просвещения. Голландский принцип очень простой: если у вас нет условного диплома о том, что вы можете рассказывать детям о сексе, значит, вы детям о сексе рассказывать как следует не умеете.

Кадр из к/ф «Все умрут, а я останусь»

Источник: kinopoisk

Приходит в школу к пятнадцатилетним подросткам чужой дядя в костюме и галстуке или строгая тётя, запускает презентацию в PowerPoint и долго и обстоятельно вещает про контрацепцию, про ЗППП, про половое созревание, про сексуальные опасности и насилие и прочие важные вещи. Мальчиков и девочек здесь на таких уроках не разделяют по группам: если видишь реакцию «другой половины зала», это само по себе несёт важный воспитательный эффект. Но, конечно, и в разделении принципиально ничего плохого я не вижу — если общество конкретной страны не приемлет подобных разговоров в присутствии людей другого пола, лучше так, чем никак.

После этого подростки пишут контрольную по теме. Дочь мне позвонила после контрольной и радостно сообщила: «Мама, мне за секс поставили 9, а за алкоголь — 10!».

Родители и разговоры о сексе — вещи зачастую несовместимые. Дело не только в морально-этических вопросах, многие родители могут свободно и тактично об этом говорить. Дело в том, что родители могут и не обладать всей полнотой информации и, скорее всего, не будут проводить полное исследование вопроса, искать свежие данные и статистику. Вот вы знаете, можно ли в 16 лет употреблять гормональные контрацептивы? Или симптомы основных заболеваний? А на уроке расскажут, подскажут, куда обратиться.

Государство не рассчитывает на то, что каждая семья правильно просветит детей на эту важную тему, оно нанимает для этого специально обученных людей.

Про наркотики тоже доступно объясняют. Так и говорят:вот к этому — моментальная привязка; а вот этот может вызвать зависимость, а может и не вызвать, но риск повышается при таких-то обстоятельствах.

Мы должны детям давать эту информацию, чтобы они понимали последствия своих поступков. Родители не всегда владеют такими знаниями и не всегда могут подать их детям в нужном виде.

Родителям часто кажется, что стоит выпустить ребёнка из-под контроля, из зоны внимания — они тут же побегут разрушать собственную жизнь. Но покажите мне хоть одного ребёнка, который мечтает разрушить свою жизнь. Никто не мечтает забеременеть в 15 лет или скончаться под забором.

Источник: kinopoisk

Про школьную форму и вообще про школу

Развитие подростка не очень зависит от того, какие правила установлены в школе. Форма принята в Австралии, в Индии, в частных школах Англии, в Америке очень всё по-разному. В СССР мы все в форме росли. В Голландии формы нет, но дети всё равно копируют друг друга, и у них получается своеобразная стихийная форма из той одежды, которая модна вот в этот момент.

На динамику поведения подростка вряд ли может сильно повлиять форма. Выпендриваться прекрасно можно и в казённом костюмчике.

Источник: kinopoisk

А что касается введения какого-то дресскода в школах, насаждаемого сверху, — вот вместо этого запретили бы лучше повышать голос на детей, подумали бы над программами, дали бы детям дышать.

Любят у нас заниматься второстепенным, поверхностным, напускным. Вводить или не вводить форму, поставить или снести памятники, сменить или не сменить гимн — это всё вопросы одной категории. А взглянуть вглубь, спросить, как вообще в стране устроена школа, как выстраиваются отношения с детьми, какую ответственность несёт школа за образование, как усваиваются знания и какие знания нужны — это уже гораздо сложнее.

Что это за нездоровая ситуация, когда детям в школе радостно прямым текстом сообщают, что без репетиторов экзамены всё равно не сдать? А чему тогда учат в школе и в чём её смысл?

Семилетним младшим школьникам задают огромные домашние задания на дом (несмотря на то, что по ФГОС домашние задания в первом классе не предусмотрены, их всё равно задают, называя «самостоятельным изучением материала» — прим. ред.). На что это рассчитано? На то, что родители будут делать уроки с детьми? Да родители вообще не для этого. Родители для того, чтобы любить и поддерживать.

А как можно любить ребёнка, если вы ему десятый раз подряд объясняете, как сложить 2 и 3, а он не понимает? Трудно в этот момент понять, что ребёнок ни в чём не виноват. Трудно справиться с раздражением. А надо! 

Поэтому не нужно родителям заниматься уроками, этим должна заниматься школа.

Чего хотят родители?

Все хотят, чтобы их ребёнок был лучшим в классе. Но если поразмыслить: допустим, в классе из 30 человек — 3 отличника. Получается, что только 10% детей оправдывают ожидания. А остальным 90% куда деться? Что это за страна, где 90% молодого поколения никуда не годится?

Родители хотят невозможного. Сначала они хотят, чтобы ребёнок учился в школе и был отличником, а после этого желательно, чтобы он пошёл в вуз и его тоже отлично закончил, а после этого пошёл на работу, а дальше должна произойти магия — у него должен появиться интерес к миру, куча друзей, денег и увлечений.

Что делать, если ребёнок объективно плохо учится? Принять его, искать в нём способности, а вокруг — возможности.

Источник: kinopoisk

Что делать, если ребёнок объективно плохо учится? Принять его, искать в нём способности, а вокруг — возможности.

Вы хоть раз радовались результату, которого вы лично достигать не хотели, но вам пригрозили, и вы в итоге это сделали?

Есть такая книга, называется Switch. Она про то, как достичь перемен. Там мне встретился прекрасный образ.

То, что мы хотим нашей головой, чего хотим сознательно — это всадник. Этот всадник сидит на слоне, а слон — это ваша предрасположенность к чему-либо. Долго ли всадник сможет гнать этого слона в определённом направлении? Кто победит в этой схватке? Мы либо загоним слона до полной апатии, либо пойдём в итоге туда, куда хочет слон. Так не лучше ли прислушаться к потребностям слона и спокойно идти по дороге, чем ждать, когда слон взбесится?

Что делать, если с ребёнком утерян контакт?

Если контакт с ребёнком утерян, вы считаете это проблемой и хотите его восстановить, нужно терпение. Одним большим разговором ребёнка не вернуть. Начинать потихоньку. С улыбки. Дружелюбно, день за днём идти на сближение. У меня в книге как раз есть своеобразный алгоритм: ставьте себе маленькие выполнимые цели и пытайтесь их добиться. Например, чтобы ответил на мой «привет».

Обычно в потере контакта с подростком виноваты родители. Они нас так любят, эти дети.

Источник: kinopoisk

Обычно в потере контакта с подростком виноваты родители. Они нас так любят, эти дети.

Некоторые родители могут в сердцах сказать: «Нет, он меня не любит, он меня ненавидит». А кого же он любит тогда?

Даже если сто раз подросток крикнул, что он вас ненавидит, это не так. Детям нужны родители, нужна любовь, нужны люди, которые их принимают. Если родителей нет — это большая человеческая трагедия и очень несчастные дети.

Чем родители отличаются от нормальных людей?

Да ничем. Как и дети. То, что не сработает на вас, не сработает и на детях. Если вам не нравится, когда на вас кричат, то и детям не понравится.

Если ваш ребёнок занимается «какой-то фигнёй», вы себя тоже спросите — а вы никогда не занимаетесь?

Не смотрите дурацкие сериалы, не играете в идиотские игрушки, не читаете развлекательных журналов, не сидите в соцсетях?

Почему мы считаем, что дети постоянно должны чего-то добиваться? Почему мы ждём от них того, чего сами сделать не в состоянии?

Понятно наше желание сделать так, чтобы они были лучше нас. Они и так будут лучше нас. Есть такая мудрая фраза: «Я никогда не встречал человека, которые не превосходил бы меня хотя бы в чём-то». Ваш ребёнок уже в чём-то вас превосходит, сколько бы лет ему ни было.

В чём вообще основная черта подросткового возраста? Они просто хотят быть более самостоятельными и перестают видеть родителей идеальными. Начинают видеть недостатки, начинают понимать, что мама и папа — не супергерои. Всё, что нужно сделать — это спокойно признать: да, мы обычные люди.

Почему с подростком трудно разговаривать?

Почему? Потому что мы хотим разговаривать о его учёбе, успехах, будущем. А с вами не трудно разговаривать, если вам начать каждый вечер говорить, что вам надо что-то менять, к чему-то идти, чего-то добиваться?

Почему мы каждое общение с детьми превращаем в такие морально тяжёлые разговоры? Можно же просто поболтать, не пытаясь никого ничему научить или что-то исправить.

О непростом искусстве просто болтать Нелли расскажет на лекции «Как найти общий язык с подростком?» 17 августа в Москве.

В оформлении материала использованы кадры из кинофильмов: «Слон», «Жестокий ручей», «Все умрут, а я останусь», «Куколка», «Что-то не так с Кевином».

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
15 августа 2016, 19:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--