Think different: формальное и диалектическое мышление

Чем западный способ мышления отличается от восточного, и в чём их преимущества друг перед другом?

Время чтения: 14 минут
Think different: формальное и диалектическое мышление

Разные культуры — это разные способы воспринимать мир, обдумывать происходящее и принимать решения. Привычную для нас формальную логику, на которой построено всё здание западной науки и рациональности, не всегда можно считать единственным надёжным основанием для «правильного» мышления. Другие способы могут быть не менее продуктивными.

Диалектическая традиция, которую многие связывают с сократическим методом ведения диалога, во многих отношениях выглядит предпочтительнее.

Если формальная логика регулирует построение рассуждений, то диалектика скорее предлагает способы решения задач.

Диалектический способ мышления всё чаще становится объектом исследования в таких дисциплинах, как социальная и когнитивная психология. Ричард Нисбетт, который одним из первых начал привлекать к нему внимание, в 2015 году опубликовал книгу «Мозгоускорители: как научиться эффективно мыслить, используя приемы из разных наук». Она содержит множество полезных инстументов, которые помогают мыслить более рационально и принимать верные решения в своей повседневной жизни.

Русский перевод книги выходит в конце июня. С любезного разрешения издательтва «Альпина Паблишер» публикуем отрывок из книги, посвящённый недостаткам и преимуществам формального и диалектического мышления.


Если вы воспитывались в среде западной культуры, вас, возможно, удивит тот факт, что у одной из величайших цивилизаций на планете, а именно у Китая, не существует истории развития формальной логики.

Площадка перед китайским садом в стиле XVII столетия.

Источник: metmuseum.org

Со времен Платона и до относительно недавнего прошлого, когда китайцы открыли для себя западный способ мышления, на Востоке практически не интересовались логикой. В то время, когда Аристотель разрабатывал учение о формальной логике, китайский философ Мо-цзы и его последователи, конечно, тоже касались некоторых вопросов, связанных с логикой, но ни он, ни кто-то ещё так и не создал формальную логическую систему в рамках традиционной китайской культуры.

После того как волна интереса к философии Мо-цзы довольно быстро схлынула, изучение логики на Востоке окончательно прекратилось. (Между прочим, Мо-цзы систематически работал над анализом эффективности затрат, за сотни лет до того, как кто-то всерьёз задумался об этом на Западе.)

Как же китайцы добились таких успехов в математике, придумали столько разных вещей, которые на Западе изобрели гораздо позже или не изобрели вообще, если у них отсутствовала традиция логики?

Мы вынуждены признать, что цивилизация способна развиваться с ошеломительным успехом, не слишком обращая внимание на формальную логику.

Это касается не только Китая, но и всех культур Восточной Азии, традиции которых уходит корнями в конфуцианство, включая Японию и Корею. Это, однако, не касается Индии, где логикой начали интересоваться ещё приблизительно с V или IV века до н.э. Интересно, что китайцы знали об индийских работах в области логики и некоторые из этих работ были даже переведены на китайский. Но китайские переводы были полны ошибок и потому не оказали практически никакого влияния.

Тарелка с узором под прозрачной глазурью. Иран, VIII–IX в.

Источник: metmuseum.org

Систему взглядов, сложившуюся в Китае взамен формальной логики, называют диалектическим мышлением. Диалектическое мышление обычно во многом противопоставляется формальной логике.


Логика Запада против диалектики Востока

Аристотель ввёл три основных закона логического мышления.

  1. Тождество: А = А. Любое понятие есть то, чем оно является. А является А и ничем другим.
  2. Непротиворечивость: А и не А не могут одновременно быть истинными. Ничто не может быть и не быть.
  3. Исключённое третье: всё может только быть или не быть. А может быть истинно, либо не А может быть истинно, третьего не дано. То есть высказывание и его отрицание не могут оба быть истинны.

Современные представители западных культур соглашаются с этими положениями. Но люди, воспитанные в интеллектуальной традиции Китая, их не принимают — по крайней мере, далеко не в каждом конкретном случае. Основой восточного мышления является не логика, а диалектизм.

Как писал психолог Кайпин Пен, в основе восточной диалектики лежат три принципа. Заметьте, я не сказал «положения». Пен предупреждает, что термин «положение» слишком узок для диалектики, которая представляет собой скорее обобщённое, универсальное мировоззрение, чем набор жёстких правил.

  1. Принцип изменчивости мира: реальность — это процесс изменений. То, что истинно сейчас, вскоре станет неистинным.
  2. Принцип противоречивости: противоречивость лежит в основе динамики изменений. Противоречивость постоянна, потому что постоянны изменения.
  3. Принцип взаимосвязи (или целостности): целое больше совокупности частей, его составляющих. Часть имеет значение только по отношению к целому.

Эти принципы тесно связаны между собой. Изменения порождают противоречия, а противоречия порождают изменения. Постоянство изменений и противоречий подразумевает, что обсуждать отдельную составляющую целого бессмысленно, не рассмотрев взаимосвязи её с другими частями и с предшествующими состояниями реальности.

Китайская чашка для чая. XIII – XIV в., династия Юань.

Источник: metmuseum.org

Эти принципы также подразумевают ещё одну важную установку восточной системы мышления, которая представляет собой упорный поиск золотой середины между двумя крайностями. Существует убеждение, что часто противоречия вполне очевидны, что склоняет нас к мнению, что «А верно, но не А не неверно». Это мироощущение выражено в дзен-буддистском изречении «То, что противоположно великой истине, также является истиной».

Многим западным людям эти высказывания могут казаться разумными и даже знакомыми. Сократический диалог, который часто называют диалектическим, в чем-то похож на них.

Это разговор, в ходе которого участники обмениваются друг с другом разными точками зрения с целью приблизиться таким образом к истине.

Евреи заимствовали эту версию диалектического мышления у греков, и талмудисты развивали её в течение последующих 2000 лет. Западные философы XVIII и XIX веков, такие как Гегель и Маркс, внесли собственный вклад в традицию диалектики. Диалектическое мышление стало предметом серьёзных исследований когнитивных философов на Востоке и на Западе начиная с конца ХХ века.

На диалектическое мировоззрение Востока оказала глубокое воздействие концепция дао. Понятие дао охватывает тысячу разных понятий для жителя Востока, но в основе своей дао является воплощением перемен. Инь (женское, тёмное и пассивное начало) сочетается с ян (мужским, светлым и активным началом). Инь и ян существуют исключительно благодаря друг другу, и когда мир находится в состоянии инь, это верный знак, что вскоре он придёт в состояние ян. [...]

Принцип инь-ян выражает взаимосвязь между противопоставленными, но взаимопроникающими силами, которые способны дополнять друг друга, делать друг друга более понятными и создавать такие условия, чтобы одна сила трансформировалась в другую.

Казимир Малевич. Тарелка «Динамическая композиция», 1926 г.

Источник: artinvestment.ru

Знакомство с восточной диалектикой облегчает понимание таких разных взглядов на понятие перемен в восточном и западном мышлении. Профессор Пекинского университета Ли Цзюньцзи показала в своих исследованиях, что при столкновении с любой тенденцией — снижением заболеваемости туберкулёзом в мире, ростом ВВП развивающихся стран, изменением числа детей с диагностированным аутизмом в Америке — жители Запада склонны считать, что тенденция продолжится в том же направлении; а жители Востока гораздо чаще полагают, что тенденция может замедлиться или пойти в обратном направлении.

Студенты бизнес-школ, обучавшихся в традициях Запада, скорее купят те акции, которые растут в данный момент, и продадут те, которые падают. Студенты, обучавшиеся в традициях Востока, чаще покупают акции, которые в данный момент падают, и продают растущие акции.

Диалектическая традиция отчасти объясняет, почему жители Восточной Азии более внимательны к контексту. Если всё постоянно меняется, нужно обращать внимание на обстоятельства, сопровождающие событие. Ведь обстоятельства могут значительно повлиять на событие, что приведёт к противоречиям и переменам.

Логическая и диалектическая традиции порождают совершенно разные реакции на противоречивые положения и доказательства.

На два положения, которые подразумевают противоречие, — что близко к прямому противоречию — жители Запада и Востока отреагируют по-разному.

Студентов Мичиганского и Пекинского университетов ознакомили с несколькими парами якобы научных открытий. Например, одна группа студентов прочитала, что 1) потребление топлива в развивающихся странах показывает, что состояние окружающей среды продолжает ухудшаться, в частности, усиливается глобальное потепление, и 2) замеры температур в 24 отдалённых друг от друга точках планеты показали, что за последние пять лет средние температуры понизились на долю градуса.

Другая группа студентов прочитала только одно из этих предполагаемых открытий. Затем всем студентам задали вопрос, насколько правдоподобными кажутся им эти открытия.

Студенты из Мичигана были более склонны верить более правдоподобному высказыванию (первому из приведённых выше), когда они поняли, что второе, менее правдоподобное высказывание, ему противоречит, чем когда они просто читали более правдоподобное высказывание отдельно. Такой ход мыслей не является логически обусловленным. Высказывание не может быть более правдоподобным, когда ему что-то противопоставляется, чем когда ему не противопоставляется ничего.

Шнурки для перевязки папируса. Египет, VII в. до н.э.

Источник: metmuseum.org

Вероятно, эта ошибка встречается потому, что люди Запада стремятся сразу же разрешить противоречие, решив, какое из высказываний является верным. Процесс выбора подразумевает рассматривание всех причин, по которым может быть выбрано более правдоподобное утверждение. Здесь действует предвзятость подтверждения. Подкрепленное таким сравнением более правдоподобное утверждение кажется нам более надежным, чем в том случае, когда мы не выбирали между ним и другим, кажущимся менее правдоподобным и более противоречивым утверждением.

Китайские студенты вели себя диаметрально противоположным образом. Они испытывали большее доверие к менее правдоподобному утверждению, когда видели, что оно противоречит другому утверждению, чем когда это противоречие не было видно.

Это точно так же не обусловлено логически и вытекает из представления, что в каждом из двух противоречивых утверждений должна быть доля истины. Так как менее вероятное утверждение подкреплено попытками отыскать в нём долю правды, оно кажется более правдоподобным, чем если бы таких попыток не было вообще.

Можно с оговорками сказать, что жители Востока подчас демонстрирует антипредвзятость подтверждения!

Таким образом представители западной культуры совершают ошибки из-за своего чрезмерного стремления искоренить противоречия, мешающего осознать возможность того, что оба утверждения могут быть в какой-то степени верны. Представители восточной культуры могут допустить ошибку из-за того, что более слабое утверждение покажется им более правдоподобным, когда ему что-либо противопоставлено, потому что они попытаются укрепить позиции слабого утверждения, чтобы уменьшить разницу между ним и более сильным утверждением, несмотря на то, что они противоречат друг другу.

Логическая и диалектическая системы взглядов могут многому научиться друг у друга; каждая из них в чём-то верна, а в чём-то нет. [...]

Супрематическая тарелка. Николай Суетин, 1922–1928 гг.

Источник: thecharnelhouse.org

Вспомните, что Жан Пиаже, выдающийся детский психолог середины ХХ века, считал, что основой мышления взрослого человека является логика высказываний. Он называл эти логические правила «формальными операциями», противопоставляя их «конкретным операциям», характеризующим детское представление, например, о соответствии количества вещества форме содержащей его ёмкости. (Песка не станет ни больше ни меньше, если его пересыпать из высокой узкой емкости в короткую и широкую.)

Пиаже считал, что дети используют логику для понимания происходящих вокруг событий, но не способны использовать её для того, чтобы мыслить абстрактно.

Став подростками, они начинают использовать формальные операции, чтобы думать об абстрактных концепциях.

Формальные операции — правила логики высказываний — могут быть только выведены путем умозаключений, им нельзя научить. Они полностью формируются к концу подросткового возраста. Научиться мыслить абстрактно после достижения этого возраста уже нельзя. Каждый нормальный взрослый человек обладает одним и тем же набором правил формальной логики.

По большей части вся эта теория ошибочна. [...] Cуществует бесчисленное множество абстрактных правил помимо этих самых формальных операций, — например, концепция статистической регрессии или анализ эффективности затрат. Более того, до этих абстрактных правил можно не только додуматься самостоятельно, им можно научить, и мы продолжаем учиться, уже повзрослев.

Отчасти в ответ на теорию Пиаже в конце ХХ века психологи придумали термин «постформальные операции», который обозначает принципы мышления, которым человек учится, выйдя из подросткового возраста, и которые, как правило, подразумевают не один-единственный верный вариант действий, а множество правдоподобных решений.

Портрет ребёнка. William Lydston, 1842 г.

Источник: metmuseum.org

Применение этих принципов может открыть новые перспективы решения проблем или послужить практическим руководством по разрешению очевидных логических противоречий и социальных конфликтов.

Постформалисты, а именно Клаус Ригель и Майкл Бассекс, назвали этот тип мышления диалектическим. Описывая эти принципы, они в значительной степени опирались на восточную философию. Эти принципы можно разделить на пять групп.

  • Взаимосвязи и контекст. Диалектическое мышление уделяет особое внимание взаимосвязям и контексту, важности восприятия объекта или явления как части чего-то большего; пониманию того, как работает система в целом; равновесию внутри системы (тела, группы объектов, производственного процесса) и необходимости рассматривать одну и ту же проблему с разных точек зрения.
  • Антиформализм. Диалектическое мышление противопоставляется формализму из-за того, что последний отделяет форму от содержания. Мы совершаем ошибки, абстрагируясь от конкретики проблемы, превращая её элементы в части формальной модели и игнорируя факты и контекст, имеющие важнейшее значение для корректного анализа. Переоценка логического подхода ведёт к искажению проблемы, стереотипности и ошибкам.
  • Противоречивость. Постформалисты указывают на важность выявления противоречий между высказываниями. Кроме того, важно признавать, что противоположности дополняют друг друга и лучше способствуют пониманию проблемы, чем упорное следование только одной точке зрения.
  • Перемены. Психологи-постформалисты считают, что события нужно рассматривать как моменты общего процесса, а не статичные происшествия, случившиеся сами по себе. Они признают, что взаимодействие между системами является источником перемен.
  • Неопределённость. Отчасти из-за особого внимания к переменам, противоречивости и влиянию множества различных факторов, составляющих контекст, постформалисты также считают необходимым признавать неопределенность знания.

Эти принципы мышления не чужды западным людям. Разница между Востоком и Западом в том, что на Востоке эти принципы считают фундаментальными и используют их везде и всегда.

В оформлении статьи использована картина Пауля Клее «Вокруг рыбы» (1926 г.)

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
24 июня 2016, 19:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--