Михаил Кушнир

Получить образование или получить от системы образования?

Потребительство — это игнорирование чужих интересов на фоне своих. Поговорим о потребительстве в образовании и о том, чем оно чревато.

Время чтения: 15 минут
Получить образование или получить от системы образования?

Все от образования чего-то хотят, но интересы разных ролевых групп слабо пересекаются. Некоторые читатели могут возмутиться моими гротескно-негативными описаниями ролей. Но, во-первых, гротеск позволяет подчеркнуть ключевые особенности, а во-вторых, в реальности до обидного много тех, кто этим описаниям соответствует.

Ролевые потребительские портреты

 

Ученик является потребителем санаторного бизнеса: хочет чего-то комфортного, чтобы потом без проблем поступить в вуз. Но самостоятельно упираться не готов. Хочет массовика-затейника в школе при минимуме собственных трудозатрат.

 


 

Родитель ученика является потребителем социальных услуг: вы мне должны, а я ещё и права покачаю между своими делами. Самый массовый родитель хочет сдать ребёнка в сад, а когда освободится от работы, покачать на руках внуков, рассказывая в промежутках друзьям и знакомым об успехах своего чада, как они удачно выбрали школу, вуз, пару и страну.

Менее массовый, но заметно более тревожный для учителей вид родителя, наоборот, хочет круглосуточно перемещаться с ребёнком вместе, диктовать учителю и всем окружающим, как они должны себя правильно вести с его ребёнком. Причём часто такой родитель склонен переносить свои потребности на всех остальных. Но брать на себя ответственность за выявление и формирование образовательных потребностей, выстраивать под них образовательную программу и, тем более, процесс ни те, ни другие не готовы.

Ничтожно редкие родители, в противоположность к обоим предыдущим, берут всё образование на себя, и тогда хотят, чтобы школа в удобное для них время проводила обязательные экзамены.

 


 

Учитель напоминает уборщицу, которой все мешают. Или непризнанного художника. Такое психологическое потребительство: его услуги без окружающих никому не нужны, но при их наличии становится непонятно, кто кому должен. Учитель хочет, чтобы ученики трепетно ему/ей внимали, выполняли все задания, а потом вдохновенно славили на фоне других. Чтобы родители внимательно следили за тем, что ребёнок изучает, и обеспечивали своевременное и качественное исполнение заданий. Когда возникают проблемы, чтобы прибегали по первому зову и виновато выслушивали учительские проповеди, понуро принимали на себя праведные молнии. Чтобы администрация не грузила отчётами, собраниями, пророчествами нищего бюджета и низких баллов подтверждения квалификации, не заставляла торчать в школе, когда нет уроков. Чтобы в учебный график не вклинивались неожиданные мероприятия и поручения. Чтоб зарплаты хватало, но был повод на неё попенять. Но при этом учитель не готов старательно осваивать новые педагогические приёмы, подходы, железки и технологии, выяснять, что на самом деле хочет ученик и чем обеспокоен родитель. Он и так велик, а все вокруг рукоплещут.

 


 

Директор школы — зицпредседатель Фунт: ради статусности готов выполнять не вполне законные указания начальства и даже в любой момент за них пострадать. Он хочет, чтобы все ученики и учителя были на месте, посещали многочисленные внешние мероприятия и побеждали там, соблюдали заведённый порядок и его редкие, но важные указания. Чтобы родители радостно превозносили школу в целом и его/её лично во всех печатных и непечатных СМИ, но при этом не отвлекали от мелочной текучки. Чтобы проверки обходили школу стороной или, как минимум, оставляли заключения о полном отсутствии недостатков. Чтобы бюджет своевременно наполнялся государством и не только. Но директор не готов отстаивать право школы на самостоятельную образовательную политику и инструменты её реализации, формировать образовательные запросы учеников совместно с родителями и ориентироваться на них при разработке индивидуальной образовательной программы. Чем меньше отклонений от заведённого порядка, тем лучше. Самое надежное и спокойное — аккуратно исполнять предписания начальства и пиарить свою школу.

 


 

Чиновник с ценностями и потребностями прекрасно описан в русской литературе, например, в лице Фамусова. Если директор только мечтает о порядке, то чиновник его требует. Он хочет, чтобы все подконтрольные радостно, весело и в срок исполняли все его распоряжения и творческие инициативы. Чтобы вовремя формировались замечательные отчёты, которые позволяли бы бодро продвигаться по служебной лестнице под звон заслуженных наград. Чтобы бюджетные средства распределялись под его чутким контролем, т.к. это, во-первых, обеспечивает ему должный пиетет окружающих, а во-вторых, позволяет надеяться не только на пиетет. Он не хочет считаться с проблемами и возражениями, которые выходят за рамки его понимания. А если его бог — вышестоящий чиновник — не возражает, у него есть возможность реализовать своё желание «не считаться», которым он блестяще пользуется. Чиновник — стержень потребительской пирамиды образования, определяющий режим её вращения и получения стружки.

 


 

На что похоже государство в сфере образования, писать не буду — это уже политика, а в ней образы у разных людей сильно отличаются. Государство хочет… Не знаю, что оно хочет. Кто-нибудь знает? Я не про красивые бумажки и доклады, а про внятные цели. Сегодня народ уже привык к деловой постановке целей, а не расплывчатым словооборотам: чтобы про цели было понятно, адекватно, достижимо, измеримо. Я не нашёл. Цифровые индикаторы есть, а откуда они берутся и почему, непонятно. Правила и критерии оценки качества диктует министерство, а почему? Оно заказчик? Тогда как выглядит заказ?

Выскажу свою гипотезу: государство хочет, чтобы кадры в стране обеспечивали потребности развития страны и чтобы народ не ругал систему образования, в частности, качество работы и процессы, там происходящие. Но что государство делает для этого? Нельзя утверждать, что ничего не делает, но все всё ругают. И полный «раздрай»: одни призывают реформы отменить и вернуться в «советскую школу», другие, наоборот, быстрее проводить следующие изменения, чтобы не висеть над пропастью между её краями. Есть и такие, кто призывает отменить бесплатность образования, гарантированную Конституцией. То есть и здесь всё не слава богу.

Прошедший Госсовет показал, что и государевы люди демонстрируют потребительский подход: одни пытаются купить правильные решения, другие — заполучить от государства свои интересы. Системный кризис в образовании решать никому не хочется — слишком велики издержки и необходимо учесть много разных интересов.
 

 

Бизнес хочет получать готовых к работе сотрудников со знанием всех нужных родных и зарубежных языков. Но участвовать в их подготовке и даже планировании часто не готов.

Часть бизнеса живет за счёт кадрового голода — на дополнительном образовании по недостающим компетенциям. Или по мнимым недостающим, но это уже зависит от чуйки заказчика. И только тут, кроме жабы за деньги, никаких «но» придумать не могу: сфера возмездного дополнительного образования живет по внятным правилам заказа-услуги.

Есть часть бизнеса, которая зарабатывает на потребностях системы образования, чаще всего, за счёт госбюджета. Эти средства наиболее удобные для освоения, потому что подходы к ним уже натоптаны, правила известны. Сложность этого бизнеса в том, что люди, принимающие решения, меняются, а с ними часто меняются и подрядчики. Прелесть же этого бизнеса в том, что требования выставляют одни, а пользоваться продуктом приходится другим. Причём требования обычно выставляет чиновник, который очень приблизительно представляет, что нужно от продукта, кроме отчёта. А работать с продуктом будут подчинённые чиновника, которым этот продукт, возможно, и не нужен. Или нужен, но другой. Но пользоваться придется всё равно этим. Поэтому интенсивность использования продукта заведомо ожидается минимальной, ведь люди избегают пользоваться тем, что им навязано и не очень нужно. Для чиновника, который заказал, обратного хода нет: если продукт признают негодным, у чиновника могут быть большие неприятности. К тому же он изначально ожидает негативной реакции подчинённых и готов с ней справляться давно отработанным авторитарным способом. Так что для подрядчика такие заказы самые выгодные, ибо недостатки продукта практически не играют роли для производителя. В самом худшем случае плохим продуктом пользоваться не будут. И не надо — сделаем новый: лишь бы деньги платили.

Яркая иллюстрация — известный скандал с московским электронным журналом МРКО. Похожие истории имеют место не только в Москве, но там шума меньше. МРКО навязали всем школам Москвы после того, как они нескольких лет работали с разными другими журналами по их собственному выбору. Люди зашумели, собрали в сети петицию с подписями на десятки тысяч человек. Даже финансовое расследование провели, что на задачу создания централизованного электронного журнала на протяжении нескольких лет несколько раз тратили бюджетные средства, на которые создали последовательно разные программные продукты. И это при том, что таких журналов на рынке и без них давно расплодилось, как «донов Педро в Бразилии». Мало того, что МРКО был неудобным — в нём начали пропадать данные, причём в самые ответственные моменты окончания полугодий: в декабре 2014 и в мае 2015. В Московской Думе проводили специальные совещания: виноваты оказались враги — другие журналы, с которыми школы не хотели расставаться. Жалоба несколько раз обошла все органы власти, и закончилась годичная бюрократическая переписка ничем. Некоторые до сих пор и в сети регулярно всхлипывают, и в органы власти пишут.

В сбалансированной системе потребительство не несет особо критичного негатива, хотя учёт чужих интересов, в любом случае, не повредит. В плохо сбалансированной системе отношений чужой интерес системно конфликтует с моим, поэтому я вынужденно отдаю приоритет своему и перестаю считаться с чужим. Потребительский подход приводит к такому же потребительскому отношению при формировании предложений к модернизации системы.

Потребительское отношение к системе образования

К анализу логики потребительского подхода меня подтолкнула очередная статья про то, что в школе нужен секс-просвет, а то без него СПИД, беременности и презервативы «плохо продаются». Спор шёл о том, нужен ли такой отдельный курс. На мой взгляд, в этом споре потребительский подход к образованию проявился в полной мере.

В обществе потребления легко забыть, что система образования не может быть супермаркетом.

Источник: wikipedia.org

К учебным курсам

Обращаю внимание на подход к решению вопроса о секс-просвете: «я считаю, что в школе надо провести курс». Я хочу, а вы проведите. Я хочу, а вы отмените. Типичная логика общества потребления: «Сделайте мне красиво». Возможен и другой вариант: если пробьют курс, я заработаю на его разработке. Есть и ещё более грустный вариант: если пробьют курс, я заработаю на товарах или услугах, которые будут рекламироваться в этом курсе.

 

Источник: shawinspires

К учебным предметам

Предметный подход в обучении зародился тогда, когда содержание образования было не очень обширным и легко сегментировалось направлениями обучения: языки, математика, науки, богословие, трудовые навыки… По мере роста объёма изучаемого материала модель предметного обучения ветвилась всё сильнее и на некотором этапе уже потеряла исходный смысл. Я считаю, в этих условиях выносить в отдельный предмет каждое предлагаемое к изучению знание — верх содержательного и управленческого идиотизма: приводит к перетягиванию часов между предметами, ибо часы изучения не резиновые (на них тоже распространяется закон сохранения). Знания не делятся на предметы — мир един! Поэтому, вместо попыток расширения списка изучаемых предметов, я бы приветствовал его сокращение в пользу целостности.

Раз уж зацепили секс-просвет, он полностью ложится в курс биологии. Ничто не мешает разложить нужные знания по разным возрастам в соответствующих формах и объемах. Какие-то аспекты, полагаю, логичнее изучать в курсе ОБЖ. А какие-то в литературе, раз психологии нет. Но объём и форма предметов — ответственность школы в соответствии с образовательной программой, составленной по ФГОС.

 

Источник: widewalls.ch

К сотрудникам школы

Статья Ольги Карчевской с эпатажным, как может показаться, названием «Любить детей не входит в мои профессиональные обязанности» вызвала у меня ассоциацию с эмоциональным потребительством или даже жёстче — с эмоциональным инфантилизмом: только эмоционально недозрелый человек может путать пожелание с требованием и любовь с добрым отношением. Игнорирование права учителя на собственные эмоции, завышенные требования к его должностным обязанностям — типичное потребительское отношение.

Более того, при всей бытовой симпатичности приватных чаепитий учителя с учеником, меня эта идиллия скорее настораживает. Если не делать поправку на иное время (хотя стоит уточнить возраст автора), вспоминается анекдот о различиях между учителем и педофилом. Я знаю о ряде примеров, когда подобные отношения были компенсацией психологических комплексов учителя, а не любовью к ученику, как это представляется инфантильному автору текста. Это не относится к конкретным отношениям автора статьи и описываемого учителя — я о них ничего не знаю. Я предостерегаю от обобщения: статья явно выводит как образец для подражания совершенно избыточные с формальной позиции отношения учителя и ученика.

Кадры из к/ф «Золотой телёнок» (1968 г.)

К системе образования

Самым очевидным потребительством рассматриваю самопиар многих, подчас весьма известных персон, на волне всеобщей критики отечественной системы образования. Характерным признаком подобного потребительства считаю эффектные банальности на фоне отсутствия конструктивных предложений. На глубокий системный уровень анализа проблем образования выходить не готовы, но старательно отвлекают на себя внимание тиражируемыми в СМИ популистскими вариантами или примитивными процедурными частностями.

К образовательной тематике

Под предлогом образовательных задач и заботы о детях часто проводятся финансовые, политические и иные интересы — главное, аккуратно и благопристойно сформулировать. Отчасти о том же написано выше в рассуждениях о бизнесе, зарабатывающем на потребностях системы образования. Здесь я обращаю внимание на то, что не все потребности могут быть реальными — они могут быть намеренно придуманы для достижения личных целей.

К образовательному опыту других стран

Призывы к заимствованию часто не учитывают того, что образование опирается на культуру. Нельзя рассматривать любые другие системы без учёта культурного аспекта. Возьмём известную своими успехами корейскую школу. По результатам международных тестов они среди тех, кто впереди планеты всей. Давайте скопируем их систему — и будет нам счастье! Только сначала оцените маленькую зарисовку вне любой системы: учитель даёт задание и уходит из класса, потому что уверен, что дети всё сделают строго по правилам.

А теперь под тем же углом посмотрим на тот же секс-просвет: если в нашей культуре не принято публично обсуждать сексуальные темы, зачем внедрять в школу зарубежные практики, даже при полном успехе их там? А как повлияет на различные аспекты поведения такая смена практики уклоняться от обсуждения этой сферы в обществе?

Если мы считаем, что чего-то не хватает в образовании, не значит ли это, что решать проблему нужно в логике существующей культуры, а не внешним заимствованием?

Поверхностное отношение к заимствованию тоже можно назвать потребительством: хочется иметь нечто привлекательное из другой страны, но проводить глубокий анализ на культурную, техническую, организационную, финансовую и прочую совместимость — учитывать разные интересы — не хочу.

 

Источник: wikimedia.org


В поиске выхода

Мы влетели в общество потребления с довольно странной ментальностью, замешанной на социально-уравнительных идеях. Образование летит по инерции из прошлой жизни. Его попытались подшлифовать на лету под новые реалии, но и реалии оказались динамичнее, и простой правки для новой жизни недостаточно. Система по сути старая, а «хотелки» новые, причём у всех разные.

С этой точки зрения интересно посмотреть на опыт дополнительного платного образования — в нём интересы легче согласуются. Конечно, отказываться от социальных обязательств системы образования нельзя, но нужно понять, что их выполнение невозможно без попытки осознать потребности всех сторон и согласовать их в единой взаимовыгодной логике.

Остановите устаревший конвейер «единого образовательного пространства»! Определитесь с целями. У образования как системы своя цель — обеспечить организационные условия для реализации всех образовательных задач в стране. У каждого участника в каждой ролевой функции — своя. Важно, чтобы каждый понимал и чувствовал, что система готова слушать, слышать и удовлетворять разные потребности. Тогда можно будет уважать потребности каждого, а не только свои.

В образовании системный кризис, и решать его нужно системно. Мои размышления на эту тему в сети описаны. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
29 января 2016, 13:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--