Ева Резван

Разрушительная забота, или почему мы оправдываем эмоциональное насилие над детьми

Под словом «насилие» мы обычно подразумеваем физическое или сексуальное. А вот эмоциональное мы часто именуем «воспитанием духа» и «контролируемым стрессом», считая, что совершается оно с благими целями.

Время чтения: 8 минут
Разрушительная забота, или почему мы оправдываем эмоциональное насилие над детьми

Мы никогда бы не позволили учителю, воспитателю или тренеру ударить нашего ребенка или сексуально его домогаться. При этом мы терпимо относимся к запугиванию детей и крикам на них, и это происходит по трём главным причинам:

  • Физическое и сексуальное насилие оставляет явные следы на теле человека и поэтому может быть задокументировано. Запрет на него прописан в законодательстве любой развитой страны — в отношении и ребёнка, и взрослого. Закон серьёзно относится к физическому насилию, считая это преступлением, и точно так же поступают родители. Статьи же об эмоциональном насилии нет ни в одном официальном документе. Кроме того, его часто называют «мотивацией». Мол, я сейчас не срываю гнев на детях и не оскорбляю их, а мотивирую их не стоять на месте;
  • Продолжение предыдущего пункта. Запугивание бывает трудно обнаружить и распознать. Его часто ошибочно принимают за строгость, высокие требования со стороны педагога и даже за его неравнодушие — считается, что учитель настолько «горит» своим делом и «более душой» за результат, что не может сдержать собственные эмоции. Многие родители даже поощряют подобную учительскую «страсть к совершенству», безоговорочно считая, что учитель знает, что для детей лучше;
  • До недавнего времени психиатрические и психологические исследования строились в основном на интервьюировании, что не обеспечивало твёрдых доказательств причинения серьезного вреда детям.

Кадр из кинофильма «Цельнометаллическая оболочка», 1987 г.


Как и почему это происходит

Современные исследования по неврологии подтверждают, что эмоциональное насилие наносит мозгу ребенку серьёзный вред, который теперь фиксируется с помощью компьютерной томографии. Так же, как и физические повреждения, эмоциональные издевательства оставляют свои следы. Только в отличие от синяков, которые обязательно пройдут, и сломанных костей, которые срастутся, «шрамы» в мозгу человека могут не заживать всю жизнь.

Большинство неврологических исследований изучает влияние эмоционального насилия внутри возрастных групп. Например, проявление травли или издевательства внутри детских коллективов, классов или на игровых площадках. Или же отношения взрослых между собой на рабочем месте. Однако уровень и характер насилия между людьми напрямую зависит от мощности «дисбаланса сил» участников контакта. Но наибольший дисбаланс существует как раз в отношениях «взрослый-ребенок», и особенно в паре «учитель-ученик». Взрослый, находящийся в опекающей роли, имеет огромную власть над ребёнком, ведь он контролирует не только его настоящее, но и будущее. Мы часто учим детей рассказывать учителю, если с ним происходит что-либо неприятное. Но мы точно также должны проинструктировать их, что делать, если эмоциональная агрессия исходит от самого учителя или тренера.

Но всё не так просто. Когда ребенок рассказывает о некорректном поведении учителя, родитель попадает в довольно сложную ситуацию. С одной стороны, он хочет прекратить издевательства, а с другой — прекрасно понимает, что учитель или тренер по-прежнему имеет власть над их ребенком.

Жалоба или высказанное недовольство могут сделать ребенка ещё более уязвимой мишенью.

Если мы хотим открыто говорить о запугивании или любых других формах эмоционального давления со стороны взрослых, стоит придумать действующие механизмы реального контроля этого аспекта их деятельности.

Когда родители и педагоги осознают уровень повреждений мозгу ребенка, наносимый регулярным запугиванием, им уже не будет казаться крайностью введение юридической ответственности не только за физическое, но и за эмоциональное насилие.

Кадр из кинофильма «Цельнометаллическая оболочка», 1987 г.


Мифы запугивания

Тем не менее, этого не произойдет, пока мы продолжаем верить, что насилие играет полезную роль в образовании. В этом контексте целесообразно рассмотреть популярные мифы об использовании запугивания детей (а именно подростков) как полезного педагогического инструмента в системе школьного образования. Хотя в представленном виде она сформулированы доктором Дженифер Фрейзер, американской писательницей и исследователем психологии обучения, эти мифы оказываются вполне живучи и на отечественной педагогической почве:

  • Миф № 1. Подростки — это почти взрослые. Они должны учиться «держать удар».

Хотя это почти верно в физическом плане, в отношении развития головного мозга всё обстоит как раз обратным образом. Мозг подростков находится в стадии роста и развития, что не делает его менее восприимчивым к эмоциональным угрозам. Если вы не позволяли учителю или воспитателю кричать или ругаться на вашего малыша, вы не должны позволить им делать это и в отношении подростка.

И те, и другие подвергаются значительному риску развития посттравматического расстройства в связи с текущей стадией развития их мозга.

  • Миф № 2. Запугивание — это такая форма заботы, направленной на то, чтобы сделать детей сильнее.

На самом деле запугивание вызывает стрессовую реакцию, которая способствует выработке в организме кортизола. Этот гормон непосредственно связан с депрессиями и психическими заболеваниями, и так уже слишком масштабно наблюдаемых в подростковой среде. Запугивание может оставить неизгладимый след именно потому, что влияет на гормональную сферу человека и снижает рост новых нейронных связей в мозге. Ничто из этого не делает ребенка сильнее, умнее или спортивнее. Зато наносит ему постоянный, необратимый физический вред.

  • Миф № 3. Эмоциональное насилие не так серьезно, как физическое или сексуальное.

Как было сказано выше, запугивание оставляет в мозге человека неврологические повреждения, которые можно увидеть с помощью МРТ.

Исследователей удивило, насколько эти повреждения схожи с теми, что были зафиксированы у детей, подвергшимся физическому или сексуальному насилию в раннем детстве.

Родители, одобряющие так называемую учительскую «строгость» ради победы и достижений, сопровождаемую криком и ругательствами, должны быть в курсе, что это сопоставимо с попустительством сексуального или физического насилия. Магнитно-резонансная томография показывает, что отклик мозга на эмоциональное давление идентичен его реакции на боль от удара или ожога.

  • Миф № 4. Издевательства — это просто часть взросления.

Неврологи доказали, что благоприятная, комфортная среда позволяет подросткам значительно эффективней развиваться и наращивать свой образовательный потенциал. В то время как в интоксицированном обществе, где страдания и стресс приобретают устойчивый характер, нередко отмечается интеллектуальный регресс. Эффект запугивания не прекращается, когда ученики покидают школу. Изменения мозга являются долгосрочными, а эмоциональные шрамы остаются на всю жизнь.

Неврологи бьют тревогу и даже говорят об «эпидемии издевательств». Дети усваивают насилие как реально действующий способ для достижения лучших результатов и движения вперед, которым они будут пользоваться впредь в своей будущей, уже взрослой жизни. И тут родители должны задать себе непростой вопрос — откуда это берется, ведь никто не учит педагогов таким вещам в профессиональных учебных заведениях,

  • Миф № 5. Ученики и спортсмены лучше реализуют свой потенциал в стрессовом режиме.

Клетки мозга, сформированные в раннем возрасте и используемые в подростковом, образуют новые соединения, что и ведет разноплановому развитию человека. Те же, что не используются, постепенно отмирают. Так устроен человеческий мозг.

Таким образом, в подростковом периоде детский интеллект либо развивается, либо плавно идёт к разрушению. Выработка кортизола как реакция на стресс повреждает мозговые структуры, влияющие на обучение, память, концентрацию и принятие решений. При таких условиях ни один учитель или тренер не сможет добиться от ребенка каких-либо выдающихся достижений. Зато совершенно точно нанесёт ему серьёзную и продолжительную травму.


В заключение

Родители, учителя, школьная администрация и законодатели должны объединиться, чтобы гарантировать защиту детей от всех видов жестокого обращения, в том числе от эмоционального насилия или издевательств со стороны взрослых. Не имеет никакого смысла защищать наших детей от двух видов жестокого обращения, физического и сексуального, оставляя нетронутым третий, не менее разрушительный.

Есть надежда, что в мире неравнодушных учителей и тренеров, желающих лучшего для своих воспитанников, информированная дискуссия, обоснованная психологическими и неврологическими исследованиями, всё же приведет к устранению запугивания и давления как одного из продуктивных подходов в образовании детей.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
11 ноября 2015, 16:30

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--