Эссе: жанр, который учит мыслить

Мы учимся мыслить, пока учимся выражать свои мысли. Поговорим об основном образовательном инструменте, который для этого предназначен.

Время чтения: 9 минут
Эссе: жанр, который учит мыслить

Эссе — это жанр с долгой и интересной историей. В литературе с ним связаны имена Монтеня, Кьеркегора, Эмерсона, Камю и многих других мыслителей. В отличие от рассказа или романа, которые традиционно относят к области фикции, эссе — это ещё и важнейший образовательный инструмент.

Когда вы пишете эссе, каждая ваша мысль должна быть самостоятельной.

Эссе отражает ваши личные представления о мире — даже если вы их получили только путём усиленного чтения и переработки чужих мыслей. С помощью эссе вы учитесь ассоциировать факты и утверждения из разных источников, строить аргументацию, делать свои знания более чёткими и систематизированными. 

Создателем жанра эссе считается Мишель де Монтень, чьи «Опыты» (фр. «Essais») не походят на заранее продуманные сочинения, а будто бы фиксируют мысль на лету.

Источник: nouvelobs.com

Во многих университетах США и Великобритании эссе используется как один из главных способов оценки и обучения (особенно это касается факультетов свободных искусств и наук). Эссе, как правило, — это результат работы студента на протяжении всего курса по выбранному предмету; именно его используют преподаватели, чтобы оценить успехи своих подопечных. 

В российской высшей школе эссе как образовательный инструмент пока не утвердился окончательно, хотя и получил какое-то признание. Сочинения по литературе и русскому языку, над которыми трудится каждое поколение российских школьников, мало напоминают эссеистику. В советские годы этот жанр был глубоко ритуализован и совершенно не годился на то, чтобы развивать самостоятельное мышление. Во многом эти проблемы сохраняются и сегодня.

Ниже мы публикуем отрывок из книги «Мозг. Тонкая настройка» Питера Уайброу ― директора Института неврологии и поведения человека Калифорнийского университета. Он поможет понять, за что эссе так любят в Оксфорде, и почему этот жанр по-прежнему остаётся важнейшей частью образовательного процесса.


Британский экономист Джон Мейнард Кейнс, получивший диплом математика в Кембридже в 1904 г., верил в нравственное значение образования — в то, что основная общественная роль университетов заключается в развитии интеллекта и характера путём оттачивания в студентах навыков размышления и общения. Если присутствует эта основа, считал Кейнс, то частности любой избранной профессии освоить гораздо легче.

Дж. М. Кейнс. Фото: Gorden Anthony, 1930-е гг.

Источник: verenigingseconomie.nl

Сегодня, через сто лет, с Кейнсом совершенно согласен Джордж Боуэн, читающий лекции по менеджменту в Королевском колледже и Бизнес-школе имени Саида при Оксфордском университете.

Я познакомился с Джорджем на борту парома, плывшего по Ирландскому морю в штормовую погоду, — ничего опасного для жизни, однако достаточно неприятно, чтобы способствовать разговорам с попутчиками, — и очень скоро мы обнаружили общность интересов в теме образования. Джордж, который начал свою преподавательскую карьеру после нескольких десятилетий, проведенных на руководящих постах в текстильной промышленности, — горячий сторонник системы тьюторов, или наставников, которая является отличительной особенностью оксфордского образования с XIX в., а как неформальная традиция существует гораздо дольше.

Как объяснил мне Джордж как-то днем, когда мы сидели в комнате отдыха преподавателей в Королевском колледже среди мрачных портретов королей и давно почивших принцев, главным упражнением для развития навыков рассуждений и коммуникации служит эссе.

«Я знаю, это звучит слишком просто, — говорил Джордж, устроившись в кресле с чашечкой кофе, — но студенты приходят в Оксфорд для того, чтобы научиться писать эссе.

Каждую неделю на протяжении всего учебного года каждый студент пишет мини-работу по теме, которую выбирает вместе с наставником». Главная цель этого упражнения — научиться логически выстраивать аргументы, подводя к конечным выводам.

«Я говорю своим ученикам, — продолжает Джордж, — что, если они хотят доказать, что луна не жёлтая, а зеленая, всё в порядке. Мы не спорим о том, что верно, а что нет. Мне просто нужно увидеть, как они выстраивают свою аргументацию и логичны ли сделанные выводы. Я хочу, прочитав два абзаца, понять, как они видят тему своего сочинения, прежде чем пускаться в объяснения. Нам не нужно, чтобы все вопросы были поставлены с самого начала, главное, что автор обдумал тему и лишь затем начал писать. Следовательно, задание состоит в том, чтобы кратко рассмотреть литературные источники, развить свою аргументацию и прийти к разумным выводам.

При оценке эссе 30% — это структура, 30% — содержание, а всё остальное — это сила и оригинальность доводов, — продолжает Джордж. — Это означает, что студент должен не просто ознакомиться с суждениями авторитетов в данном вопросе, но и дополнить их собственными источниками и авторами. Нам нужно, чтобы студенты не рассказывали нам, что написано в книгах (подразумевается, что они должны читать их), а сопоставляли то, что в них написано, и включались в обсуждение проблемы, излагая собственные мысли».

 

Фото: thenextweb.com

По опыту Джорджа, час занятий с каждым студентом в неделю в сочетании с написанием эссе позволяют наставнику оценить личные навыки и знания подопечного, постепенно поднимая планку, пока тот не освоит дисциплину аналитического мышления.

«Так что вы предоставлены сами себе, — поясняет Джордж. — У вас нет другого выхода, кроме как сесть и работать. Мы даём студентам главные жизненные уроки, способы раскрытия достоверной информации, логического мышления и вынесения чётких суждений».

Итак, получается, что настоящая работа Джорджа в Королевском колледже состоит не в преподавании менеджмента, а в развитии у студентов правильных привычек с помощью поддержки и заботливого отношения. Оттачивая навыки написания эссе, студенты развивают способность своего мозга к интуитивному обучению и высвобождают мощь орбитофронтальной коры (исполнительного мозга), для того чтобы она выполняла свое предназначение — думать и выбирать.

Когда я изложил свои соображения Джорджу, он кивнул. «Эссе — это всего лишь средство, — согласился он, — а интерактивный формат наставничества укрепляет человеческие взаимоотношения между наставником и учеником». Джорджу кажется, что это особенно важно для некоторых иностранных, в том числе американских, студентов, многие из которых не умеют выражать собственные мнения.

«Для них это становится в некотором роде шоком, — поясняет Джордж, — потому что многие привыкли просто заучивать факты, пересказывать содержание книги или примечаний к ней, вместо того чтобы отложить её и подумать своей головой».

Я предположил, что эта совокупность навыков в чем-то подобна работе хорошего психотерапевта, который начинает с приятной для пациента темы, а затем раскрывает то, что для него значимо (то есть задействует прогрессивную последовательность процесса созревания — привязанность, смысл, привычка и т. д. [...]), а не просто погружается в абстрактную дискуссию.

 

Фото: LIFE. pinterest.com

«Это именно так, — ответил Джордж. — Вначале я пытаюсь завязать со студентом важный, значимый разговор: откуда он приехал, какие у него взгляды на жизнь, где он хотел бы видеть себя через несколько лет. А дальше я строю наше общение на том, что узнал из этого разговора, в первую очередь на том, что для человека особенно приятно и особенно хорошо ему удаётся.

Зачастую мы преподаём какие-то весьма абстрактные вещи: накопление богатства, провалы в управлении и т. д., и очень важно, особенно вначале, увязать написание эссе и курс лекций с тем, что студентам легко понять. Так что мне приходится связывать аномальные прибыли рынка предметов роскоши с интересом девушек к дизайнерским сумочкам или страсть юношей к авиамоделизму с проблемами Boeing Aircraft, компании, которая, несмотря на свои лидирующие позиции в отрасли, столкнулась с проблемами из-за конкуренции с корпорацией Airbus, пользовавшейся государственной поддержкой. Короче говоря, я стараюсь научить их новому, используя то, что им знакомо».

Джордж немного помолчал. «Оксфорд — очень занятное место, — продолжил он, махнув рукой в сторону портретов на стене. — Это частное учебное заведение, которое остаётся таким вот уже примерно тысячу лет. Многие студенты решают поступать сюда именно из-за системы наставничества. Эссе — наш эвристический инструмент. Его корни можно найти у древних греков, в аргументации Сократа и Платона. В период Ренессанса оно было изобретено заново и стало основной формой обучения.

Оксфорд и ему подобные места сохраняют свою привлекательность благодаря такой форме образования, основанного на близких личных контактах.

В целом, если говорить о независимости и дисциплине, слова у нас не расходятся с делом: в отличие от многих других университетов на моих семинарах никто не сидит просто так. Подразумевается, что, если кому-то не понравится то, что я делаю или говорю, мне об этом сообщат. Для меня после стольких лет в бизнесе эта профессиональная среда кажется очень странной! Продуктивность и эффективность здесь определяется вовсе не так, как на рынке, но тем не менее личности с навыками лидерства постоянно проявляются в этих стенах».

 

Фото: bodleian.ox.ac.uk

«А что можно сказать о сегодняшнем дне? — спросил я. — Лишь очень немногие могут попасть в Оксфорд и ему подобные элитные заведения. Что же делать остальным?» — «Да, это проблема, — согласился Джордж. — Но давайте всё-таки не терять леса за деревьями. Цель либерального образования — стимулировать в людях воображение и самостоятельность мышления. Это непростая задача в современном мире, где вся информация подается мгновенно, в уже переваренном виде.

Здесь мы находимся в привилегированном положении: у наших студентов сильная базовая подготовка, и обычно они жаждут учиться. Я осознаю эту привилегированность, но это отвлекает нас от того, о чём я хочу сказать.

Наследие и история таких старинных образовательных заведений показывают нам, что люди обучаются на примерах: именно близкие отношения между студентом и преподавателем дисциплинируют ум и рождают самоконтроль.

Это ключ к обучению длиною в жизнь. И это работает. По мере роста уверенности студента в себе растет гибкость его мышления и страсть к фактам, за которыми сегодня надо постоянно следить. Вот урок, который мы должны выносить отсюда и из подобных мест».

В оформлении материала использован коллаж Макса Эрнста к графической новелле Une semaine de bonté.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
7 июня 2016, 12:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--