Ренат Атаев

Про футурошок

В конце 1960-х основатель футурологии Элвин Тоффлер написал книжку, актуальность которой то подтверждается, то подвергается сомнению до сих пор.

Время чтения: 11 минут
Про футурошок

Он издал её на пике популярности психоанализа, когда стрессированные новым темпом жизни американцы уже вовсю осаждали кабинеты психиатров. Наблюдая за тенденциями середины прошлого столетия, Тоффлер сделал пророческое предположение. Состоит оно в том, что люди в какой-то момент перестают поспевать за всё уплотняющимся потоком перемен. Это вызывает у них своего рода «декомпенсацию» — комплекс психологических проблем и заболеваний, которые автор в книжке очень красочно живописал.

Термин «футурошок» Тоффлер впервые употребил в 1965 году в своей статье в журнале Horizon.

Футурошок по Тоффлеру — это стресс и дезориентация, которые возникают у людей, подвергающихся слишком большому числу перемен за слишком короткое время.

Так это или нет, сказать однозначно не просто. С одной стороны, мы действительно имеем проблемы, связанные с неспособностью контролировать повседневный стресс. Но не была ли жизнь полста лет назад в этом смысле тяжелее — в условиях менее продвинутой медицины, при отсутствии мобильных телефонов (которые освободили нам чудовищное количество личного времени, дефицит которого и приводит к главному стрессу в условиях цивилизации), а также других полезных вещей — вроде возможности смотреть онлайн-кино в 4К или заказывать еду и талоны к врачу, минуя поездки и торчание в очередях? И не были ли порождаемые той «безгаджетовой» реальностью сложности сами по себе источником повседневного напряжения, от которого мы сегодня (благодаря технологиям) избавлены?

Не был ли стресс от изобилия инноваций больше выражен тогда, чем сейчас?

Источник: nevsepic.com.ua

Pro

Вообще Тоффлер угадал много чего интересного. В «Футурошоке» предсказывается широкое распространение семей из матери и одного ребенка, а также в целом кризис семьи как института, то есть именно то, что мы в начале XXI века и наблюдаем в цивилизованных обществах западного типа (к коим, вне всякого сомнения, культурно и демографически принадлежим).

Он предсказал некое новое состояние человечества, которое он определил как «цивилизация одноразовых стаканчиков».

Именно он предрёк такую вещь, как «запрограммированный износ». У Тоффлера даже есть специальный термин для этого явления — транзиенция. Под ним он понимал быстротечность отношений с товарами, людьми, организациями, информацией и местом. Люди чаще меняют свои предпочтения, начинают покупать товары не потому, что старые вышли из пригодности, а потому, что те им надоели. Они чаще переезжают («новые кочевники»), а в контактах друг с другом применяют «модульный» подход, когда их интересует не весь человек, а какая-то его часть, какая-то одна сторона его жизни (религия, профессия, хобби), а все другие не затрагиваются вовсе.

Пожалуй, в мелких деталях Тоффлер видел будущее куда точнее, чем сэр Артур Кларк. Вот, например, пассаж, в котором легко узнать современную эндоскопическую хирургию.

В главную мидвестскую больницу недавно в середине ночи поступил пациент в очень тяжелом состоянии. Он сильно икал 60 раз в минуту. Пациент, как оказалось, был владельцем пейсмейкера. Ординатор понял, что произошло: провод пейсмейкера, вместо того, чтобы стимулировать сердце, высвободился и застрял в диафрагме. Эти электрические толчки были причиной икоты. Быстро действуя, ординатор ввел иглу в грудную клетку пациента около пейсмейкера, зацепил провод иглой и заземлил его. Икота прекратилась, что дало врачам переместить неправильно расположенный провод. Предвкушение завтрашней медицины?

— «Шок будущего» 

 

Он предрёк широкое распространение вещей, которые мы сегодня знаем как «ролевые игры» ( role-playing game, RPG) и «виртуальная реальность».

Поддельная окружающая среда, которая будет предлагать потребителю приключения, опасность и другие удовольствия без риска для реальной жизни.

— «Шок будущего»

 

А знаком ли вам вот этот телепроект?

Жизнь на необитаемом острове десятков мужчин и женщин...

— «Шок будущего»

 

Он был предтечей современного трансгуманизма, поскольку уже в 60-х говорил о будущем сращении человека с машинами, а также о фундаментальном переходе («Великой Меже»), который отделит эпоху, в которую мы только вступаем, от всей предыдущей истории человечества.

Обосновается это им так. Вся история может быть уложена в 800 сроков жизни одного человека (в среднем по 62 года на каждый). Из них 650 человек провел с каменными орудиями, сидя в пещерах. В последние 70 человечество использует письменность. Всего 6 последних поколений видят печатное слово, а два поколения знают электрический двигатель.

Но посмотрите на последнее восьмисотое поколение: за время его жизни человек изобрел великое множество разных вещей — намного больше, чем за всю свою предыдущую историю.

90% всех ученых, когда-либо живших, живут сейчас. Половина всей энергии, потраченной человечеством, израсходована за последние 100 лет. Это пик человеческой активности, и мы сейчас в нем живем. Этот переход к постиндустриальному обществу (тоже термин Тоффлера) так же значителен в истории нашего вида, как переход от собирательства и охоты к земледелию и скотоводству.

Тоффлер предсказал вещей больше, чем Артур Кларк, а может быть и переплюнул Жюля Верна.

Собственно, придуманный американским социологом термин «футурошок» означает не только индивидуальную реакцию на ускоряющиеся перемены, но и изменяющееся отношение к ним общества. Здесь в голову сразу приходят современные неотрадиционалистские движения, моду на которые изрядно подхлестнули нулевые годы. Мы все являемся свидетелями удивительного феномена, когда обычные люди, получившие какое-никакое высшее образование, под действием этой моды пропагандируют в Интернете (!) идеи возврата к косовороткам и кокошникам.

Этот народ парадоксально стремится вернуть общество к архаичному укладу, по-возможности не теряя при этом благ, которыми их одарил научно-технический прогресс.

Такую реакцию понять несложно, если рассматривать её именно через призму концепции Тоффлера — как некий способ защиты от времени, над которым люди постепенно теряют контроль. От времени, к которому они больше не успевают приспосабливаться.

Сontra

Мы живём во времена, когда фантастика стала реальностью. Сотовые телефоны, роботизированные конечности из «Звездных войн», искусственные сетчатки и функционирующие искусственные глаза, даже ховерборды из третьего «Назад в будущее» — всё это уже реальность, а не футуристический концепт. 

А вот и тот самый ховерборд от Lexus.

И удивляет здесь не само наше движение во времени из бедного технологиями вчера в суперпродвинутое завтра. Удивляет наше спокойствие. Мы принимаем все эти абсолютно взрывающие мозг штуки как данность.

И это может означать, например, то, что в чём-то важном Тоффлер ошибся.

Электроника ИМ-02 когда-то была пределом мечтаний ребенка 90-х.

Источник: Википедия

Автор этих строк принадлежит к поколению, которое помнит времена, когда вершиной технической мысли представлялись тамагочи и игрушка «Волк ловит яйца», а знакомство с персональным компьютером состояло в глазении в учебные часы на такую штуку как КУВТ «Корвет» (трогать разрешалось только после многоуровневого инструктажа).

У людей помоложе эти процессы идут более естественно. Огромный путь, который человечество прошло за эти 25 лет, им кажется более плавным. Большинство из родившихся в 90-е пришли в мир, где уже были такие вещи, как интернет и сотовая связь. Им они не кажутся достижением. Как и операционная система Windows не кажется чудом тем, кто никогда не видел игрушек, написанных под MS-DOS (целая вселенная, между прочим).

Вот так выглядел КУВТ «Корвет»

 

Одним из важнейших источников стресса является дефицит информации. Так неужели сегодня, имея доступ к поисковой строчке Google и «дубльгису», мы стрессированы сильнее, чем когда нужная нетривиальная информация, была доступна лишь при очном/телефонном контакте со специалистом (причём за деньги), а специалиста этого предварительно еще надо было найти? По мне, это не вполне так.

Цивилизация без сомнения ускоряется, добавляя нам нервного напряжения. И в этом Тоффлер был совершенно прав.

Но, во-первых, она также устраняет, или существенно ослабляет те источники стресса, которые доставляли больше всего хлопот в условиях менее продвинутой технически цивилизации. Во-вторых, само общество становится толерантнее к изменениям.

Норма инноваций, которое человек готов принять, с каждым поколением растет.

При этом интенсивность реакции на перемены различается от поколения к поколению. Сегодняшние сорокалетние куда более склонны восхищаться пройденным цивилизацией на стыке веков путем (даже просто фиксировать его в сознании), чем нынешние 25-летние.

Есть ощущение, что поколение 15-летних, которые в принципе не знали другого общества, будет еще менее чувствительно к переменам, чем мы.

Сжатие поколений

На наших глазах произошла революция. Мы стали свидетелями того, как бумажный носитель информации, буквально пять-десять лет назад казавшийся незыблемым, практически полностью деградировал, превратившись либо в подарочный продукт, либо в «интернет для пенсионеров». Мы живём в мире электронных СМИ, поколения которых сменяют друг друга за считанные годы.

В этих условиях целые отрасли вроде глянцевой журналистики приходят в негодность, теряя актуальность раньше, чем вчерашний первокурсник успевает получить диплом.

Не кажется ли вам, что на фоне этих вполне чётко предсказанных Тоффлером и другими футурологами событий мы становимся свидетелями некоего нового явления — своеобразного «сжатия поколений»?

Буквально шесть-семь лет назад выпустившиеся специалисты — та часть из них, что успешно устроилась на работу и вчера ещё выглядела прекрасно адаптированной — сегодня уже выглядит потерянной на рынке труда. Стоит им начать поиск работы, как они обнаруживают, что профессия, которую они вчера считали освоенной, в привычном им виде больше не существует.

Полное секвенирование генома дешевеет со скоростью, которая обгоняет даже знаменитый закон Мура.

Источник: genome.gov

Гаджеты морально устаревают за отрезок от 3 до 7 лет. Это касается всех устройств, которыми мы пользуемся — от автомобилей и микроволновок до телефонов и ноутбуков. Человечество цепляется за последние островки привычного — за операционную систему XP, за привычный дизайн стены в ВКонтакте. Компании же продолжают тащить своих клиентов вперёд, зачастую просто силком отрезая им пути к отступлению. 

То, как быстро меняется емкость носителей информации нас давно не удивляет. Мы просто не замечаем этого процесса.

 

В 2012 году мы улышали о гормоне иризин, который у мышей имитирует физическую нагрузку, заставляя их быстро худеть. В последующием подобный эффект этого белка был обнаружен и у человека, хотя есть свежие данные, которые ставят результаты этих исследований под сомнение (вроде как у нашего вида ген иризина «молчит» из-за мутации). В 2015 году синтезировано уже принципиально новое вещество с подобным эффектом у человека.

Это позволяет предсказать приближение времени, когда мы сможем управлять массой своего тела без изнурительных нагрузок в тренажерном зале. Представьте себе, как целая фитнесс-индустрия может потерять миллионы клиентов (я не утверждаю, что исчезнет совсем), если безопасный и недорогой препарат, способный сжигать жир/предупреждать диабет второго типа, появится в аптеке. А там, глядишь, придумают нечто, что окончательно отправит цветущие фитнес-центры вслед за дисковыми накопителями на 5 и 3 дюйма, кассетами с магнитной пленкой и компакт-дисками. Это ли не революция?

Большие изменения  происходят достаточно плавно, чтобы мы их почти не замечали, но всё же достаточно быстро, чтобы обеспечить человечеству взрывообразный переход на некую новую ступень развития в XXI веке. На этой ступени качественно меняется наше отношение к информации, средствам ее передачи и хранения, а также к коммуникации между людьми.

Меняется отношение к нашим телам и к одежде, которую мы носим. Меняется даже восприятие времени. 

В моём бедном лишённом интернета детстве неделя тянулась долго и была крайне насыщена событиями. В свои 35 лет я ощущаю недели как равномерные и постепенно ускоряющиеся щелчки выходных. Недели сжимаются. Это прежде всего особенность старения человеческого мозга, конечно. С возрастом мы все субъективно ощущаем это примерно одинаково. Но и с обществом в целом происходит нечто подобное. Каждый год оказывается все более и более насыщен важными событиями, изменяющими нашу реальность. Они пока не ускорились до такой степени, чтобы мы перестали их регистрировать сознанием и впали в декомпенсацию, но нечто похожее на описанные у Тоффлера болезни мы уже начинаем замечать и у себя, и у других. Общество психологически стареет, а его внутреннее время постепенно разгоняется.

Читайте книги, господа.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
2 августа 2015, 18:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--