Ольга Кравцова
UPSTUDY.RU

Эксперименты 90-х: школа мальчиков-садовников в Петербурге

Рассказ очевидцев о создании и дальнейшей судьбе утопического учебного заведения, в котором школьники срезали ветви и бегали босиком.

Время чтения: 8 минут
Эксперименты 90-х: школа мальчиков-садовников в Петербурге

В начале 90-х в Петербурге проводили один удивительный эксперимент. На базе Елагина острова (центральный парк города) открыли школу мальчиков-садовников. Школа работала по принципу Царскосельского лицея. Талантливые преподаватели в свободной форме читали лекции по биологии, рисованию, ландшафтной архитектуре. Выпускники школы демонстрировали блестящие знания. Но через несколько лет проект загадочным образом закрыли. Информации об этом эксперименте в открытом доступе почти нет. Мы нашли преподавателя биологии и выпускника школы мальчиков-садовников, которые рассказали, что же там на самом деле происходило.

Как всё началось

В 1991 году мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак обеспокоился состоянием садов и парков города. Их нужно было привести в порядок к 300-летию города, но специалистов, которые могли бы это сделать, не было.

Хранитель Елагина острова Андрей Рихардович Метс предложил создать Школу садово-паркового искусства. В XIX веке царские садовники обучались своему искусству именно на Елагине острове. Метс сам был учеником последних садовников царской школы и хотел восстановить эту профессию. Собчак дал добро.

Елагин дворец на одноимённом острове.

Источник: Wikimedia Commons

Только для мальчиков

Через некоторое время в Школу садово-паркового искусства объявили первый набор. При этом принимали только мальчиков после 8-ого и 9-ого классов. Как говорил Андрей Метс: «Садовник – профессия тяжелая и требует жёстких решений. Когда перед вами 3 абсолютно здоровых дерева, но одно придётся уничтожить, чтобы оно не мешало развиваться другим, нужна мужественность».

Конкурс в школу был довольно большой, по десять человек на место. В итоге отобрали 40 ребят, но к концу первого полугодия осталось всего 20, остальные не выдержали нагрузки.

Чему и как учили мальчиков

Дмитрий Бородавкин
выпускник первого набора школы садовников

— Обучение было очень тяжелым и очень интересным. Мы рано приезжали на Елагин. Каждое утро начиналось с серьезной физической подготовки. Зимой мы бегали босиком по снегу. Звучит дико, но благодаря этому закаливанию никто из учеников не болел и не пропускал занятия.

После тренировки начинались общеобразовательные предметы. Для нас выделили два этажа во Фрейлинских корпусах. Нам преподавали очень много биологии, историю садово-паркового искусства, ландшафтного дизайна, дендрологию, механизацию. Математика и физика были на втором плане. Зато нам читали историю мировой культуры, когда в обычных школах об этом и не слышали. Для садоводов очень важно обладать художественным вкусом. В неделю у нас было несколько уроков рисования, много литературы и истории.

В середине учебного дня был перерыв на полтора часа, когда можно было пообедать и поспать. Потом опять занятия. А вечером мы выходили в парк и работали: начиная от уборки газона, заканчивая прививанием растений и селекцией.

Аркадские пастухи Никола Пуссена. В литературе классицизма солнечная Аркадия — символ невинности и беззаботного счастья.

Источник: Wikipedia

Учителям позволяли что угодно

учитель биологии и географии в школе мальчиков-садовников

— Мне очень повезло работать в этой школе. У ребят было по восемь часов биологии и по четыре часа географии в неделю. Учителям позволяли что угодно. Я сама составляла план занятий, меня никто не контролировал. Главный критерий – чтобы ребята успешно сдали выпускной экзамен и поступили в вуз.

Большинство уроков мы проводили в музеях. Если немножко подумать, биологию можно найти в любом музее. В Эрмитаже и Русском музее есть картины, на которых можно рассматривать растения, есть скульптуры, по которым можно изучать анатомию. А в Музее почвоведения или Музее Арктики и Антарктики моих ребят знали все сотрудники и пропускали без билетов.

Но наши занятия не были экскурсией с указочкой. Мы работали наоборот. Сначала я давала ребятам тему будущего урока, они искали материал в книгах, а потом на уроке сами его рассказывали, дополняли друг друга, а я только направляла их в нужное русло. И ни разу не было случаев, чтобы кто-то не подготовился или сказал: «Меня это не интересует».

Сейчас я уже на пенсии, но до сих пор применяю этот метод в репетиторстве. Когда человек сам ищет материал, он у него лучше откладывается и надолго запоминается.

«Мы чувствовали себя элитой»

Дмитрий Бородавкин
выпускник первого набора школы садовников

 — Вы знаете, что такое Петербург 90-х? Ты выходишь из метро и на каждом шагу встречаешь порнографию, детскую проституцию, тут и там продаются наркотики. А мы приезжали на Елагин и чувствовали себя элитой. Когда создавали школу мальчиков-садовников, ориентировались на пушкинский лицей. Среди наших учеников был такой же дух дружбы и братства.

Представьте, нам в то время учительница литературы рассказывала про «Лолиту» Набокова. Мы были очень юны, но нам объясняли, что такое педофилия, инцест, что такое настоящая любовь и уважение к женщине. Нам прививали благородные чувства и манеры. В школе было принято вставать, когда в класс входит женщина. Среди учеников не допускалась пошлость. Не потому что нельзя, просто это было совершенно неуместно. В этом огромная заслуга наших учителей.

Создатель школы, Андрей Рихардович Метс, был человек с очень чистой душой, в нём чувствовалась какая-то детская непосредственность. Он очень верил в то, чем занимался. Не высказать, как я благодарен ему за то, что он взял меня в эту школу, и как я жалею, что не успел ему при жизни сказать «спасибо».

Кадр из фильма «Таинственный сад».

Источник: kinoafisha.ru

К чему привели необычные подходы

Промежуточные итоги обучения дали очень хороший результат. Ребята выпускались настоящими специалистами. После школы некоторым сразу предлагали места хранителей исторических парков.

Те, кто решили продолжить обучение, с легкостью поступали в Лесотехническую академию и в Строительно-экономический колледж. Причём, по словам учеников, на первом и втором курсе им было скучно, потому что всю вузовскую программу они знали. Иногда преподаватели даже просили выпускников с Елагина прочитать лекции вместо них, потому что в знаниях «мальчики-садовники» не уступали лекторам.

На этом хорошая часть истории заканчивается

В конце 90-х, когда ребята закончили обучение в вузах, индустрии ландшафтного проектирования в городе так и не было. Школа выпустила прекрасных специалистов, но работать им было негде, и многие ушли в другие сферы.

Дмитрий Бородавкин
выпускник первого набора школы садовников

— Мне предлагали работу хранителя Павловского парка. Работа это престижная, но зарплата была копеечная. Я устроился работать в коммерческую фирму, но и там зарплату не платили по полгода, а то что платили, хватало только на проезд. Самое обидное, ландшафтный бизнес в России до сих пор так и остался в 90-х: много недоверия, куча непрофессионалов. Все курсы, которые существуют сейчас выпускают только садовых дизайнеров. А у нас всё как в строительстве: дизайнер может только оформить интерьер, для серьезного проектирования нужен архитектор с инженерными знаниями. Так вот толковых ландшафтных архитекторов в России как не было, так и нет.

Версаль, один из главных дворцово-парковых ансамблей мира.

Источник: Wikipedia

Как закрылась школа мальчиков-садовников

История школы закончилась совсем не так красиво, как начиналась. Спустя несколько лет после открытия, учеников-садовников стали приглашать на серьезные реставрационные работы. В частности, нижний парк Петергофа восстанавливали именно они. Школа стала зарабатывать, и здесь начались проблемы.

У Андрея Рихардовича Метса в этот период появились сложности со здоровьем, он отошел от дел. В администрации начались распри, передел финансирования, неразбериха с документами. Школу мальчиков-садоводов перевели с Елагина острова в Ботанический сад, но через год она закрылась совсем.


В неразберихе 90-х годов нашлось место удивительному эксперименту. Человек, одержимый любимым делом, получил поддержку от администрации и создал прекрасную школу. Школу, где учителям давали полную свободу, а детям — уникальные знания, профессиональные навыки и высокие моральные ценности.

Сейчас подобный эксперимент даже сложно себе представить. Чтобы ученики бегали босиком по снегу, за этим должен следить медицинский работник. Чтобы рассказывать детям про «Лолиту», нужно разрешение от Министерства образования. Чтобы привлекать ребят к реставрации исторических парков, наверняка, тоже нужно с десяток каких-нибудь разрешений.

Здорово, что было время, когда в Петербурге можно было провести такой уникальный эксперимент. Грустно, что про него почти никто не знает и не пытается повторить.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
17 мая 2016, 20:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--