Ренат Атаев

Про глобализацию

Продолжим обзор «знаковых» идей социальной философии. Сегодня обсудим, с чем едят глобализацию и почему одни её боятся, а другие приветствуют.

Время чтения: 14 минут
Про глобализацию

Плохо это или хорошо, нас заталкивают в рамки глобального порядка, суть которого никто по-настоящему не понимает, но воздействие ощущает на себе каждый.

— Энтони Гидденс, «Ускользающий мир»

 

Тема глобализации, плотно муссировавшаяся в нулевые, сильно потеряла в популярности последние годы. Однако будет неплохо, если кто-то из читающих эти строки учителей истории, географии или обществознания увидит в моем тексте повод пообщаться со школьниками на тему человечества как целого и происходящих в нем процессов в частности.


Что такое «глобализация»?

Мало какое другое общественно-политическое явление имеет столько отличных друг от друга трактовок. Но если говорить о вещах, разделяемых большинством специалистов, то обычно под термином «глобализация» подразумевают процесс превращения мира в единую систему, а также рост взаимозависимости элементов внутри этой системы.

C глобализацией также связано такое понятие, как «мондиализм» (фр. mondial — «касающийся всего мира»). Это направление в политике и политической мысли, которое стремится к уничтожению государственных границ. Говоря проще — к установлению мирового правительства (ох, предвижу как возбудятся сторонники теорий заговора). Иногда эти два термина отождествляют, что, вообще-то, некорректно. Говоря грубо, глобализация — это больше про экономику и культуру, тогда как мондиализм — это про политическое устройство мира. Если брать тоньше, то глобализация есть более широкое явление, под которым подразумевают экономическую, культурную и политическую интеграцию человечества. А последнее (политическая интеграция) в виде крайнего варианта включает в себя и мондиализм.

Стремление к глобальному миру разделяло огромное множество философов как правого (либералов-капиталистов), так и левого (социалистов-коммунистов) толка. Само слово «глобализация», судя по всему, впервые употребил... Карл Маркс в одном из писем Энгельсу. Упоминалось оно в контексте возникновения глобального рынка: «С выходом Калифорнии и Японии на мировой рынок глобализация свершилась».

Про экономику глобализации написано очень много всего. По этой и по ряду других причин вашего покорного больше волнуют культурные и политические аспекты описываемого явления. О них и поговорим.

 

Источник: flickr


Про интернет, пиратов и глобальность

Зовите меня «пятой колонной», безродным космополитом или даже неизлечимым идеалистом, но я вижу, как на наших с вами глазах (вопреки кризису, росту национализма, экономическому протекционизму и заборам от мигрантов) постепенно цементируется всечеловеческое культурное пространство. Пространство, в котором цвет кожи, гражданство и место, где ты родился, значат меньше, чем содержимое твоей головы. И я, признаюсь, радуюсь этому как ребенок. А тому обстоятельству, что повысить качество черепной начинки в моей стране стоит довольно дёшево, я радуюсь ещё больше.

Интересно, что способствуют этому такие штуки как интернет-пиратство, вконтактик (который я патриотично полагаю самой крутой социальной сетью в мире) и несовершенство авторского законодательства. Вы легко можете изучить английский язык, не потратив ни копейки на репетиторов (разве что на интернет-трафик) по ворованным фильмам, компьютерным играм и книгам. Когда-нибудь я обязательно расскажу как это делается. Столь свободный доступ к информации, как в нашей стране, в принципе типичен для стран третьего мира. Возможно, это отчасти компенсирует низкий доступ этих стран к другим вещам. 

Еще один момент, который стоит упомянуть в контексте сайта Newtonew касается образования. Даже в провинции до сих пор можно получить (заметьте, совершенно бесплатно) достаточно приличное образование, которое (дополнив его самообразованием) превратит вас в человеческий капитал, который сможет найти себе применение везде — от Китая до Канады. 

По идее, мало где в мире есть такие условия для массового выращивания «граждан мира», как в России начала 21 века.


История вопроса

Глобализации отнюдь не пятьдесят и даже не сто лет. О чем-то похожем говорил еще Диоген, который первым назвал себя «космополитом», то есть человеком, принадлежащим равно всем полисам Эллады. Одним из первых шагов к будущему объединению человечества стала эллинская культурная общность, которая охватила все Средиземноморье после распада империи Александра Македонского. Признаки будущей глобализации мы видим и в средневековой Европе, где на обломках римского мира все разделяли общую христианскую культуру и говорили на едином (латинском) языке. 

Надо специально оговориться, что глобальную интеграцию человечества иногда ошибочно представляют себе в виде аналога Интернет с более-менее равномерным доступом всех ко всему. Естественно, в реальности это далеко не так. Как в глобальной Сети есть огромные DNS-сервера, так и у глобализующегося мира есть свои «хабы», то бишь места, где люди более интегрированы, чем в остальном мире. Возможностей для бизнеса и роста в таких хабах существенно больше, чем в рядовых ячейках сети. Сегодня такими «провайдерами глобализации» являются крупные города*. Они же являются и основными профитополучателями всемирной интеграции.

*С другой стороны, в новом мире есть ещё и условные Каймановы острова   маленькие страны, которые могут подключиться к этой системе (стать «микрохабами» глобализации) путём несложных манипуляций местными законами. 

К чему я это проговариваю? К тому, что и Китай, и Индия, и Россия с её ближайшим окружением, и Северная Америка, и Европа являются своего рода «доменными зонами» объединяющегося мира. Их история, по сути, и есть история глобализации. 

Даже классики марксизма-ленинизма мечтали, по сути, о едином коммунистическом мире без искусственных внешних границ между людьми.

 


Почему её хвалят?

Если кто-то из читающих эти строки изучал экономику, то ему должно быть знакомо понятие «трансакционные издержки». Это все те ресурсы (деньги, человекочасы, бумага, электричество, топливо), которые тратятся на обслуживание сделок и контрактов. Сюда входят переговоры-консультирование, соблюдение разного рода формальностей, выставки, авиаперелеты, представительские расходы, и много чего ещё.

По сути трансакционные издержки — это невидимое, но чертовски дорогое техническое масло, без которого шестерёнки рыночной экономики остановятся.

Вектор эволюции состоит в стремлении любыми способами эти самые издержки уменьшить. Убрали мы необходимость пересылать документы обычной почтой, введя электронную — в мире высвободилось несколько триллионов у.е., которые ушли на другие нужды, сделав экономику более эффективной. Ввели электронный документооборот — почти изведённые под корень леса в Европе стали отрастать назад. Придумали Skype — сберегли триллионы тонн бензина и миллиарды человекочасов на переговоры. Создали Google и Яндекс — подешевели услуги консультантов, потому что подавляющая часть информации для работы бизнеса теперь доступна бесплатно.

Что будет, если каждый получит доступ к крошечному гаджету (облачному интернет-сервису), который способен свободно переводить на слух с любого языка на любой? Что будет, если мы откажемся от религий? От армий? От национальных границ?

Простой переход человечества на общий язык и единую валюту — даже этот минимум, если его последовательно провести, позволит глобально сократить трансакционные издержки на сумму с таким количеством нулей, что и в голове не удержишь. Освободившиеся ресурсы можно пустить, скажем, на освоение космоса и решение глобальных проблем. Экологических, например. Или проблемы голода, нищеты и болезней. Проблемы социального неравенства и скверного образования на большей части планеты. 

Так можно ли после всего этого положив руку на сердце утверждать, что глобализация нам ничего не даёт? 

Ликвидировав искуственные исторические барьеры между людьми, мы получим почти бесконечный источник денег и человекочасов. Эти ресурсы принадлежат, по идее, всем.

Но не всё так просто.


Почему глобализацию ругают?

Дело в том, что основными профитополучателями от мировой интеграции в том виде, как она происходит, являются всего несколько стран**. Это при том, что организационные расходы на унификацию, стандартизацию и интеграцию лежат, по-идее, на всех. Сегодня не существует никакого международного механизма, который бы распределял ресурсы, высвобождающиеся глобализацией, в пользу тех, кто от нее понесет наибольший ущерб. На благо стран третьего мира, на решение упомянутых глобальных проблем. Это и есть основная причина того, почему экономическая и культурная глобализация в формате «калифорнизации» встречает все больше противников.

Кому интересно, могут обратиться к работам экономиста Джозефа Стиглица — главного современного критика глобального мира. Он, Ноам Хомский и ряд других социальных философов  (в России это, например, А.В. Бузгалин) продвигают тему с так называемой «альтерглобализацией» (alter-globalizaton), при которой бонусы интеграции распределяются по планете чуть более справедливо.

**Причем некоторые даже утверждают, что всего одна.

Глобализацию представляют себе и так. © Banksy


Глобализация и глокализация

С одной стороны описываемые здесь проессы идут сами по себе. Люди изучают английский, получают высшее образование, растёт трудовая миграция, распространяется доступ к широкополосному интернету. Работает Википедия, работает YouTube. Люди пользуются социальными сетями, смотрят в переводе кино и сериалы из других стран, читают книги. Это все объективно и подобные тенденции, очевидно, будут постепенно нарастать по мере технического прогресса. Противостоять этому естественному, по сути, явлению оказывается себе дороже. Гораздо разумнее пытаться извлечь из него выгоду. Попробовать организовать крошечный хаб глобализации прямо у себя в доме. В своём городе. В своей стране. Для этого нужно не так уж много: занимайся самообразованием, учи языки, создавай новые услуги, пользуясь возможностями, которые предоставляет Сеть. Оседлай тенденцию.

С другой стороны при всем сказанном в мире творятся совсем другие дела и поются совсем другие песни. Растет сепаратизм, интерес к местным культурным особенностям и диалектам. Люди интересуются традиционными ценностями, религией и прочим «ретроградством». Государства практикуют экономический протекционизм, здесь и там поднимают голову националистические организации, делаются попытки искусственно притушить миграционные процессы. Это явление выглядит совершенно парадоксально и уже получило собственное название  — «глокализация» (globalization + localization), или (в более мягком варианте) «регионализация». Возможно, что здесь мы имеем дело с реакцией человечества на попытки искусственно ускорить интеграционные процессы. 


Про войну, или Почему это всё так важно сегодня

Как ни страшно это звучит, мы живы и здоровы лишь потому, что в мире есть ядерное оружие. После Второй мировой войны ЯО висит грозным дамокловым мечом над человечеством, но одновременно и обеспечивает ему безопасность. Именно страх перед применением «ядреных боньб» с аннигиляцией обеих конфликтующих сторон дал миру целых 70 лет относительно мирного сосуществования. Да, с локальными конфликтами, но не стоит обманывать себя. В доядерную эпоху на месте этих столкновений вовсю бы полыхали масштабные войны. 

Питер Пауль Рубенс «Ужасы войны», 1637–1638 гг.

Источник: Википедия

Но эта относительно мирная эпоха уходит в прошлое. Почему? 

Дело в том, что у ядерного оружия, в отличие от вооружений конвенциональных, имеется «срок годности». Запасы пригодных для оружия (и традиционной ядерной энергетики) изотопов на планете ограничены, и к сегодняшнему дню пик их добычи уже пройден.

О чем это нам говорит?

Чтобы поддерживать ядерное оружие в постоянной боевой готовности, нужно периодически обновлять его «начинку», а также периодически ее испытывать. Если испытаний нет (они запрещены) а сам оружейный материал постоянно распадается, то не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сделать нехитрый прогноз: рано или поздно оружие перестанет работать. Превратится в бесполезный металолом в шахтах, в подводных лодках, в мобильных комплексах. Когда именно это произойдет мы не в курсе — на то есть компетентные дяденьки с погонами. По неким косвенным признакам можно предположить, что случится это, скорее, в масштабе десятков, а не сотен лет.

По большому счету не важно когда это случится: важнее осознать сам факт конечности эпохи ядерного сдерживания.

Что ждет человечество после того, как «ядерный пацифизм» перестанет играть существенную роль в международной политике?

Мир с неизбежностью погрузится в эпоху нестабильности. Отрезвляющий страх потеряет силу, и люди как встарь примутся сколачивать большие союзы и воевать. Происходить это будет в условиях быстро сокращающейся ресурсной базы человечества и одновременно растущего народонаселения планеты. Землю неизбежно ждет стремительная военно-политическая «африканизация».

Промежуточный вывод выглядит так:

Мы все чертовски заинтересованы в том, чтобы, когда это случится, у людей Земли было как можно меньше претензий друг к другу.

А ещё мы должны успеть:

а) выработать работающие механизмы мирного разрешения конфликтов (ООН в нынешнем формате для этого годится слабо),

б) решить проблему страшного неравенства между странами условного Севера и Юга.

 

Индийский художник-антиглобалист Jiban Biswas рисует красивые аллегорические картины.

Источник: bodhitreemonasteryofart.com


Кратенько суммирую все сказанное выше и добавлю некоторые новые тезисы

1. По отношению к глобализации люди делятся на две большие группы: настроенные против и настроенные за. В свою очередь вторых можно условно разделить на «глобалистов-американистов» и «глобалистов-антиамериканистов» (частный пример — альтерглобалисты, к которым принадлежит и ваш покорный).

2. Глобализация — с момента возникновения общего рынка и интернета — вещь неизбежная. Можно рассуждать о том, как выгоднее встроиться в глобальный мир, но не о том, наступит он или нет. И это несмотря на явно доминирующие сегодня антиинтеграционные тенденции в мире. В дальней перспективе удержать человечество от интеграции сможет лишь глобальная катастрофа.

3. «Сферическая глобализация в вакууме» — это не просто хорошо. Это почти бесконечно хорошо для нашего с вами будущего. В перспективе этот процесс высвободит чудовищное количество ресурсов, которые сегодня мы тратим впустую «на обогрев атмосферы»: на переводчиков, на дипломатию, на институты власти, на бюрократию, на конвертацию валют, на поддержание границ, на армии и на неизбежные (когда есть армии, границы и ВПК) локальные конфликты.

Глобализации в разные эпохи симпатизировали лучшие умы человечества. Причём умы, стоящие на диаметрально противоположных позициях — как, например, основоположники марксизма-ленинизма и сегодняшние американские неоконсерваторы. Яблоко раздора состоит не в идее единого человечества как таковой, а в том, по каким правилам будут распределяться блага между участниками будущей интеграции. Грубо говоря, кто кого поглотит в процессе и на чьих условиях означенная интеграция будет происходить.

4. В том виде, в котором глобализацию пытаются реализовать сегодня, это всё выглядит довольно скверно. По действующим «правилам игры» профит почти целиком уйдёт в пользу списка из нескольких (и без того весьма состоятельных) стран. Эффективно работающего механизма перераспредения высвобождающихся (за счет глобального сокращения трансакционных издержек) ресурсов в пользу стран второго и третьего эшелона (а также в пользу решения глобальных проблем) не существует.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
26 сентября 2015, 19:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--