Антон Стрекаловский

Педагог теоретический, или «Скажите, как это делается?»

Студент педагогического вуза — о фатальном несовпадении российской системы высшего образования и реальной работы учителем истории в школе.

Время чтения: 7 минут
Педагог теоретический, или «Скажите, как это делается?»

Поступая в педагогический университет на учителя истории и обществознания, я думал, что получу в первую очередь цельное, системное, практико-теоретическое педагогическое образование по своему профилю, которое станет хорошей базой для будущей работы в образовательной сфере. Как бы не так.

Хочу поделиться мнением о педагогической подготовке школьных учителей на примере своего исторического факультета. Эта статья, конечно, не претендует на объективность, но является частным примером, который, не исключено, встречается в том или ином варианте в других педагогических вузах нашей страны. Никого из преподавателей, администрации или студентов педагогических вузов я этим текстом задеть не хочу. Условия, о которых рассказано ниже — порождение современной системы образования в целом, а не отдельных личностей.

Беда в том, что учитель должен быть одновременно актёром, полицейским, учёным, тюремщиком, родителем, инспектором, рефери, другом, психиатром, учётчиком, руководителем и воспитателем, судьёй и присяжным, властителем дум и составителем отчётов, а также великим магистром Классного журнала.

 
Пол Барринджер
герой романа Бел Кауфман «Вверх по лестнице, ведущей вниз»

Разве этому учат в университете? В том-то и дело, что нет.


Калейдоскоп теории

Начнём с теории, сперва — с исторического блока обучения. Теоретическое образование в вузе даётся студенту в большом объёме. Чаша знаний наполняется до краёв, даже с перебором. Но что это за теория? Море калейдоскопических фактов, в котором утопает учащийся. Не хватает системности, упорядоченности, иерархичности в построении знаний. На лекциях пропускаются некоторые важные блоки, на семинарах разбираются отдельные темы, которые порой студенты ещё не успели изучить на лекциях. Так они и плавают на своих маленьких баркасах в океане науки, беспомощно пытаясь пристать к берегу и построить большой, мощный, крепкий Harmony of the Seas.

Восстание сикхов, «История государства Российского» Н. М. Карамзина, «военные поселения» А. А. Аракчеева, правление фараона Тутмоса III, Великие Географические Открытия, первая русская революция, особенности внешней критики источников, историографические концепции мелькают в голове студента, как слайд-шоу, оставляя только поверхностный, неглубокий след. В итоге паззлы знаний не подходят один к другому. Да, большую часть времени студент должен заниматься самообразованием: читать книги, ходить по музеям и выставкам, посещать различные лекции в культурно-образовательных учреждениях, добывать информацию из интернета, анализируя и критически оценивая её. Но задача вуза заключается, во-первых, в том, чтобы дать прочную теоретическую и практическую базу для будущего специалиста, а во-вторых, чтобы помочь студенту освоить знания и навыки, необходимые ему для работы.

Francesco Bergamini "In the classroom"

Источник: LiveInternet


Непрофильные крупицы

Если с историческим блоком образовательной программы более-менее всё в порядке — хотя бы часов на эти предметы отводится достаточно — то с общими, непрофильными предметами, такими как философия, логика, культурология, математические основы обработки информации, антропология, естествознание и другие, дело обстоит весьма скверно. Времени на их изучение даётся ничтожно мало, поэтому не удаётся освоить даже базовые теории и концепции, имеющие прямое отношение к будущей деятельности.

Отдельное внимание стоит обратить на психолого-методико-педагогический блок образовательной программы будущего учителя. На такие предметы, как педагогика, общая, возрастная и социальная психология, методика преподавания истории в основной и старшей школе, выделяется по два-три семестра. Вроде бы много, но и этого времени не хватает для того, чтобы студенты педагогического вуза получили качественную теоретическую базу в данной области знаний. Кроме того, изученный на ранних курсах университета материал может забываться учащимися, если не применять его на практике.

Thomas Brooks "Der neue Schüler"

Источник: Wikimedia Commons


Непрактичная практика

Кстати, о педагогической практике. Точнее, о её отсутствии. Риторический вопрос: «Готов ли дипломированный педагог, имея за плечами кроме теоретического образования два-три месяца педагогической практики из всех пяти лет обучения, идти работать в школу?» Конечно, нет.

За два-три месяца можно запомнить дорогу до школы, познакомиться с коллегами, прочитать наконец учебники по своему профилю, но никак не научиться работать с детьми!

Зато археологической, музейной и архивной практики в вузе более чем достаточно. Но ведь мы — будущие учителя?

Естественно, у всех студентов при мыслях о работе в школе возникают тревожные мысли, и волнение одолевает даже самых умных и смелых. Начинайся педагогическая практика в вузе с первого курса, студенты постепенно бы привыкали к детям, особенностям современной школы и системы образования, принципам работы в коллективе — и чувствовали бы себя намного увереннее. Именно поэтому нужно вводить педагогическую практику постепенно, начиная с первого курса: сначала учащиеся должны ходить в школу как наблюдатели, затем становиться помощниками учителя, а после этого уже пробовать себя в должности настоящего учителя.

Есть ещё одна проблема — и, на мой взгляд, решить её необходимо как можно скорее. Педагогический университет не готовит студентов к работе в реальной жизни в настоящей школе. Нам дают теоретические знания, обучают теоретическим навыкам, но не говорят, как поступать практически в реальной жизненной ситуации.

Что делать, если ученик на уроке ругается нецензурной бранью? Как успокоить класс, если он разбушевался? Как уладить конфликт между двумя мальчишками, готовыми подраться? Как объяснить девочке из седьмого класса, влюбившейся в учителя, что личные взаимоотношения между ними невозможны? Как завоевать учительский авторитет в классе? Как, наконец, воспитать Человека с большой буквы и при этом соблюсти дистанцию, которая должна быть между учителем и учеником? На эти и многие другие вопросы в вузе нет ответов.

Ясно, что однозначного ответа на эти вопросы и не существует — всё зависит от ситуации. Но нужно хотя бы пробовать максимально погрузить студентов в атмосферу их будущей работы в реальной жизни, раз они выбрали для себя профессию педагога.

Так для меня выглядит картина современного педагогического образования. Нельзя сказать, что оно плохое — просто оно слишком теоретизировано. Необходимо добавить в него больше практики, больше подготовки к реальной профессии. Для этого необходимо:

  • увеличить количество и качество психолого-методико-педагогического блока дисциплин для будущих учителей;
  • вводить студентов в профессию постепенно, с первого курса, плавно организовывая для них педагогическую практику, от меньшего к большему;
  • устраивать регулярные встречи студентов со специалистами, работающими в современной школе: учителями, методистами, завучами, директорами для передачи актуальных знаний и опыта.

Что касается профильных предметов, которые будут преподавать учителя, необходима систематизация материала и расстановка приоритетов, иначе паззлы так и останутся отдельными частями, из которых невозможно будет собрать цельную картину. То же самое справедливо для психолого-методико-педагогического блока.

А вообще, в любой человеческой деятельности существуют проблемы и достижения. Мир в последнее время меняется с бешеной скоростью, и стоит научиться идти с ним в ногу — тогда любые трудности можно будет превратить в стимул для роста и развития.

В оформлении использована работа Philippe Mercier School for girls

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
16 ноября 2016, 17:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--