Анатолий Шперх

Пробегая по расистской траве…

Как эпоха Возрождения превращается в страховую компанию, трава оказывается расистской и как всё это связано с современными школьниками.

Время чтения: 7 минут
Пробегая по расистской траве…

Как было хорошо когда-то. Даёт учитель задание — рассказать о каком-либо факте, явлении. Ребёнок отправляется в библиотеку, берёт энциклопедию, аккуратно переписывает статью и докладывает на уроке. Все счастливы.

Я сейчас даже не о том, что суть этого задания — механическое повторение. Можно ведь сделать реферат и по нескольким энциклопедиям. Я о другом. Давая ученику задание, учитель примерно представлял круг источников, которые ребенку доступны: учебник, энциклопедия, ещё два-три тематических издания, которые есть в школьной библиотеке.

Средневековый университет. XIV в. Большие французские хроники. Источник: Википедия

Но самое главное — это то, что учитель был почти уверен, что информация, которую получает ребенок из этих изданий, адекватна, систематична и более-менее полна.

Попробуйте дать подобное задание сегодня. И я опять не о готовых текстах рефератов, которые скачиваются тоннами. Предположим, что ребёнок и в самом деле решил «проштудировать тему». Как правило, он обращается к поисковой системе.

Давайте разберём любопытный кейс, предложенный Иваном Травкиным, преподавателем из Южно-Сахалинска. Предположим, что учитель предложил ученикам самостоятельно найти значение слова «ренессанс». Давайте попробуем найти это слово в Google:

Вы не удивлены? Возможно, вы и слыхом не слыхивали о банке с таким названием. Но именно о банке и разных других фирмах с тем же названием идет речь на 95% страниц, выдаваемых Google в первой сотне (я насчитал всего четыре сайта из ста, страницы которых хотя бы косвенно связанны с тем, что происходило в Европе с XIV по XVI век).

Можно, конечно, говорить о том, что «кто платит, тот и заказывает музыку», о том, что все первые ссылки в «поисковике» проплачены. Но всё это не отменяет той данности, что дети наши при выполнении задания сталкиваются вовсе не с отобранной, рафинированной и систематизированной информацией из учебника, а с потоком неструктурированной и зачастую коммерционализированной информации, работать с которой мы их практически не учим.

Нам кажется это странным:

Ну, как же, нормальный образованный человек понимает, что «ренессанс» — это вовсе не банк и не страховая компания.

Ясно, что учитель имел в виду эпоху Возрождения! Но давайте остановимся. Кому ясно? И что ясно?

Конечно, я намеренно заострил тему. И если ребёнок на уроке по Возрождению начнёт рассказывать про «Ренессанс Кредит», то наверняка с ребёнком что-то не так. Но ведь у нас сколько угодно случается ситуаций, когда тривиальная с точки зрения учителя информация кажется абсолютно непонятной детям. Потому что они воспринимают ее совершенно в другом контексте.

Вот, к примеру, пишет коллега Ирина Гордеева:

Диктант в шестом. По росистой траве шагает рыболов. 50% детей написали «По расистской». Ещё 40% — «по российской». Это при том, что у меня неплохая дикция, а у них — музыкальный слух.

Кто из нас, учителей, услышал бы здесь «расистскую траву»? А дети слышат. Потому что контекст у них другой. Учитываем ли мы их контекст? Слышим ли мы этот контекст?

Мы привыкли к тому, что учитель, как дирижёр, настраивает и подстраивает аудиторию. Задаёт камертоном нужный тон и жёстко наказывает тех, кто в него не попал. Ученику просто нужно повторить мелодию. Как это прекрасно — широко распахнутые глазёнки, жадно ловящие каждое слово Учителя!

«Делай как я!» — и десятки детей в точности повторяют твои слова, движения и мысли, подобно первобытным людям, сливающимся в сакральном танце охоты.

И как же сложно нам принять ситуацию, когда голос этого «дирижера» оказывается не единственным в аудитории. Когда класс слышит не учителя, а что угодно кроме. И музыка не получается. Учитель пытается вести свою мелодию, но ученики не подхватывают. Они «играют» в своем ритме, своем стиле. И часто совсем не ту музыку.

Дети, слушайте сюда! То, что я говорю вам сейчас, вы в учебнике не найдете!

В учебнике? О чём вы? Ведь то, что так долго и занудно описано в учебнике, можно быстренько нагуглить в википедии! А сэкономленное время посвятить более важным вещам. В конце концов, время — самое ценное, что у нас есть.

Боэций с учениками, итальянская иллюстрация. 1385 г. Источник: Википедия

В результате знания дробятся, разлетаются на куски. Что-то «гуглится», что-то списывается. О чём-то расскажут друзья, а что-то узнается из популярной лекции на YouTube.

Происходит странное: учащиеся сами пытаются синтезировать новое знание.

Не транслировать учебник или слова учителя, а собирать это знание из других кусочков. Им кажется, что это проще. Им кажется, что это быстрее. Им кажется, что это круче.

Надо ли в этой ситуации призывать их к порядку? «Дети, слушайте сюда! То, что я говорю вам сейчас, вы в учебнике не найдете!»

Боюсь, что у нас уже ничего не получится. Учитель — вовсе не единственный источник знаний в аудитории. Учебник — не единственный текст, по которому учатся. Урок — не единственное время, когда получают знания.

Знания получают всегда. И получают их вовсе не из учебника. Их получают из воздуха: из разговоров с друзьями, из чтения Интернет-ресурсов, просмотра роликов, чтения книг, в конце концов.

Так как же нам сделать, чтобы кусочки паззлов, которые добывают дети таким способом, складывались в единую картину?

Недавно медиа-аналитик Андрей Мирошниченко, посмотрев выступление музыканта Бобби МакФеррина (того самого, который пел «Don't worry, be happy»), заметил: «ансамбль тем и отличается от оркестра — в ансамбле настраиваются друг по другу, а в оркестре — по дирижеру».

В словах этих глубокий смысл. Учитель — больше не дирижёр, способный взмахом своей палочки включить процесс обучения или выключить его.

Чтобы избежать какофонии, музыканты должны уметь настраиваться друг по другу. И тогда получается музыка. Не так ли в образовании?

Но и этого мало. «Кусочки паззлов знаний», которые «вытаскивают» дети из обыденности, часто могут оказаться совсем не теми «жемчужинами», к которым мы привыкли в учебнике. И Ренессанс вполне может оказаться банком, а вовсе не эпохой.

Как научить детей извлекать правильные смыслы из окружающего их информационного потока? И учим ли мы вообще работать с этим информационным потоком? Увы, почти нет.

Мы так боимся, что они увидят что-то не то, что фильтруем интернет в школах.

Мы маркируем книги, давая им только то, что им «положено» знать. Всеми силами нивелируем информационное поле до простого и понятного учительскому глазу состояния. В котором, в идеале, есть только тот самый пресловутый единый учебник и слово учителя, которое его повторяет.

А дети... Дети тем временем живут в информационном потоке, выуживают из него свои частички знания и складывают из них свой паззл. Более того, у каждого ребенка — свой информационный поток. Они его активно выстраивают, выбирая френдов в социальных сетях, подписываясь на «правильные каналы» в YouTube, слушая «правильную» музыку.

Так, может быть, учителю стоит подумать не только о том, чтобы транслировать ученику «правильную точку зрения», но и о том, как сформировать для него правильное информационное пространство, из которого ученик сам будет черпать знания? И которое может дать для саморазвития едва ли не больше, чем все проведенные в школе часы? Научить его правильно формировать френдленту? Озаботиться о «цифровом следе» и дать понимание того, как результаты поиска подстраиваются под интересы пользователя?

Но пока я не видел ни одной работы, посвященной этому. Может быть, плохо искал?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
15 апреля 2015, 20:30

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--