Наука и образование: великие художники и дефекты зрения

Художник передаёт благодарному и чуткому зрителю своё восприятие сложного и изменчивого мира. А как на это восприятие влияют заболевания и дефекты зрительной системы? 

Время чтения: 8 минут
Наука и образование: великие художники и дефекты зрения

Изобразительное искусство тесно связано с восприятием реальности художником и её воспроизведения. Этот субъективный фактор касается не только абстрактных форм живописи, но и реализма.

Образы Ван Гога и Фриды Кало в рекламной кампании фотоаппарата Samsung. Источник: lostateminor

Художник прежде всего передаёт нам зрительный образ, своё видение объекта или явления физического мира. Для этого ему необходимо передать трёхмерность окружающего пространства на холсте, иными словами, создать зрительную иллюзию — заставить мозг зрителя поверить в изображаемое, запустить работу нейронов, которые выстроят в нашем восприятии абстрактные мазки красок в стройные видения мостов, в симфонию танцующих тел или благородное спокойствие водяных лилий.

Задача искусства состоит вовсе не в наиболее точном отображении реальности, а в отображении личности художника и его особого взгляда на мир, его фантазий, воспоминаний, стремлений и страхов. Помимо этого, изобразительное искусство зачастую отражает и базовые процессы в зрительной и нервной системе художника.

Это и без того непростое слияние субъективных перцепций с объективной реальностью становится ещё сложнее, когда художник страдает патологиями зрительной или нервной систем, которые превращают их видение окружающего мира ещё более нестандартным. Произведения изобразительного искусства, созданные такими художниками, позволяют нам принять участие в их болезни, если таковая есть.

Например, ослабевающее зрение приводит к мрачноватой размытости изображаемого на холсте, потере объёма и деталей. Катаракта французского импрессиониста Клода Моне вылилась в итоге в общую мягкость и линий, и цветовой палитры. После операции по удалению катаракты его картины вернули себе и чёткость, и насыщенность цветов.

Давайте посмотрим, какие нарушения зрения художников можно проследить в шедеврах мирового изобразительного искусства.

Фрэнсис Бэкон. «Три этюда к фигурам у подножия распятия». Источник: tate.org.uk

Деформации Фрэнсиса Бэкона

Работы английского экспрессиониста XX века всегда вызывали неоднозначную реакцию. Критики могли воздавать ему похвалы за экспериментаторскую смелость и уникальный яркий стиль; другие обвиняли его в заимствованных образах и кричащем безвкусии. Маргарет Тэтчер называла его «человеком, который рисует эти ужасные картины».

Сюжеты Бэкона и в самом деле изначально вызывают визуальное отвращение: большинство фигур на его полотнах нельзя называть человеческими, лишь антропоморфными; а лица искажены настолько, что даже когда узнаёшь привычные очертания глаз или носа, уже не получается избавиться от ощущения уродства.

Нейробиологи Семир Зеки и Томогиро Исизу (Semir Zeki и Tomohiro Ishizu) из Университетского колледжа Лондона подтверждают, что обезображенные лица и потерявшие очертания тела на полотнах Бэкона оказывают такое впечатление именно из-за того, что они нарушают ожидания нашего мозга от человеческой формы. В нашем мозге есть несколько зон (например, веретеновидная извилина в лобной доле и экстрастриарная кора), которые несут ответственность за распознавание лиц и тел. Работы Бэкона вызывают реакцию этих зон, поскольку им удаётся распознать в очертаниях тело или лицо, но произведённые искажения не позволяют полностью определить очертания. Мозг зрителя остаётся в недоумении — что он только что видел? Человека или безличное пятно?

Авиноам Б. Сафран из Университета Женевы вместе с коллегами предположили, что Бэкон страдал от редкой нейропатологии под названием дисморфопсия — нарушение зрительного восприятия, характеризующееся искажением формы и размеров видимых предметов. Бэкон и сам описывал своё восприятие лиц как чего-то постоянно меняющегося, с беспрестанно движущимися ртом и головой. Сафран наблюдал за своим пациентом с дисморфопсией и анализировал его рисунки — они были поразительно похожи на портретные работы Бэкона.

Эдгар Дега. Голубые танцовщицы, 1897 г. Источник: Википедия

Слепота Эдгара Дега

Французский импрессионист Эдгар Дега в последние тридцать лет своей жизни страдал от прогрессирующего ухудшения зрения, поэтому стал чаще писать пастелью, а фигуры на поздних полотнах становятся гораздо крупнее, чем прежде. В 2006 г. офтальмолог Майкл Мармор с помощью личных писем Дега и технологий компьютерной симуляции смоделировал особенности зрительного восприятия художника, чтобы лучше понять, как Дега ощущал этот мир глазами.

Офтальмолог пришёл к выводу, что в последние годы центральное зрение художника, ответственное за чёткость изображения, сильно ослабло в последние годы его творчества (приблизительно с 1882 г.). Поскольку Дега видит всё хуже, но не представляет жизни без творчества, его картины этого периода несут явный отпечаток желания человека рисовать как прежде. Линии стали более энергичными, грубыми, экспрессивными; фигуры — массивными. Сам Дега не замечал разницы между своими ранними и поздними работами — возможно, потому что не мог уже сфокусировать зрение на собственных последних картинах, и ему они казались гораздо ровнее и естественнее по палитре, чем зрителям с нормальным зрением.

Эль Греко. Троица. 1579 г. Источник: Википедия

Астигматизм Эль Греко

Великий испанский художник Эль Греко знаменит своей неповторимой техникой работы с холстом (включая грунтовку и колорит), опережающей своё время на пару столетий, но и особыми, легко опознаваемыми и выдающими его стиль фигурами людей — слегка вытянутыми вверх.

Эта странная вытянутость персонажей полотен Эль Греко многих натолкнула на мысль об астигматизме художника. Такое восприятие фигур могло получиться, если астигматизм лечился с помощью линз сферической формы, при этом во время лечения человек воспринимает изображения вытянутыми вширь. Художник, стремясь к реалистичности, по этой причине мог компенсировать кажущуюся ширину объектов, рисуя их вытянутыми.

Чтобы проверить эту ничем не подтверждаемую догадку, специалист по зрительному восприятию из Калифорнийского университета Стюарт Анстис провёл небольшой эксперимент.

Для начала он превратил несколько добровольцев в «искусственных Эль Греко» с помощью специальных линз, которые вытягивали изображения горизонтально на 30 процентов. Когда добровольцы рисовали квадрат по памяти, у них получался длинный вытянутый прямоугольник. Но когда они срисовывали квадрат, у них получался именно квадрат. Эффект «астигматичного Эль Греко» достигался только при рисовании по памяти.

После этого одна из добровольцев согласилась несколько дней носить эти искажающие линзы, чтобы воссоздать постоянный астигматизм. Четыре раза в день она тренировалась в срисовывании квадратов и рисовании квадратов по памяти. Срисованные квадраты были идеальны; а вот квадраты, рисуемые по памяти, с каждой тренировкой становились всё больше похожи на квадраты, а не на прямоугольники. К концу второго дня девушка по памяти рисовала уже настоящие квадраты.

Поэтому, даже если бы Эль Греко страдал бы астигматизмом, он быстро бы адаптировался к новым условиям.

А почему же тогда полотна этого художника так богаты на вытянутые фигуры? Ответ прост — скорее всего, это его личные эстетические предпочтения и ничего более.

Автопортрет. 1630 г. Источник: Википедия

Пространственная слепота Рембрандта

Мы воспринимаем окружающее пространство как трёхмерное во многом благодаря бинокулярности (стереоскопичности) зрения — каждый наш глаз видит изображение под своим углом, а зрительный анализатор совмещает эти два изображения в единый объёмный образ.

Изучая автопортреты крупнейшего представителя золотого века голландской живописи Рембрандта, нейробиологи Маргарет Ливингстон и Бевил Конвей (оба из Гарвардского медицинского колледжа), заметили, что глаза великого художника часто изображены с небольшим косоглазием: один глаз смотрит прямо на зрителя, а второй — немного в сторону. Учёные сравнили между собой 36 различных автопортретов Рембрандта и обнаружили, что на большинстве из них один глаз не держит фокус, что обычно говорит о неразвитом стереоскопическом зрении.

Но для Рембрандта такой зрительный недостаток вполне мог стать дополнительным стимулом к творческим вершинам. Студенты художественных факультетов должны знать, что для получения большей глубины изображаемого пространства и для достижения потрясающей реалистичности полезно закрывать один глаз. Такая искусственно вызванная монокулярность зрения помогает художникам отобразить трёхмерное пространство на плоскости.

Конечно, не каждый человек с монокулярным зрением становится талантливым художником, а у многих талантливых художников совершенно нормальное бинокулярное зрение. Однако в экспериментах Конвея и Ливингстон рисунки художников с нарушениями стереоскопического зрения были более точны, чем рисунки художников с нормальным зрением. Так что, возможно, в оттачивании академического рисунка монокулярное зрение может быть даже помощником.

Этот материал составлен профессорами офтальмологии, авторами замечательной книги по нейробиологии «Фокусы сознания» Сюзанной Мартинес-Конде и Стивеном Макником, и подготовлен для журнала Scientific American.
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
3 апреля 2015, 15:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--