Как я работал учителем второй смены в 18 лет

Каково это — преподавать информатику, когда у тебя в классе учатся вчерашние зэки, дети из семей алкоголиков и пенсионеры, а ты сам ещё не окончил первый курс?

Время чтения: 13 минут
Как я работал учителем второй смены в 18 лет

Мы нашли Максима в интернет-сообществе pikabu, где он рассказывал о своём непростом опыте преподавания в вечерней школе — когда у твоих учеников ещё более непростая жизнь, а некоторые из них гораздо тебя старше. С его разрешения делимся его историей.


 
 

Всем привет! Меня зовут Максим, сейчас мне 23 года. Я хотел бы рассказать о начале своей карьеры в качестве учителя информатики. Когда я начал работать в школе, мне было 18 лет — так я стал самым молодым учителем в Москве.

В моей семье почти все работают в сфере образования. Мать — заместитель директора в колледже, сестра — школьный учитель истории. Я же выбрал сферу математики и информатики. Закончив школу и поступив на первый курс педагогического вуза, я был полон желания работать учителем. Как вы понимаете, в 18 лет пойти работать без высшего педагогического образования в среднеобразовательную школу почти нереально. Так как у меня было много знакомых в образовательной сфере, я начал предлагать им свою кандидатуру в качестве учителя или помощника учителя.

И вот, спустя некоторое время мне звонит мама.

— Максим, я тебе работу нашла. Учитель информатики в школе, но не совсем простой, часов дадут много. Директор мой хороший друг, зарплатой не обидит, но есть подвох.
— Подвох, наверное, в том, что обучать придётся в тюрьме?
— Почти.
(немое удивление)
— Школа вечерняя. Первую половину дня, с 8:00 до 14:00, в школе учатся самые обычные дети, а вот с 15:00 приходят дети и взрослые, у которых не всё хорошо. Они либо из детского дома, либо вышли из тюрьмы, либо из неблагополучных семей, либо это взрослые и даже пожилые люди, по каким-то причинам ранее не получившие образования.
— Ты предлагаешь мне обучать уголовников и бабушек с дедушками?
— Они приходят всего два раза в неделю. Это хороший опыт: сможешь научить уголовника — сможешь научить кого угодно.

Чтобы не возникало вопросов, почему меня взяли на работу учителем без образования и опыта работы — в 2010 году было достаточно:
1. учиться в педагогическом вузе на факультете, совпадающем с профилем предмета;
2. иметь справку о том, что ты учишься в этом вузе;
3. получить согласие директора школы;
4. предоставить зачётную книжку.

В 2013 году это уже было бы невозможно.

Школа

Это был пятиэтажный жилой дом, где под школу был отведён первый этаж. Ни спортзала, ни актового зала, ни буфета. 11 кабинетов, канцелярия, два туалета и директорский кабинет.

Охранник, отпустив пару шуточек про мой возраст, всё-таки пошёл к директору и, вернувшись, со слегка офигевшим лицом сказал: «Проходи». Я тут же его поправил: «ПроходиТЕ». Я не школьник и не мальчишка со двора, а, возможно, будущий учитель информатики.

В кабинете меня горячо встретил директор, предложил чай и шоколад, усадил меня в большое кожаное кресло. Осмотревшись в кабинете, я понял, что школа только снаружи выглядит бедно: в помещении сделан отличный ремонт, а на столе стоит новенький моноблок Asus с огромной диагональю. К слову, и во всей школе стояли новые компьютеры.

Директор рассказал, что поначалу придётся очень нелегко. Во второй смене много буйных детей, детей других национальностей, пара взрослых 38 лет с двумя судимостями, пара бабушек лет 60, и пара беременных девятиклассниц.

Кадр из к/ф «Джуно»

Я всё это выслушал, перекрестился и подписал договор на один год — бессрочный договор восемнадцатилетнему предложить не могли.

Первый рабочий день

После рассказов директора мне было реально страшно: я почти не спал всю ночь, думая о завтрашнем дне. В школу я приехал в 7 утра, хотя уроки начинались с 8:15. В первый рабочий день в моём расписании было 3 урока в первую смену и 2 урока во вторую смену. Как только я пришел в школу, я отправился к директору, так как это был единственный человек, которого я знал.

Директор школы, мудрый человек, с тремя высшими образованиями (одно из них — учитель физики), впоследствии всегда помогал мне советом. В то утро он уже был на своём рабочем месте, дал ключи от кабинета и проводил в «столовую». Называли её так только потому, что там обедали учителя — это была комната 2 х 2 метра. Директор показал мне мой класс, а потом мы сели за стол и он дал мне несколько советов, как легче провести уроки в первой и второй смене:

— В первой смене у тебя сегодня младшие классы (5, 6, 7). С ними просто, проводишь ознакомительный урок. Знакомишься, общаетесь, если останется время до конца урока, можешь разрешить им посидеть в интернете, они уже умные, всё знают, все ресурсы, на которые им нельзя лезть, заблокированы. Социальные сети мы блокировать не стали, но, если захочешь, твое право заблокировать. Что касается второй смены, то тебе не повезло… Придут 9-е и 10-е классы, постарайся познакомиться с ними и расскажи план на будущий учебный год, спроси, кто из них будет сдавать ГИА. Сразу скажу, что таких там не будет — они очень буйные. Ещё среди них есть мужчина 34 лет, ему для работы нужно среднее образование, так что найди к нему подход.

Кадр из к/ф «Большая перемена»

До урока у меня оставалось 30-40 минут, я решил осмотреть ПК учеников, чтобы знать, с чем работать. Оказалось всё лучше, чем я себе представлял — везде Windows 7, программы обновлены, антивирусы установлены. Короче говоря, прямо всё очень хорошо.

Все три урока первой смены прошли практически идеально, дети не стеснялись отвечать, милые, тихие, легко поддаются контролю. Это дало мне настрой на вторую смену.

До урока с 10 классом оставались считанные минуты, и я просто не знал, что делать, безумно нервничал. Прозвенел звонок, я встал из-за стола, чтобы поприветствовать учеников, и…

Никого нет. Вообще. Как я потом узнал, вторая смена обычно забивает болт на первый урок.

Но за 10 минут до звонка в дверь постучал пухленький низкорослый мальчик. Представился Жорой, хотя в электронном дневнике его звали что то вроде «Жоршух» или как-то так. Я разрешил ему войти и он сразу же направился к компам. Я остановил его и попросил сесть за парту. Он присел, ни тетрадей, ни учебников у него при себе не было. Мы пообщались, ему на тот момент было 19 лет, хотя выглядел он намного младше, рассказал, что выгоняли из многих школ за драки, прогулы, пьянства. Родителей у него нет, только бабушка и дедушка — следовательно, контроль за ним почти никакой.

К слову, все «проблемные» ученики всегда сами рассказывали «свою историю», даже когда я не спрашивал (а я старался не лезть в их жизнь).
Фото Льюиса Хайна, 1919 г., Сент-Луис.

Источник: Википедия

Я стал готовиться ко второму уроку. После звонка в класс зашло 7 человек (по спискам их было 25). Вместе с ними вошёл запах табака. Они сразу подбежали к компьютерам и попытались их включить. А я перед уроками специально выключил питание, чтобы познакомиться с классами. Начались вопросы: почему, мол, компы не работают? А мы что-то писать, что ли, будем? А у меня тетради нет! А у меня учебника!

Минут через десять они всё-таки уселись за парты, и я наконец смог их разглядеть. Это были очень колоритные персонажи. Девушка с розовыми волосами. Мужчина лет 30 в кожаной куртке и ботинках на огромной платформе. Парень с чёлкой, закрывающей почти всё лицо. Девочки-подружки-хохотушки.

Я представился, написал своё имя и отчество на доске, сказал, что теперь я — их новый учитель информатики. И началось…

Вопросы задавал тут не я, а они:

— А сколько вам лет?
— А у вас есть девушка?
— А вы учитесь?
— А чо по жизни делаешь ваще?
— В дотку гамаешь?
— А вы есть вконтакте?

Потом открылась дверь и вошёл парень кавказской внешности со словами:

— ТЫ КТО ТАКОЙ?

Тут я понял, что придётся прекращать этот балаган.

— Во-первых, не «ты», а «вы». Я — ваш новый учитель информатики. Вы опоздали на урок. Вы хотите войти? Тогда постучитесь и спросите разрешения.
— Или чо?
— Или вы можете идти куда угодно, я поставлю вам прогул, и в конце четверти вы мне отчитаетесь за все дни, когда вас не было.

Кадр из к/ф «История Рона Кларка»

Эти слова помогли классу понять, что просто так тройку в четверти я никому не нарисую. Видимо, сработал принцип тюрьмы — чтобы утвердиться в роли главного, найди самого крутого в тюрьме и побей его.

После этого я почувствовал себя уверенней, спросил, какие темы они проходили с предыдущем учителем. Узнал, что предыдущим учителем была бабушка, разрешавшая им сидеть в интернете весь урок. А ведь темой следующего урока у 10 класса у меня стояло «Программирование»…

Работа

На первом курсе института я совмещал работу и учебу. В деканате после долгих разговоров и решений мне разрешили свободное посещение. На всех преподавателей это не распространялось — некоторым было всё равно, где я работаю и что я делаю; их задача — обучить меня предмету, и это правильно. Поэтому несколько пар в неделю я появлялся в институте. В школе подстраивал расписание под себя, и администрация шла мне навстречу.

Умирал от усталости — это мягко сказано. Утро начиналось как минимум с двух кружек кофе. Один раз даже уснул на паре у преподавателя и нехило так храпел (да простит меня Виктор Петрович). Войти в график удалось только на третий месяц работы.

Работал я не только на ставку учителя информатики, но и как «системный администратор», или в простонародье — «помогите пожалуйста у меня принтер не печатает». Работы было много. Кроме того, была отчётность для директора школы, его замов и университета. Всё, что я делал с учениками на уроке, весь материал и документы нужно было собирать в папку и сдавать в конце года университету — это было требование для свободного посещения. Помимо подготовки к уроку (нужно было готовить текстовые задания, раздатку для домашней работы, презентации и прочее) я постоянно отвлекался на работу, которую просили сделать меня мои коллеги. Это могла быть любая мелочь вроде «распечатайте мне две копии вот этого» или «сделайте красивым шрифтом». Иногда врывались ко мне на урок и просили прибежать к ним в кабинет и настроить проектор.

Если говорить про зарплату, для 18-тилетнего студента она была огромной. Я преподавал информатику в семи классах (с 5 по 11), получалось около 14 часов в неделю плюс дополнительные уроки для подготовки к ГИА и ЕГЭ. Ещё я получал надбавку за ставку техника, в итоге получалось около 45 тысяч. Мне хватало с головой, позже я даже отказался от ставки техника, чтобы меньше отвлекаться на «монитор не работает».

Учительство

Когда тебе 18 лет, и твоим ученикам 18 лет, очень тяжело заставить их понять, что ты — учитель. Субординация — самое сложное, с чем мне пришлось столкнуться. Если к тебе не относятся как к учителю, как к наставнику, ни о каком нормальном уроке речи не идёт. Поэтому каждый раз, когда мне «тыкали» или начинали что-то вроде «братан, ну ты чо, э, поставь троечку по-братски, ты же должен понять, ну» — это приходилось карать жёстким методом кнута.

Коллектив был взрослым и в подавляющем большинстве женским: 80% учителей — женщины от 45 лет. Молодому учителю, которому по паспорту 18, а выглядит он на 16, не очень просто найти со всеми общий язык. Кто-то хвалил, помогал, кто-то осуждал и игнорировал. Незаменима была помощь директора и учителя физики в одном лице.

Помню, зашла ко мне на урок учитель по русскому языку. Это был очень непослушный класс и урок у меня проходил «шумно». Как только она зашла в кабинет, ученики умолкли. Она осмотрела класс и сказала: «Вот чтобы такая тишина была и когда я уйду. Иначе на моём уроке все пишут диктант». Это мне очень помогло. Вроде бы мелочи, но очень важные.

Кадр из к/ф «Класс», Эстония

В коллективе были мерзкие тётки, которые всегда обращались ко мне только по имени, а не по имени-отчеству. Это важно, потому что если дети слышат, что к тебе учитель-коллега обращается просто по имени, у них в голове тоже возникает вопрос — почему бы и им тебя так не называть? Это важный вопрос этикета и детской психологии. Как-то раз я даже поссорился с одной такой дамой из-за этого. Она в коридоре отчитывала меня за что-то, как провинившегося мальчика, а я завёл её в кабинет и понятным языком объяснил, что если ещё раз мне будут «тыкать», я буду так же называть её не Светланой Ивановной, а Светкой.

Спустя полгода упорных дисциплинарных наказаний и поощрений я всё-таки нашел общий язык даже с самыми жёсткими уголовниками. Поначалу, конечно, были огромные проблемы с поддержанием дисциплины на уроке. Как-то весь класс просто встал и ушёл с моего урока, когда я запретил им сесть за компьютеры. Вы можете представить, что чувствует учитель, когда с урока уходят, показывая, что им на всё наплевать? Директор и заместители по воспитательной работе всыпали им по-полной, но мне от этого было не легче. Не раз я задумывался, тем ли я вообще занимаюсь. Но я читал книги, искал совета у коллег, общался на форуме и постепенно мы нашли с учениками общий язык.

Кадр из к/ф «Учитель на замену»

Главный совет при работе с проблемными детьми — покажите, что вы уважаете их, и они начнут уважать вас.

Уделяйте внимание каждым мелочам при общении с ними. К примеру, я никак не мог найти подход к спортсмену-футболисту. Урок информатики в списке его интересов стоял на последнем месте, и приходил он в мой кабинет только ради того, чтобы его не выгнали за прогулы. Мой урок часто стоял последним в их расписании, и я договорился с ним, что если он выполнит хотя бы одно задание на уроке, я буду отпускать его за 10 минут до звонка, чтобы он раньше пришёл на тренировку. Да, я делал это вопреки правилам, мне запрещено отпускать детей раньше, потому что я за них отвечаю. Но это помогло мне и ему: он делал работы, получал оценки, а не просто просиживал время за партой.

Бабушка у меня училась. Сразу скажу, что опыт работы с пожилыми людьми у меня есть. Моей бабушке 73 года, и она активный пользователь ПК. Она сидит в «Одноклассниках», смотрит рецепты на YouTube и даже есть в Инстаграме (его она называет «стограмм»).

Так вот, пришла ко мне на урок бабушка и сказала, что ей почти все ставят оценки просто так, но она хочет, чтобы я её научил пользоваться «компутэром». Оказывается, её сын улетел в Америку, ей нужно было научиться общаться с ним через интернет — по электронной почте и по скайпу. Бабуля узнала от своих подруг, что сейчас в школе преподают информатику и вообще ИННОВАЦИИ бьют ключом. Это и сподвигло её прийти в наш класс. Скажу наперёд, что за полный год ее обучения я научил её пользоваться почтой и скайпом. Когда она приходила ко мне на урок вместе с классом, классу я объяснял тему и давал практическое задание, а потом садился с бабушкой за один компьютер и рассказывал, что это за диковинная вещь и как это всё работает. К концу года она уже из дома задавала мне вопросы по электронной почте.

Бабушка, кстати, всегда приносила на урок вкусную выпечку, за что я ей очень благодарен.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
19 февраля 2016, 19:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--