UPSTUDY.RU

Как избавиться от детской аллергии на чтение

Если вы считаете, что у вашего ребёнка «аллергия на литературу», почитайте эту статью.

Время чтения: 8 минут
Как избавиться от детской аллергии на чтение

Частному преподавателю по литературе Александру Сажину удаётся невероятное: дети, которые никогда не прикасались к книгам, начинают читать Солженицына. Спортсмены, которые не ходят в школу, пишут допускные сочинения на четвёрки. Как он это делает? Почему дети после его занятий начинают читать?

Как подобраться к ребёнку

Когда репетитор по русскому языку и литературе приступает к занятиям, он часто слышит от родителей жалобы: «Ничем не интересуется, всё время сидит в своих танчиках!». Или: «Ей ничего не надо, совсем не читает!». А впереди экзамены, где надо не только читать, но и писать сочинения. Что же делать?

Вот так, пожалуй, делать не стоит.

Александр Сажин уверен: дети готовы читать то, что им интересно, а если не читают — значит, ещё не нашли литературы себе по душе. Людей, которые бы не интересовались вообще ничем, не существует. Просто у родителей потерян контакт с ребенком, и они не знают о его увлечениях.

К своим ученикам Александр подбирается издалека. Через то, что ребенок любит.

 
Александр Сажин
частный преподаватель русского языка и литературы

У меня были классы с диагнозом ЗПР — замедленное психологическое развитие. Ребята 14 лет, 8 класс, и многие из них не умели писать как следует — последствия дисграфии и дислексии. Передо мной стояла задача просто перевести их из восьмого класса в девятый и выпустить.

Один из этих мальчиков был замечен за тем, что рисовал на стенах домов. Знаете, бомбят граффити. Я ему сказал: «А напиши-ка мне исследовательскую работу, расскажи про эти граффити. Что вы пишете? Что означают символы? Что это за рисунки? Это ваши подписи персональные или что?» И он написал: нафотографировал кучу рисунков и сделал исследование.

Другой мальчик, который не читал в принципе ничего, слушал группу «Король и шут». Я сказал ему: «Слушай, а напиши-ка мне работу по творчеству “Короля и шута”. У них же тексты интересные, сказочные, черный юмор. Напиши, как будто ты рассказываешь человеку, который их вообще не слышал никогда». Он написал, мы вместе корректировали, получилась настоящая исследовательская работа. И это был класс с ЗПР. Ребята с дисграфией и дислексией.

Если творчество «Короля и шута» может вдохновить художников, почему не может вдохновить и поэтов?

Источник: vk.com

Если можно заинтересовать ребят с замедленным развитием, значит, найдётся способ расшевелить и обычных старшеклассников. С ребёнком, увлечённым физикой, можно поговорить о различных гипотезах происхождения вселенной. С мальчиком, который любит историю, читать про индейцев: инков, ацтеков и майя. А фанаты компьютеров, которые отказываются брать в руки литературу из школьной программы, запросто прочитывают тысячестраничную биографию Стива Джобса.

Стоит начинать читать с малого, постепенно увеличивая нагрузку.

Дайте нам экшн!

Что касается школьной программы, дети часто просто не понимают, зачем им нужно её читать. Они спрашивают: «Зачем нужен этот Обломов?». Обломов не герой нашего времени, с него не хочется брать пример. Он для них — неинтересный персонаж.

Десятиклассники говорят мне: «Дайте нам экшн! Мы хотим что-то про войнуху, про стрелялки, про настоящих мужиков».

Если вы частный преподаватель, то должны что-то такое подобрать.

Одному парню я дал рассказ Михаила Веллера «Оружейник Тарасюк». Оружейник Тарасюк ещё юношей прошел войну, и на войне двенадцатилетним пацаном замочил 18 фрицев. Он подходил к фрицу (а он же мальчик, никто ничего от него не ожидал), и этого фрица снимал пистолетом. Потом Тарасюк заинтересовался оружием, стал историком, одним из крупнейших в мире экспертов по оружию.

Короткий рассказ на 18 страниц формата А4. Никакой воды. Нет ни одного описания берёзы о четырёх страницах. Сугубо действия, чистый экшн. Веллер — это, конечно, не Солженицын и не Набоков. Но он показывает, что и в книгах есть экшн, если вам его так не хватает. А дальше мы подберёмся и к Солженицыну, и к Набокову.

Причём ребёнок этот рассказ запомнит и при случае воткнет его в качестве аргумента в ЕГЭ. Например, в тему «Как реализуется человеческое призвание». Думаю, комиссия ЕГЭ будет в восторге. Учителям осточертело читать про конфликт и дружбу Обломова и Штольца. А тут им бальзам на душу в виде личной инициативы и оружейника Тарасюка.

Хотите, чтобы подросток читал? Нужно доказать, что это интересно.

Суть секретного метода

Как правило, репетитора нанимают, когда у ребёнка начинаются проблемы в школе. И первая проблема, которую приходится решать частному учителю, как ни странно, — психологическая.

Родители находятся в истеричном состоянии. И дети тоже накрученные. Поэтому первая задача — оказать неотложную психологическую помощь. Всей семье. Успокоить, убедить в том, что всё будет нормально.

Учителя же не могут сказать: «Ребята, не парьтесь, вы все всё сдадите, школа не будет сама себе ставить палки в колеса, если учитель ставит два на экзамене, это значит, что он ставит двойку самому себе. У нас такого не будет. Вы все выпуститесь, получите аттестаты и пойдёте дальше».

Поэтому, конечно, учителя накручивают. Дети приносят эту истерию в семьи, передают родителям. И ребёнок оказывается меж двух огней: с одной стороны — учитель, с другой — родитель. Родителю некогда, он зарабатывает деньги. Одной рукой зарабатывает, а другой всё равно прессует: «Давай, давай!».

Первая задача репетитора — снять стресс и установить доверительный контакт. Навсегда убрать из лексикона родителей слова «привить» и «заставить». Потому что привить человека можно от вирусного гепатита и столбняка. А любовь к литературе, оказывается, в 14 лет прививать поздно.

Единственный педагогический приём, который реально работает — это подбирать то, что интересно, читать, обсуждать. А потом по-дружески говорить: «Слушай, дружище, нам вот нужно с тобой ещё экзамен сдать. Прочитай, пожалуйста, на досуге, например, Чехова. Я тебе дам пару вопросов, ты напишешь работу. Что непонятно — подскажу, помогу.

Это процесс не одного месяца, но когда ученик увидит, что есть классные интересные книги, у него постепенно пройдёт аллергия на чтение. А там, глядишь, и дорастёт до проблематики «Отцов и детей».

 

Как было бы в идеальном мире

Где же тот самый упущенный момент? Как оказалось, что по-настоящему читать ребенок учится только в 14 лет? Ответ не обрадует большинство родителей. Не читающий ребёнок — это их упущение.

 
Александр Сажин
 

Это задача родителей — закладывать литературную базу. Если базы не сложилось, довольно наивно ждать от человека, что к десятому классу он вдруг зачитается Гончаровым, а потом напишет по нему эссе в две тетрадки по 48 листов.

В идеале образование должно начинаться у человека с того момента, когда женщина узнала, что она беременна. Уже можно ставить классическую музыку, джаз и читать вслух. А к двум годам у ребёнка уже должна быть своя библиотека сказок.

Для детей 8–12 лет есть литература больших писателей — Вадим Шефнер, Анатолий Алексин, Джером Сэлинджер, Харпер Ли. Из «наших» ещё можно порекомендовать «Трамвайный закон» Ильи Зверева, как раз про школьников 5–6 класса. Позже читающий ребёнок узнает, что есть увлекательный детектив про то, как студент зарубил топором старушку. И вот он уже читает «Преступление и наказание». В норме это всё происходит само собой. И тогда не возникает вопросов, как заставить, мотивировать или привить.

Сделать образы и мысли персонажей «большой литературы» близкими и понятными — целое искусство.

Источник: pikabu.ru

Что делать, когда поздно

В 70-х годах прошлого века японский инженер Масару Ибука, один из основателей компании Sony, написал книгу «После трёх уже поздно» — о том, что основные тенденции развития человека формируются к трем годам. К шести годам эти тенденции уже окрепли настолько, что любые попытки манипуляции над личностью деконструктивны. Дальше можно лишь развивать те черты, что были заложены ранее. Либо решать чисто прагматические задачи без лишних трагедий. Одна из таких прагматических задач — написание допускного сочинение по литературе в 11-м классе.

Хочет читать с картинками — пусть читает с картинками.

Я работал со спортсменами, которые не ходили в школу. Одиннадцатиклассники, КМСники или мастера спорта, которые не посещали школу в принципе. Но им нужно было написать допускное сочинение.

Мы знали, какие будут блоки. Прочитали «Василия Тёркина» прямо на уроке, вслух, выборочно, чтобы закрыть тему «путь»: путь Теркина на войне, путь нашего фронта, который сначала отступал, а потом наступал. Мы прочитали «Матрёнин двор», чтобы закрыть тему «дом». Прочитали «Ионыча» и «Чистый понедельник» — 2 коротких рассказа, чтобы закрыть «любовь». Потом написали 7 или 8 сочинений вместе, пошли на экзамен и сдали на четвёрку.


Масару Ибука, конечно, прав: поздно пить боржоми в старших классах. Но даже в самых тяжелых случаях на ребенке не надо ставить крест. Интерес к книгам можно развить: окольными путями, постепенно, через интересные темы.

Здорово, если нечитающему школьнику повезёт встретить молодого и классного преподавателя, который умеет слушать и понимать; который больше заботится о детях, чем о литературных сокровищах.

Даже если такого учителя не оказалось, попробуйте разбудить любовь к чтению сами. Главное — не вешайте на ребёнка ярлык «этот балбес ничем не интересуется». Не бывает на свете детей, которых ничего не интересует.

В оформлении использован кадр из к/ф «Гарри Поттер и кубок огня».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
16 марта 2016, 15:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--