Ренат Атаев

Про трансгуманизм. Часть третья

Сегодня попробуем разобраться с критикой этой философско-идеологической платформы и кратко поговорим о её будущем.

Время чтения: 12 минут
Про трансгуманизм. Часть третья

Про критику

Из множества вариантов вменяемого (читай: не отсылающего к «этонедуховно» и «бохнакажэт») оппонирования трансгуманизму я выделяю для себя несколько тезисов, которые, имхо, наиболее интересны и заслуживают внимания. Некоторые из них приходилось встречать в интернет-дискуссиях. Кое-что я сформулировал сам.

Тезис #1. Трансгуманизм не нужен. Он является развитием классического гуманизма и, по сути, ничего нового, кроме акцента на всемерном способствовании научно-техническому прогрессу (чем занимались ранее и коммунисты), не предлагает.

 

Надо сразу признать, что рациональное зерно в этом есть. Трансгуманизм действительно мало чем отличается от классического гуманизма, точно так же делая акцент на отдельно взятой личности, её правах и возможностях.

И те, и другие признают ограниченность природы человека. Отличие состоит лишь в том, что там, где классики упираются в решение нравственных проблем (а что ещё им оставалось делать при технологиях XVIII-XIX века?), трансгуманисты предлагают «прокачивать» эту природу с помощью достижений науки и техники.

Трансгуманисты предлагают прокачивать природу человека с помощью достижений науки и техники.

Источник: Русский репортёр

Это действительно не исключительная прерогатива трансгуманистов. Про неизбежное наступление полного коммунизма по результатам «развития средств производства» (читай: научно-технического прогресса) говорили совсем недавно совсем другие люди.

Но чем трансгуманизм хорош: он не призывает к перераспределению этих самых средств производства в пользу беднейших слоев методом экспроприации. Вопрос об имуществе трансгуманисты вообще оставляют за скобками, что в данном случае скорее плюс.

Трансгуманизм как философия современной эпохи: от науки к лженауке и обратно

Поясню эту мысль банальным примером.

Возьмем хотя бы мобильные телефоны. Это продукт, который запилен и распределяется вполне себе капиталистическим способом. В пору, когда он лишь появился на рынке, это был чистой воды предмет роскоши. Сегодня функционирующий сотовый может себе позволить даже бомж — за 200–300 рублей (кнопочный б/у) или вообще бесплатно (со свалки).

Работа рынка имеет важное побочное действие. Моральный «износ» той или иной модели технологического гаджета многократно обгоняет износ физический. Отсюда сегодня мы имеем массовую доступность сотового телефона (революционно новой технологии, безгранично расширяющей возможности человека) — спустя всего 20–25 лет после начала её массового внедрения. Сотовые вышки работают повсеместно, включая беднейшие страны Африки, где мобильник из средства роскоши давно перекочевал в разряд доступного сервиса.

Мобильник — это лишь пример того, как работает научно-технический прогресс при капитализме [который никто не идеализирует: у него действительно есть «слепые зоны» и «провалы», куда просто обязано вмешиваться государство, принуждая раскошеливаться богачей].

Классические примеры провалов рынка: медицина, фундаментальная наука и образование.

Трансгуманизм — это, прежде всего, интеллектуально привлекательная идеология. И её сила в том, что она может объединить множество грамотных людей независимо от «правизны»/«левизны» их убеждений. И особенно это актуально на просторах СНГ. Если вчера ты разочаровался в коммунизме, сегодня тебе это не помешает стать сторонником партии киборгов и «цифрового бессмертия».

Трансгуманизм — это не про то, как отобрать и более справедливо распределить. Это и не про то,  как защитить своё право зарабатывать деньги от поползновений государства. Это про то, как НТР может решить фундаментальные проблемы человечества. В этом нет примеси дискредитировавшей себя риторики недавнего прошлого. И поэтому трансгуманизм сегодня однозначно нужен.

Тезис #2. Трансгуманизм бесплоден в практическом смысле. Пока что ничего полезного эти ребята не сделали (наиболее часто тезис озвучивается в дискуссиях вокруг крионики).

 

Здесь много справедливого. На данном этапе трансгуманисты (посмотрим в глаза правде) занимаются практически единственной вещью — популяризацией науки и техники, а до кучи — исканий ассоциированных с трансгуманизмом философов и футурологов.

Из практических вещей, которые сегодня делают трансгуманисты в РФ, навскидку можно назвать лишь:

а) проект с системной схемой механизмов старения [которую есть смысл сделать более наглядной визуально, снабдить по-настоящему полным списком литературы и своевременно обновлять: новые данные поступают буквально еженедельно] и

б) крионику (компания «КриоРус»).

Да, можно поспорить о перспективах и практической ценности последней, но факт остается фактом: на рынке ритуальных услуг это технологический «писк моды» и заслуга в его доступности у нас в РФ целиком принадлежит трансгуманистам.

Что же касается ценности научпопа и пропаганды результатов научно-технического прогресса — это действительно важная работа. И, да, она не является чем-то уникальным, чем-то присущим строго трансгуманистам. В качестве примера: я лично знаю пару вполне себе религиозных людей, которым это почти не мешает довольно грамотно популяризировать науку.

Трансгуманизм — модная тема для философских семинаров.

Но это, как сказали бы биржевики или представители фэшн-индустрии, не является трендом. В тренде как раз атеизм и антитрадиционализм как менее противоречивые (друг по отношению к другу и к науке) конструкты. А что получается, если мы соединим вместе атеизм, антитрадиционализм и пропаганду НТР?

На что я надеюсь: что на фронте пропаганды научпопа, как и на фронте борьбы философских идей отечественные трансгуманисты со временем станут вносить более заметный вклад, чем раньше. Важно понять: даже простой радостный шум в Сети вокруг новых прорывных технологий и спрос на такие инфоповоды у СМИ — это чертовски нужная человечеству работа. Без моральной поддержки у учёного нет мотивации искать, у инженера — работать. Без такой «обратной сигнализации» сложно донести до остального общества значимость работы ученого и инженера. И что важно — радостный шум в сети способен создавать каждый из читающих эти строки. Я считаю, даже если трансгуманизм ограничится этой и только этой работой (делая ее грамотно), он уже полностью заслуживает свое право на жизнь.

Тезис #3. Постчеловек в понимании трансгуманистов не является некой законченной формой — это непрерывно совершенствующееся существо, в которое должен превратиться современный человек. Следовательно, появляется реальная возможность добавить к наличествующим в обществе формам неравенства новые, не существовавшие ранее.

 

О будущем бионического тела на Всемирном фестивале науки

По сути, с данной критикой я тоже согласен. Но, во-первых, указанные формы неравенства будут сглаживаться по мере развития технологии. Как в случае с мобильниками, совершенные бионические ноги-руки-органы вначале будут стоить страшно дорого, представляя из себя, по сути, товары и услуги для элит. Но затем они будут дешеветь, становясь по мере отработки технологии всё более доступными широким массам. Во-вторых, эти новые формы неравенства будут компенсированы уничтожением других их форм.

Вот почивший в начале года философ Ульрих Бек предрекает новое неравенство на основе неоднородного доступа людей к информации. Одни получают шанс пробиться к тому или иному социальному лифту, но другие его лишены, поскольку не имеют возможности получить соответствующее образование. Фактически такое неравенство существовало всегда, но именно в обществе «нового модерна» оно становится определяющим.

Трансгуманизм особо не касается деталей того, как именно мы будем приближаться к состоянию сверхчеловечества, но одно вполне очевидно: с этим состоянием не шибко сочетается фактически существующее на планете неравенство прав на основе неравного доступа к образованию. Следовательно, я не сильно ошибусь, если предположу, что для развития науки и техники (которой трансгуманисты, по идее, очень сочувствуют) дюже полезным оказалось бы доступное (бесплатное?) техническое и естественнонаучное высшее образование, а также различные формы бесплатного дистанционного обучения.

И если дешёвый интернет продолжит победное шествие по планете, можно ожидать, что такое неравенство может быть в значительной мере сглажено. Есть надежда, что это случится не без помощи пропагандистов науки и техники из числа H+.

Тезис #4. Широко пропагандируемое трансгуманистами нетерпеливое ожидание новых технологий фактически «раскачивает лодку», ставит общество во всё менее стабильное состояние. Новые технологии помимо новых возможностей несут и новые проблемы (например, появление автопилотируемых автомобилей грозит выбросить на улицу множество водителей-дальнобойщиков уже в обозримом будущем), а темпы осознания и разрешения этих проблем человечеством могут не поспевать за скоростью прогресса.

 

Это, на мой взгляд, самое серьезное из возражений. В таком духе высказывался еще основатель футурологии Элвин Тоффлер (читаем великолепный «Футурошок»), но и его можно парировать некой системой доводов.

На протяжении последних 200 лет общества в России, Юго-Западной Азии, США и Западной Европе претерпели прямо-таки драматическую трансформацию. Случилась она на основе, прежде всего, достижений научно-технического прогресса и неизбежно следовавших за этим социальных преобразований. Однако человечество как целое после всех этих бурных внутренних перемен не просто выжило, но и… стало стабильнее. Да, для этого ему пришлось пройти через «смертный пик» в середине XX века — в дни «Карибского кризиса». Но подумайте, сколько широкомасштабных «горячих войн» удалось избежать только благодаря наличию у СССР и США сдерживающих ядерных дубинок, которые, кстати, и сегодня продолжают обеспечивать наиболее низкий уровень физического насилия (в пересчете на число живущих людей) за всю мировую историю. Это первое.

Нил Деграсс Тайсон рассказывает, почему наука и религия — не друзья.

Неизбежно создавая проблемы, научно-технический прогресс решает их. Те же беспилотные автомобили Google, грозя выкинуть на рынок труда массу водителей, одновременно глобально сократят транспортные расходы, обезопасят движение и сберегут уйму ресурсов (топлива, электричества, еды, расходов на медстраховки, человекочасов), которые ничто не мешает затем бросить на решение других проблем (включая и безработицу). Помним о том, что гибель на дорогах по данным ВОЗ сегодня — основная причина смерти молодых людей (от 10 до 24 лет) и девятая в общей структуре смертности. Это второе.

Источник: flickr

Это и экономия на ремонте и утилизации битых машин, и лечение пострадавших в ДТП людей. 

Чтобы прогресс был более предсказуемым и менее драматичным по последствиям для неподготовленного человечества, его нужно изучать. Этим занимаются философы, футурологи и популяризаторы науки. Этим в теории занимаются и трансгуманисты. Вернее, наиболее умные из них. Очевидно, что бездумное ратование за НТР без просчёта его последствий — не самая интеллектуальная из позиций (хотя и наиболее массовая). Но если, зная это, перестать активно выступать за внедрение достижений науки и техники, верх возьмут традиционалисты, что приведет к куда более драматическим последствиям для человечества, чем чрезмерно ускорившийся прогресс.

Природа человека такова, что он тяготеет к кучкованию.

Источник: Википедия

Природа человека такова, что он тяготеет к кучкованию. И, видимо, механизм этот мы преодолеть сможем не скоро. Это значит, что пока он остается значимым фактором в политической активности, его нам придется учитывать. И либо умные люди будут продолжать сплачиваться вокруг идей, способствующих прогрессу (понимая риски такого сплачивания и относительность добра от самих этих идей), либо будут наблюдать, как решения принимаются сторонниками традиционализма, который с прогрессом, надо сказать, дружит так себе.

Это третье.


Кратко про будущее трансгуманизма

Я очень надеюсь, что в будущем (лет, скажем, через 50–100) трансгуманизм человечеству совершенно перестанет быть нужен.


Про традиционалистов

Философские чтения. Рене Генон

Моё отношение к традиционализму не имеет ничего общего с однозначным фанатичным его отрицанием. Я считаю, что на каком-то витке социальной эволюции он даже может сыграть полезную роль в искусственном подтормаживании НТ-прогресса. Полезную, потому что человечество должно иметь возможность психологически и организационно адаптироваться к нарастающему валу (неизбежных) изменений. Речь, разумеется, не идет о «ретроградной» версии традиционализма с бородами и косоворотками, которую исповедуют люди вроде господ Дугина и Стерлигова. Разумеется, я по-прежнему негативно отношусь к массовому (псевдо)неоязычеству и прочему доморощенному ньюэйджу.


Небольшое отступление/Вместо заключения

Независимо от того, как вы относитесь к описываемому мной уже на протяжении трёх публикаций культурному, философскому и политическому явлению, вы должны чётко осознать следующее:

  • В XVIII и даже XIX веках вы вполне могли оставаться приличным человеком, отрицая факт макроэволюции. Наука не имела достаточных фактов. Система образования не подразумевала грамотность основной массы населения.
  • В 80-е и даже 90-е годы XX века вы имели полное право на уважение вашей позиции, когда выступали против генетической модификации организмов (включая ГМ-растения в пищепроме). Наука не имела достаточного количества фактов, а доступного интернета еще не было.

Однако сегодня ситуация изменилась. Высказываясь в этом духе в 2015 году, вы в глазах грамотных людей автоматически «подписываете себя под быдло». Не надо так.

Удачи на дорогах.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
22 мая 2015, 20:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--