Люся Ширшова

Великий бунтарь-языковед Хомский о языке, школе и детях

Хомский — это такой Эйнштейн в лингвистике. Та же скандальная репутация и бунтарство, та же непримиримость во взглядах, тот же гений своей эпохи и главный интеллектуал современности. 

Время чтения: 9 минут
Великий бунтарь-языковед Хомский о языке, школе и детях

Авраам Ноам Хомский — один из самых цитируемых учёных, великий лингвист, общественный деятель, публицист и анархист по политическим воззрениям. Американцы дали ему прозвище «Наш Сократ» и «совесть нации».

В свои почти 90 лет Хомский продолжает активно преподавать науку о языке в знаменитом Массачусетском технологическом институте (чем он занимается уже более полувека), с готовностью даёт интервью, пишет дерзкие очерки и проводит открытые лекции.

 

Источник: synchronicityandsubculture.com

Хомский — это не просто крупная фигура в современной лингвистике, это стиль мышления.

Вообще можно не кривя душой заявить, что всё языкознание делится на две эпохи: до Хомского и после Хомского.

Нет, мы до сих пор не узнали всю правду о появлении разных языков на нашей планете и вполне можем довольствоваться легендой о Вавилонской башне. Но именно благодаря Хомскому языкознание приобрело статус науки, а не инструмента классификации.

В 1957 г. мир науки о языке всколыхнула книга Хомского «Синтаксические структуры». Всё, чем занималась лингвистика до Хомского — это накопление знаний о средствах и нормах конкретного языка; максимум — объединением языков в языковые группы и их сравнительной характеристикой. Никто до Хомского не воспринимал язык как врождённую особенность; язык не оценивался как такая же система познания мира, как, скажем, зрительное или визуальное восприятие. 

При поверхностном рассмотрении языки разительно отличаются друг от друга. Если сейчас кто-нибудь зайдёт в эту комнату и начнёт говорить на суахили, я не пойму ни слова. Тем не менее, я распознаю, что это язык.

Я не буду его понимать, но я буду знать, что это не просто шум… Основу языка составляет бесконечное количество структурированных высказываний с определённым смыслом. Всё это находится за границами той сферы, которую мы можем наблюдать, просто изучая тексты.

 
Ноам Хомский
Из рассказа проекту Serious Science

Действительно, как объяснить сумасшедшую скорость, с которой маленькие дети усваивают язык, на котором говорит его окружение? Каким образом ребёнок отличает речь от прочих звуков? Как они чувствуют разницу между «сгореть на солнце» и «сгореть дотла»? Почему дети всех стран мира усваивают родной язык примерно за одинаковый период времени, и никакие языковые отличия, так долго изучавшиеся матёрыми лингвистами, не влияют на этот процесс? 

 

Источник: postnauka.ru

Ребёнок, познавая речь (а это приблизительно лет до пяти) получает весьма обрывочные сведения о языке и его правилах; тем не менее, он схватывает их. Явно не из опыта, поскольку опыта у ребёнка пока недостаточно. Значит, знания о грамматике языка имеют априорный характер, и каждый человек имеет своеобразный встроенный модуль неких универсальных лингвистических принципов. Речь идёт не о принципах русского языка или китайского; появляется понятие «универсальной грамматики».

…Ребёнок способен выучить любой язык лишь потому, что имеется фундаментальное соответствие между всеми человеческими языками, потому что «человек повсюду одинаков». Более того, функционирование языковой способности происходит оптимальным образом в определенный «критический период» умственного развития.

 
Ноам Хомский
Из «Картезианской лингвистики», 1966 г.

Хомский предложил радикально изменить наши представления о языке: он стал рассматривать его как часть генетической программы, заложенной в человеке.

Так была создана теория «порождающей (генеративной) грамматики».

Согласно этой теории, язык состоит из бесконечного числа интерпретируемых выражений. Эти выражения организуются с помощью грамматических правил и структур, количество которых как раз ограничено. Иными словами, говоря на языке, мы как будто орудуем кубиками Lego: разновидностей деталей не так и много, но они позволяют построить бесконечное количество конструкций. Мы не осознаём те алгоритмы, которые мы используем при генерации родной речи, пользуемся ими автоматически, и в этом — величайшая экономия наших мыслительных ресурсов. 

Должны существовать некие языковые универсалии, которые ставят пределы разнообразию человеческой речи. Исследование универсальных условий, определяющих форму любого человеческого языка, и является задачей «общей грамматики». Эти универсальные условия не усваиваются путем обучения, скорее они определяют те организационные принципы, которые делают возможным усвоение языка; их существование необходимо, чтобы полученные человеком сведения превращались в знание. Если считать эти принципы врожденным свойством мыслительной деятельности, тогда открывается возможность дать объяснение тому вполне очевидному факту, что говорящий на данном языке знает множество вещей, которые он вовсе не усваивал в процессе обучения.

 

Граффити на стене Бруклина с изображением Ноама Хомского. Источник: flickr.com

Хомский, как преподаватель с пятидесятилетним опытом работы, много сил отдаёт развитию представлений об образовании и резко критикует существующую систему, в особенности систему тестирования и оценки знаний. 

Если задуматься, многое в образовательной системе направлено на воспитание подчинения и пассивности. С самого детства человеку мешают проявлять независимый и творческий взгляд. Если ты позволяешь себе свободомыслие в школьные годы, будь готов к неприятностям.

Хомский — яркий представитель радикально настроенных крайних левых, поэтому его нападки на современное американское образование очень политически окрашены

Мы теряем детство. Образовательные программы, созданные при Буше и Обаме, больше всего походят на подготовку к службе в военно-морском флоте. Учителей заковывают в рамки инструкций. Детей заковывают в рамки тестов и экзаменов.

Если всё обучение сводится к подготовке к экзамену и его сдаче, никто ничему не научится. Всё, что ты сказал на экзамене, забывается сразу после его окончания. Я абсолютно уверен, что такой подход диктуется сознательно, и что независимость и творчество считаются опасными на высшем уровне управления.

 
Ноам Хомский
Из интервью изданию Truth Out

В своём интервью ресурсу truth-out.org Хомский высказывает своё отношение к капиталистическому парадоксу распределения денег в бюджетном секторе.

В приватизации многих государственных услуг (например, науки и образования) он видит стремление приватизировать чувства и разум человека, заполучить над ним полный контроль. 

Свой вывод о том, что современный налогоплательщик не получает за свои отчисления никаких благ — ни в сфере образования, ни в сфере здравоохранения, ни в сфере социальной защиты, он иллюстрирует рассказом:

«В 50-х годах я работал в исследовательской лаборатории, которая полностью финансировалась Пентагоном. Лаборатория занималась созданием тех информационных технологий, которые сейчас стали привычными: интернет, компьютеры, микроэлектроника. Существовала она за счёт бюджетных денег. Что произошло через 30 лет? Она была передана в частную собственность.

А в 1977 г. Apple представила свой первый настольный компьютер. Через почти тридцать лет государственных изысканий за счёт денег своих граждан. В идеальной капиталистической системе работает принцип: долгосрочные инвестиции всегда окупаются. В этом случае инвестировали граждане, и этот принцип не сработал. Налогоплательщики сделали свой вклад и что они получили? Ничего. Деньги текут рекой в карманы Билла Гейтса и Стива Джобса, которые используют достижения десятилетий бюджетных изысканий.

Если бы у тех людей, живущих в пятидесятых годах, спросили: «Куда бы вы хотели направить свои налоги — на развитие технологии, которая позволит вашим внукам играть с iPad, или на развитие здравоохранения, образования, обеспечение комфортной жизни?». Что бы ни ответили наши предшественники, это неважно, ведь у них и выбора не было. Они платили налоги, потому что их запугивали угрозой со стороны русских и китайцев.

Так и работает наше общество: полученные государством деньги с налогообложения идут на обогащение частных корпораций».

Хомский может показаться этаким Че Геваре от науки.

Это не совсем так; скорее, это публичный образ, позволяющий наиболее эффективно донести свои идеи до широкой общественности. Сам он в шутку утверждает, что есть несколько Хомских — один занимается политикой, другой философией, третий — лингвистикой. 

Известная панк-группа в 1990 г. Bad Religion использовала голос Хомского в качестве вступления к одному из треков альбома Generator, посвящённого действиям США в Персидском заливе.

На деле, конечно, никакого раскола личности у Хомского нет. Он с удовольствием общается с журналистами, поклонниками и студентами, тратит по несколько часов в день, чтобы ответить на все электронные письма, и вообще добрейший и скромнейший человек с тихим мягким голосом. Семьянин, трое детей, куча внуков. Кстати, именно поэтому в своих теоретических выкладках о структуре лингвистического сознания он так часто апеллирует к детям и их мышлению.

Как и любая известная персона, Хомский окружён легендами и историями, его личность обрастает анекдотами. Как-то пришедший к нему на встречу журналист наткнулся на швейцара, а тот ему говорит:

«Профессор на прогулке, скоро вернётся, если найдёт дорогу домой».

Сам Хомский с юмором относится к своей популярности. Год назад он стал звездой видеоклипа, снятого студентами Массачусетского университета, в котором сыграл самого себя. Клип стал видеоответом вирусному ролику того года — Gangnam Style. Профессор в своём кабинете отхлёбывает чай из кружки и провозглашает свой девиз: Oppan Chomsky Style.

 

Хомский давно потерял счёт всем своим публикациям и книгам: он работает непрерывно и самозабвенно. В англоязычном вики-цитатнике категория «Ноам Хомский» — одна из самых разросшихся. Сотни его цитат из интервью, дискуссий, очерков и выступлений. Поставим жирную точку в нашем материале одной из его цитат об образовании:

[о последней образовательной реформе США No Child Left Behind] Эта реформа не даёт учителям учить. Она превращает учителей в дрессировщиков, которые скармливают детям материал и проверяют его усвоение. Это не учительство, это знак неуважения к учителям. Это значит, что учитель не может заниматься с детьми интересными вещами, потому что это отвлекает их от подготовки к экзаменам.

 
Ноам Хомский
 

Больше материалов, эссе и интервью с Хомским на английском языке можно прочитать здесь.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
31 октября 2014, 17:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--