Евгений Смирнов

О новой инициативе по созданию единого учебника по литературе

Вслед за единым учебником по истории в России собираются сделать и единый учебник по литературе.

Время чтения: 8 минут
О новой инициативе по созданию единого учебника по литературе

Не отгремели ещё страсти по единому учебнику истории, как возникла ещё одна новость: в разработке находится концепция единого учебника по литературе. Стенограмму дискуссии в Общественной палате приводит Газета.ру.

Для чего вообще в школе нужны уроки литературы? Я всегда считал, что для того, чтобы дети начали читать. При этом, не важно что. Пусть это будет Гарри Поттер, пусть это будет фантастика или фэнтези, пусть это будет даже на худой конец Донцова, — важен сам процесс. А детали уже приложатся. Ведь если человек читает, то в конце концов он начнёт читать и что-то полезное, наткнётся, никуда не денется.

Мне повезло, что среди моих знакомых — много читающих людей. При этом спектр интересов настолько разнообразен, насколько это возможно: зарубежная фантастика, научная фантастика, русская (!!!) фантастика, психология, научпоп, научная литература, публицистика и многое другое. Наверное, я не смогу назвать двух людей, у которых бы этот спектр хоть как-то разумно пересекался.

В некоторых случаях я знаю ещё и то, как этот спектр развивался со временем. Один человек прочитал в глубоком детстве "Крёстного отца". Другой практически начинал с "Дюны" Френка Герберта.  Я в 4 года с удовольствием зачитывался "Королевскими династиями" из серии "Что есть Что" и обсуждал устройство гильотины (разумеется, исключительно с познавательной точки зрения), а в 8 лет прочитал Рамакришну Ромена Роллана, случайно наткнувшись на странную книгу дома. В любом случае, каждый из людей выбирает свой путь в чтении и свою область интересов.

Но что же даёт нам чтение книг? Что нам может дать урок литературы? Только лишь умение читать? Или же ещё умение анализировать? Или рассуждать о том, что написано? Или пытаться применить прочитанное к собственной жизни? Или в воображении "проиграть" роль главного героя? Или увидеть какую-то крохотную истину сквозь призму восприятия автора? На самом деле, всё это.

Но что читать в школе? На самом деле, это напрямую зависит от личности того учителя, который ведёт предмет. Поставь меня, например, на роль школьного преподавателя литературы, и я бы не смог заинтересовать ни Достоевским, ни Шолоховым, ни Пастернаком (которого не читал, но осуждаю). Зато смог бы заинтересовать темой "добра и зла", темой жертвенности, темой дружбы и чувства товарищества, темой расизма и гражданского самосознания через прочтение ... Гарри Поттера. Ведь именно в Гарри Поттере одна из главных героев — Гермиона Грейнджер — являет собой классическое воплощение "книжного червя", без чьей помощи главному герою не удалось бы сделать ничего. Не зря миллионы детей по всему миру начали читать именно благодаря эпохальному произведению Джоан Роулинг.

Однако всё будет не так, ведь согласно позиции наших чиновников целью преподавания литературы является другое:

Среди разработчиков — Литинститут им. Горького и Пединститут им. Шолохова. Согласно этой концепции, цель преподавания литературы — «воспитание нравственно ориентированной личности в системе традиционных ценностей через постижение идей и художественных образов». Среди задач упор сделан на формирование мировоззрения, укрепление семейных ценностей. «Изучению подлежат литературные произведения высокого нравственного достоинства, совершенные в художественном отношении, содержание которых доступно учащимся» (Источник).

Каждый раз, когда я читаю подобные фразы, у меня сходу возникает один не очень грамотный вопрос-междометие: "Чо?". Вот у "Слова о полку Игореве"  есть "высокое нравственное достоинство"? Или "Преступление и наказание Достоевского?". Про Поттера я, разумеется, молчу, ибо магия — это, видимо, как-то не по-православному (равно, кстати, как и русские народные сказки). Кстати, надо бы тогда и Пушкина немного "порезать", а то в сказке о царе Салтане присутствуют не высоко нравственные оборотни. 

И кто будет определять это самое достоинство? Комиссия в составе десяти подкомиссий? Или же "экспертный совет по делам экспертных советов"? Или же выставим литературным произведениям рейтинги наравне с фильмами. Я уверен, что в этом случае широко любимая участниками дискуссии Библия должна была бы получить рейтинг 18+, так как там есть:

  • насилие (например, убийства младенцев Иродом),
  • неподчинение государственной власти (книга Деяний, книга Судей и пр.),
  • инцест (привет, Лот),
  • сексуальные сцены (Содом и Гоморра),
  • разжигание межнациональной и межрелигиозной вражды (Евангелия, Ветхий завет),
  • многожёнство (привет, Авраам)
  • и многое другое;

Продолжим:

Нам хотелось бы, чтобы этот предмет был о человеке. Не о стиле, не о форме, не об удовольствии, не об истории, не о биографии, а о человеке. Уроки литературы — единственные уроки, где речь идет о человеке. Ни история, ни математика, ни физика этих задач перед собой не ставят.

Единственный предмет, на котором речь идёт исключительно о человеке, — это анатомия. 

В условиях меняющегося мира цели и парадигма образования меняются, — заявила замминистра образования и науки Наталья Третьяк. — На фоне тех социально-экономических и нормативных изменений, которые произошли в обществе, мы подходим к тому, что должны переосмыслить цели и задачи, методы и механизмы, которые используют в школьном образовании. В том числе и в тех предметах, которые формируют нравственный облик человека, его гражданственность, патриотизм

То есть, переводя на русский, — мы делаем генеральную линию партии (самодержавие централизация власти, православие, народность демократия), а уроки литературы должны её обслуживать. Мне вот интересно: "1984" Оруэлла или "О дивный новый мир" Хаксли вписываются в эту концепцию?

Удивляет (точнее, не удивляет, а вызывает чувство сожаления) позиция участников дискуссии о роли Интернета:

«Страна уже четверть века живет без государственной культурной политики. Мы пришли к тупику. Но сейчас мы находимся на пороге важных для государства событий, концепция основ культурной политики будет принята. Гоголь еще говорил, что сейчас идет самый главный бой, «бой за душу человека». Этот бой идет и сейчас. Пришел интернет, новая реальность. Мы с Михалковым росли на других примерах. Нашими героями были герои нашего Отечества. Теперь же государство впихивает инновации туда, где они неприемлемы, — в культуру и образование. Я почитал, как общаются дети в интернете. Это был шок. Через строчку мат, разговоры о водке, наркотиках, о сексе, о противоположном поле», — заявил Бурляев.

То есть, в обычной жизни — всё замечательно и чудесно, но как только ребёнок выходит в Интернет... Спешу обрадовать этого г-на, что в соответствующем возрасте у подростков все разговоры и так ведутся на указанные им темы. Равно, кстати, как и у взрослых, в том числе и депутатов, чьи замечательные цитаты "полируют" Youtube уже не один год.

Кстати, на этом же заседании были совершены и удивительные открытия. Согласно словам того же товарища:

Дальше Бурляев рассказал аудитории, что, оказывается, Лермонтов никогда не писал строк «прощай, немытая Россия». А написал это «некий писатель Бартенев». Потом Бурляев прочитал оду Языкову. «А вам, Павел Алексеевич, еще раз прочитаю эту оду потом, потому что вы не слушали», — заметил Бурляев Пожигайло.

Таким образом, в едином учебнике литературы, помимо, собственно, "списка разрешённых произведений" будут ещё и пояснения на тему, кто что писал и кто как думал. Единственно, в этом случае было бы неплохо запретить оригиналы — вдруг кто прочитает. Хотя, кто это будет читать.

Единственным бонусом такого учебника я вижу упрощение сдачи ЕГЭ по литературе, ведь после таких уроков на каждый вопрос можно будет дать совершенно точный ответ, а проверка сочинений станет и вовсе приятным занятием: набор разрешённых идей будет идти приложением к основному учебнику.

В завершении хотелось бы процитировать эпохальные цитаты из заседания участников дискуссии:

— Христос воскресе, — раздалось с трибуны, куда поднялся секретарь правления Союза писателей России, бывший член КПСС Владимир Крупин.

— Воистину воскрес, — дружно ответили в зале.

... Мы сильны тем, что стремимся к высоким идеалам, а американцы работают с войсками и населением противника. Наши ученики плохо вдохновлены богатой русской литературой. Да здравствует, конечно, «Слово о полку Игореве». Но главным текстом древнерусской литературы было Священное Писание. Если мы люди православные, то мы должны уметь говорить с нашими учениками, как люди святейшие. Прийти в светскую аудиторию и сразу провозгласить «Христос воскресе», — сказал Аннушкин.

— Воистину воскрес! — снова воскликнули в аудитории.

— Вот, правильно. А в светской аудитории сидят студенты, молчат. У них уровень третьеклассников, к которым пришли с высшей математикой. Надо учиться говорить на языке аудитории, донося им божьи ценности и заповеди, — с грустью добавил профессор.

... — В культуре есть только один положительный герой — это Иисус Христос. Толстой для меня, конечно, глубоко отвратен. Но ведь и Достоевский вложил мысль о революции в описание пути Раскольникова, — сказал Крупин.

Так и живём.

В статье использовались материалы дискуссии на сайте Газета.Ру.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
18 мая 2014, 11:15

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--