ММСО

Учитель не должен быть «говорящей головой»

В России есть крупные онлайн-площадки, предлагающие большое количество разнообразного образовательного контента. Что же мешает школьным учителям нещадно его эксплуатировать в своей непростой работе?

Время чтения: 8 минут
Учитель не должен быть «говорящей головой»

Московский международный салон образования остался позади. За 4 дня на салоне побывало 52 500 человек из разных регионов России и мира, разных возрастов, разных профессий, исполняющих разные роли в системе образования — от школьников до министров.

Newtonew 16 апреля проводил на площадке MMCO-2016 панельную дискуссию о текущем состоянии онлайн-образования в школе с участием практиков — тех, кто сегодня двигает вперёд российское онлайн-образование. Это были представители крупнейших компаний-площадок для создания и размещения онлайн-образовательного контента:

  • Яков Сомов, основатель просветительского проекта «Лекториум»;
  • Анна Глотова, директор по развитию онлайн-конструктора уроков Stepic.org;
  • Михаил Мягков, генеральный директор онлайн-центра подготовки к экзаменам MAXIMUM;
  • Александр Гулин, учитель истории и обществознания Центра образования № 1828;
  • Игорь Любимов, ответственный за версию LinguaLeo для преподавателей.

Кроме того, мы спросили и мнение школьников, проходивших онлайн-курсы в качестве самостоятельной работы в рамках школьной программы.

 

На сегодня слова «смешанное обучение» и «перевёрнутый класс», «MOOC» звучат настолько часто, что, кажется, потеряли весь смысл и свежесть. Проблема в том, что произносятся эти слова либо в тематических интернет-сообществах, либо на тематических образовательных событиях, и муссируются в глобальном смысле широкой аудиторией, а в российских реалиях — весьма узким кругом заинтересованных лиц. Главный вопрос, который нас волновал в ходе дискуссии — это возможность применения учебного онлайн-контента в рамках общеобразовательной школьной программы.

Если уж мы утверждаем, что онлайн-инструменты могут стать мощным инструментом, чтобы освободить учителя от некой доли монотонной работы, отчего же мы не видим в электронных дневниках наших детей ссылки на просмотр онлайн-урока в качестве домашнего задания?

Экономим ваше время и выкладываем краткое содержание обсуждения в виде тезисов.

Какие задачи решают онлайн-курсы сегодня?

  • онлайн-подготовка к ЕГЭ;
  • профориентация (пройти курс интересующего вуза или по интересующей специальности, понять подходит ли тебе это);
  • дополнительное образование, расширение школьной программы;
  • развлечение, форма досуга.

Главную задачу школьного учителя — помочь усвоить обязательную общеобразовательную программу — онлайн-курсы пока не решают.

Есть, конечно, энтузиасты. «Лекториум» на своём курсе по физике обнаружил целый записавшийся класс из города Надым. Получается, что курс послужил кому-то содержательным фундаментом для модели смешанного обучения. Конечно, здесь стоит поблагодарить учителя, который смог организовать эту работу со своими учениками.

Первая лекция курса «Петербургские перекрёстки»

На курсе «Петербургские перекрёстки» оказалось около 250 записанных учителей. Обнаружились учителя на форуме, когда они практически выжили всех школьников из сообщества, устраивая многословные дискуссии. Учителя, которые учатся на курсе для школьников. Зачем? Во-первых, посмотреть, как преподают другие. Во-вторых, возможно, повысить свою квалификацию. В-третьих, забрать себе готовый контент.

 
Яков Сомов
основатель проекта «Лекториум»

Вывод: если именно учителю онлайн-курс покажется полезным и удобным, его увидят и ученики. Нужно делать удобный инструмент именно для учителей.

Нет интернета в школе?

Анна Глотова из Stepic.org озвучила проблему, которая может свести на нет все усилия по внедрению учебных онлайн-форматов в школах. Учителя, даже московские и питерские, часто сетуют на отсутствие интернета в школе. Невзирая на то, что школам гарантировано подключение к интернету со скоростью 30 Мб/сек. Многие школы уже имеют каналы 100 Мб/сек.

Я как работник школы могу сказать: если отвечают, что нет интернета, с высокой долей вероятности просто не знают, что он есть, «нам не сказали», «нам не объяснили».

 
Александр Гулин
учитель истории и обществознания Центра образования № 1828, Москва

Значит, снова всё упирается либо в активную позицию учителей, которые будут выяснять у администрации школы технические подробности доступа в интернет; либо в активную позицию администрации, которая будет в добровольно-принудительном порядке просить свой учительский штат использовать ресурсы интернета на своих уроках. Что тоже весьма неоднозначный путь.

А зачем это учителям?

  • учителю не приходится быть «говорящей головой», преподносящей теорию. Онлайн-курс может предоставить свою говорящую голову, которая, может быть, даже лучше говорит.
  • экономия времени на домашних заданиях. Часть самостоятельной работы можно проводить через упражнения на платформах с автоматизированной проверкой.

Какие проблемы возникают?

  • перегруженность учителей рутинной бюрократической отчётностью, отсутствие времени (да и желания) освоить даже простые интуитивно понятные инструменты;
  • как следствие — недостаточная осведомлённость учителей, не понимающих, что это за зверь такой — онлайн-курс, и как он поможет лично ему;
  • несоответствие курсов школьной программе;
  • недостаточное количество образовательного контента;
  • школьники утверждают, что самостоятельно пройти курс и потыкать в телефоне сложнее, чем слушать объяснения учителя;
  • реактивность родителей (особенно в регионах), которые не готовы позитивно принять онлайн-форматы самостоятельной работы своих детей;
  • отсутствие внешней оценки качества.

Здесь остановимся на паре важных моментов. Во-первых, количество контента. Кажется, что его много. Но для сравнения: на Coursera — 1 700 курсов, на edX — 700-800, в России — 200-300 на всех русскоязычных MOOC-платформах. По Computer Science много русскоязычного материала. А вот найти достойные курсы по школьным дисциплинам проблематично.

Во-вторых, соответствие предлагаемого онлайн-контента образовательной программе. Это вопрос сертификации, и этот вопрос обещают по поручению президента решить к 1 июня — подготовить документ о критериях сертификации образовательных онлайн-курсов. Кроме того, сейчас идёт работа по созданию Электронной школы — платформы для школьных учителей, своеобразную библиотеку учебных материалов. Ещё года два-три эта площадка будет в разработке.

Пока мы говорим учителям, что онлайн-курсы можно использовать только для дополнительного образования, они это использовать не будут — из-за загруженности.

Учителям нужен комплексный продукт, готовый к применению на уроках. Учителя — это скорее эксплуататоры образовательного контента, а не создатели. Роль создателей должны выполнять как раз компании.

В-третьих, кто является экспертом образовательных программ онлайн-курсов? Нет внешней оценки, нет внешних экспертов. Происходит адаптация готовых традиционных учебных программ под онлайн-формат силами энтузиастов из хороших школ и лицеев; представители онлайн-площадки вынуждены верить, что представленная программа хороша, отвечает критериям качества, достигнет поставленных учебных целей. Кто бы мог выступить в качестве независимых экспертов — пока непонятно.

Что нужно сделать, чтобы учителя начали применять онлайн-курсы в школе?

Начинать нужно с малого: очень плавного и постепенного использования инструментов онлайн-обучения в классной и домашней работе. Если инструмент бесплатный или условно-бесплатный — проблем с таким частичным внедрением вообще не возникает.

Что нужно сделать, чтобы учителя начали сами создавать свой онлайн-образовательный контент?

Есть яркий пример: конкурс Московского городского методического центра «Просто о сложном». Идея в следующем: учитель на телефон снимает трёхминутный ролик на конкретную тему по конкретной дисциплине. Минимум технических средств, максимум эффекта. Эти ролики могут использовать на своих занятиях все желающие. Все ролики можно посмотреть здесь.

 

Чтобы снять с учителей это бремя недоверия и напряжённости, к ним нужно подходить с какой-то другой стороны, показать, насколько выгодно коллективное вложение труда учительского сообщества в качественное развитие учебного онлайн-контента.

Напоследок

Для региональной школы всё вышеозвученное звучит по меньшей мере фантастично. Даже в лучших школах городов-миллионников в регионах случаи использования онлайн-форматов в обучении стремятся к нулю. Учителя даже не знают, что такие способы существуют. В сфере дополнительного образования онлайн-курсы имеют гораздо более широкое распространение даже в регионах. А вот до полноценного применения онлайн-формата в рамках школьной программы нам ещё далеко. И без помощи главного связующего звена между учебным материалом и учеником — без учителя — сфере онлайн-образования не обойтись.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
26 апреля 2016, 14:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--