TutorOnline

Говорим по понятиям: онлайн-обучение VS дистанционное обучение

Эти термины кажутся взаимозаменяемыми; нюансы в их значениях кажутся неважными и неострыми. Тем не менее, стоит в них разобраться, чтобы сформировать непредвзятое мнение.

Время чтения: 11 минут
Говорим по понятиям: онлайн-обучение VS дистанционное обучение

Рассуждения о преимуществах и недостатках внедрения информационных технологий в образовательный процесс, пожалуй, набили оскомину многим педагогам и прочим экспертам. На эту тему говорят, жарко спорят, но качественно в системе образования мало что меняется. Не претендуя на изыскание истины, мы решили пройтись по понятиям.

С каждым годом растёт количество слушателей, обучающихся онлайн и (или?) дистанционно. Про «и/или» — не праздный вопрос. В большинстве текстов, и публицистических, и околоакадемических, данные термины используются как синонимы. Кто-то утверждает, что онлайн-обучение — это разновидность дистанционного образования, кто-то не видит смысла множить споры о понятиях без надобности, другие же, наоборот, настаивают на кардинальном и принципиальном различии данных терминов.

Картина первая. Примиряющая

1946 г., школа по переписке. Почтальон доставил упражнения.

Источник: nsw.gov.au

Примем за исходное положение, что «онлайн» и «дистанционное» образование по сути означают одно и то же, либо различаются непринципиальным образом.

В этом случае мы получаем картину, характерную для большинства исследований на эту тему: центральное место на смысловом полотне отводится сумбуру и сумятице.

В итоге мы увидим, что онлайн-образование крайне неоднородно. Сюда придётся отнести множество форматов образовательной активности, которые порой противоречат друг другу и по сути, и по конечному результату. Вот они:

  • Факультет дистанционного обучения при вузе (отдельный курс, преподаваемый дистанционно): совмещение различных вариантов образовательной онлайн- и оффлайн-активности. Лекции в режиме онлайн либо видеозаписи лекций, обмен файлами, текстами, общение по электронной почте, скайп-консультации и прочее…
  • Интернет-ресурсы, предлагающие бесплатно либо за деньги те или иные учебные материалы, уже готовый образовательный контент. Сайты, где можно скачать учебники, посмотреть лекции, пройти какое-то онлайн-тестирование, поиграть в образовательную игру, купить целый курс на определенную тематику и т.д.;
  • Онлайн-школы: работа учителя с учеником ведется в режиме реального времени, живое взаимодействие, единственное отличие которого от традиционных форм коммуникации — наличие бесперебойного доступа к сети Интернет.

Отдельно можно выделить:

  • Коллективный формат занятий: вебинары, на которых может одновременно присутствовать почти неограниченное количество участников, либо использование собственных площадок компаний;
  • Индивидуальные уроки (как правило, обучение с онлайн-репетитором);
  • Использование элементов онлайн-обучения в «живом» взаимодействии: например, лекция, которая читается в университете и параллельно транслируется по скайпу тем студентам, которые физически не присутствуют в аудитории. В данном случае речь идёт об использовании информационных образовательных технологий в рамках традиционного классно-аудиторного формата занятий.

Можно ли объединить перечисленные выше форматы обучения в одну образовательную модель? Если мы ответим на этот вопрос утвердительно, то получим пазл, детали которого никогда не сойдутся в одну цельную картину.

Картина вторая. Проблемная

1946 г., школа по переписке. Дети наконец получили долгожданную бандероль.

Источник: nsw.gov.au

А если попробовать оттолкнуться не от образовательных возможностей — коммерческих и находящихся в свободном доступе, — а попытаться проблематизировать?

Когда мы говорим об онлайн-образовании, что мы имеем в виду? Не является ли это зачастую спором немого с глухим, когда каждый понимает по-своему, но отчаянно пытается доказать свою правоту?

Сегодня к этой проблеме мы относим множество вопросов:

  • Тотальная информатизация образовательного и жизненного пространства. Здесь смысловые акценты могут смещаться кардинальным образом: от философского позитивизма к голливудскому постмодернизму;
  • Влияние информационных технологий на интеллектуальные способности молодого поколения. Тема, которая никогда не утратит актуальность и всегда будет звучать под лозунгом «Мы такими не были!». Так, из спора ретрограда с электроником мы узнаем, что современные дети не умеют писать, не знают дату Бородинского сражения, не мыслят себя без гаджетов и в целом тотально дебильны и инфантильны. Тема (лже)деградации молодого поколения сегодня неизменно пересекается с проблемой информационной зависимости либо, правильнее сказать, гаджетомании и девайсофилии;
  • Реформирование системы образования. Продвинутые мира сего то и дело призывают отринуть пережитки «совка» и бодрым шагом вступить в эпоху технотронного education;
  • Образование как бизнес. Информатизация как глобальное явление позволяет огромному количеству компаний делать большие деньги на инновациях в сфере образования. Чего сегодня только нет! Мы готовимся к ЕГЭ, играя; учим иностранный язык, проходя виртуальные квесты; в сети мы самоопредлеяемся, профориентируемся и занимаемся ещё тысячей дел, крайне полезных для становления личности.

Многообразие тем порождает и многообразие мифов. И если само по себе мифологическое мышление присуще каждому из нас, по крайней мере, на уровне бытовой самоидентификации, то процессы замыливания смыслов и подмены понятий уже грозят всем нам окончательным погружением в мир, сплошь состоящий из предикатов, не имеющих субъектов.

Картина третья. Разлучная

1946 г., школа по переписке. Учительница кройки и шитья заворачивает заготовки в конверты для пересылки.

Источник: nsw.gov.au

Поскольку найти единое, непротиворечивое и, главное, верифицируемое доказательство близкого родства интересующих нас понятий не получается, давайте изыщем те особенности, которые принципиально их друг от друга отличают.

По содержанию

Научение как процесс, знание как результат. Пожалуй, за скобки вынесем вопрос о том, насколько это знание должно быть фундаментальным либо узкоспециальным.

Неважно, как мы обзовём тот или иной формат обучения, конечной целью его должен быть прирост знания, навыков и компетенций. И вряд ли «онлайн» или «оффлайн» могут негативным образом на этот процесс повлиять, при условии, что выбор сделан осознанно, а усилий приложено достаточно.

По субъектам

Модель коммуникации, характерную для дистанционного образования, можно схематизировать таким образом:

Человек — посредник — человек

Крайне важно в данном случае понимание того, что посредником могут являться не только информационные технологии!

Можно ли будет назвать дистанционным обучением обмен учебными материалами, заданиями, тестами, литературой не посредством сети Интернет, а по почте (не электронной)? Конечно, можно. В XVIII веке такая модель получила название «корреспондентское обучение». Коммуникация между адресантом и адресатом в подобном случае протекает по определенным каналам, не предполагающим личного контакта (визуального, аудиального, тактильного), однако эта коммуникация «завязана» на межличностной связи, на субъектности.

Конечно, стоит признать, что в современном мире информационные технологии стали необходимым атрибутом или инструментом дистанционного образования. Собственно, популярность дистанционного образования обусловлена его доступностью, которая в свою очередь обусловлена именно этим информационным фактором. Однако, по сути, а не только по факту, дистанционное обучение — это специфическое взаимодействие (как правило, сложное, состоящее из целого комплекса активностей, различных по формату и содержанию) как минимум двух человек при участии некоего посредника.

Онлайн-образование замыкается на другой цепочке:

Человек — сеть — ?

«Онлайн» — это всегда указатель формата, его маркер. «Онлайн» указывает на способ связи, который не может существенным образом влиять на содержание (лишь в том случае, если этот способ связи используется для передачи информации, которая требует, например, тактильного контакта).

«Онлайн» — это связь не человека с человеком, а человека (пользователя) с компьютером (девайсом), подключенным к сети. Это нахождение человека и техники в режиме взаимодействия «здесь и сейчас».

Обучение онлайн — это обучение, опосредованное соединением. Оно становится возможным только благодаря актуальному подключению к глобальной или локальной сети.

В итоге мы получаем достаточно простое, но важное различие: «онлайн» — указатель канала и (виртуального) контекста коммуникации, которая может осуществляться как между различными субъектами, так и в рамках субъект-объектного взаимодействия (если речь идет о ситуации, когда человек проходит какой-то тест, смотрит обучающий видеоролик или играет в обучающую игру).

«Дистанционно» — имеет отношение к каналу, контексту, цели и обязательно требует субъектов взаимодействия. Дистанционное обучение — человекоразмерная категория, которая указывает на то, что общение протекает без посредственного физического контакта. Содержательно же это полноценный образовательный процесс.

Об отношении

1946 г., школа по переписке. Сельские дети заняты выполнением домашнего задания.

Источник: nsw.gov.a

Когда мы говорим о том, что система образования должна стать более гибкой, подстроиться под запросы современной цивилизации и активнее вести работу по внедрению информационных технологий в учебную практику, мы большей частью имеем в виду «онлайнизацию» образовательного пространства. Технологии в данном случае выступают в качестве инструментов, которые призваны помочь сделать обучение более эффективным, комфортным и привлекательным.

Дистанционное образование — это совершенно самостоятельная форма получения знаний, которая сочетает в себе различные элементы онлайн- и оффлайн-активности. Его нельзя рассматривать в качестве вспомогательного инструмента, оно давно заслуживает того, чтобы считаться равнозначной альтернативой традиционным «живым» формам обучения.

Зачем нужно проводить это различие? Что оно даёт?

1946 г. Учителя-энтузиасты работают над учебными программами для сельских детей.

Источник: nsw.gov.au

С появлением Интернета у человека появилось гораздо больше возможностей для самореализации. На сегодняшний день выбор настолько велик, что гораздо проще запутаться, чем получить реальный результат. Кроме того, в последние годы наблюдается своеобразный парадокс:

Мы всё активнее используем Интернет для работы и развлечений, но при этом продолжаем считать, что образование, полученное в сети (или благодаря сети), не может конкурировать с дипломом, полученным в студенческой аудитории.

Наши страхи, сомнения, замешательство и нежелание экспериментировать часто обусловлены непониманием разницы между дистанционным образованием (часто итог которого — диплом либо сертификат престижного учебного заведения) и онлайн-обучением, которое, как правило, связано с самообразованием, попыткой «подтянуть» предмет, разнообразить унылые учебные будни или поэкспериментировать с форматом. И если большинство старейших университетов Европы сегодня имеет факультеты дистанционного обучения, которые ценятся ничуть не меньше традиционных очных программ подготовки, на постсоветском пространстве сохраняется некий снобизм по отношению к тем, кто делает выбор в пользу мобильности, комфорта и доступности.

Понимание этимологической разницы, о которой мы говорили выше, также необходимо для того, чтобы определить, какие элементы онлайн-обучения либо дистанционного обучения мы хотим массово внедрять в систему образования, а с чем, быть может, стоит бороться.

Подобные дискуссии важно структурировать, договорившись о понятиях и определив границы проблемного поля. В обратном же случае возникает ситуация, когда мы начинаем рассуждать о негативном влиянии компьютерной зависимости на молодое поколение, а в итоге делаем вывод о неэффективности и даже небезопасности для ребенка, например, занятий с репетитором через Интернет.

Если мы не научимся понимать специфику современных образовательных форматов, мы не сможем использовать их максимально эффективно. Мы будем действовать по принуждению, «по накатанной», либо выхватывать в общем потоке возможностей те, которые сами свалятся нам на голову.

Будем продолжать гордиться тремя высшими образованиями, полученными ради корочки, будем ограничивать свою жизнь привычными вещами, делами, событиями, полагая, что кульминация информационной эпохи — это седьмой айфон.

Будем надеяться, что такой разговор о понятиях — лишь первый в ряду подобных. Прежде чем что-то внедрять или запрещать, необходимо разобраться, с чем мы вообще имеем дело и имеем ли мы в виду одно и то же.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
11 мая 2016, 17:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--