От образования XX века к самообразованию XXI века

Образование — то, что люди делают с вами. Познание — то, что вы делаете для себя.

Время чтения: 12 минут
От образования XX века к самообразованию XXI века

Это цитата японского предпринимателя Дзёити Ито, создателя лицензии Creative Commons («копирайт наоборот»), одного из первых инвесторов в Twitter, Flickr, Last.fm. Джои Ито входит в ТОП-25 самых влиятельных людей сети по версии Businessweek и определённо имеет чутьё на всё, что происходит в вебе, в том числе и в сфере онлайн-образования.

Цитата ставит нас перед интересным вопросом о природе получения информации и о том, как мы можем сделать этот процесс более эффективным. Нет сомнений в том, что «учиться» и «узнавать», «познание» и «образование» — совершенно разные понятия. Но в чём конкретно состоит фундаментальная разница между ними?

В последние годы технология служит действенным катализатором для производства и публикации огромного количества бесплатных образовательных (или обучающих?) материалов. Именно их появление сделало границу между образованием и познанием ещё более видимой.

Большинство из нас бывало в роли Барта Симпсона: мы ходили в школу, в университет, в колледж или любое другое образовательное учреждение, и прекрасно знакомы с традиционными правилами вовлечения в учебный процесс. Мы слушали учителя или преподавателя, старательно записывали, писали контрольные и получали заслуженные награды в виде оценок, зачётов и экзаменов. Многие добиваются успеха в этой системе; многие — нет. Тем не менее, именно эта система остаётся ведущим концептом образовательных систем во всём мире.

Парадоксальной кажется ситуация, когда стоимость образования растёт по экспоненте, а стоимость получения знаний стремится к нулю благодаря миллионам выложенных в сеть бесплатных обучающих материалов. По мере развития технологий стандартная учебная программа будет всё больше вытесняться новыми возможностями изучения того, что мы хотим, выбора материалов, времени обучения, преподавателя и устройства, с помощью которого мы будем учиться.

Эти слова могут казаться смелыми фантазиями, но, тем не менее, мысли эти были высказаны Брэндоном Бастидом, исполнительным директором образовательного отдела компании Gallup, всемирно известной консалтинговой организации. Брэндон многократно говорил в своих выступлениях о том, что с каждым годом, проведённым в школе, уровень вовлечённости детей в учебный процесс падает: от 76% в начальной школе до 44% в старших классах. Что касается высшего образования, компания Gallup проводила опросы мнений среди студентов, преподавателей и работодателей. Только 14% студентов уверены, что знания, полученные в университете, пригодятся им в будущем; только 6% работников вузов уверено, что они готовят студентов к будущей работе; только 11% работодателей видят в выпускниках те навыки и знания, которые нужны для работы. В чём проблема?

Где разорвана эта связь между тем, что предлагает система образования, и реальностью?

Даже если вы спросите своё окружение о том, что они думают о бесплатном и открытом обучении, скорее всего, ответы будут весьма туманны. Интуитивно большинство из нас чувствует, что основные навыки мы приобретаем за пределами традиционной системы образования — в повседневной жизни и в работе. Но как мы понимаем этот неформальный процесс познания? Как он работает и чем отличается от формальной образовательной структуры? Давайте попробуем разобраться.

В масштабном исследовании технологий изучения, проводившемся в 2012 году Ассоциацией технологий изучения (ALT), приводится такой абзац о формальном и неформальном образовании:

Образование как формальная структура организует свои ресурсы иерархично, сверху вниз. Формализованное образование начинается с учреждения, которое предлагает аккредитацию, а затем предоставляет ресурсы и сообщества, которые соответствуют поставленным учреждением целям. С другой стороны, познание начинается с индивидуума и с сообщества индивидуумов. Желание учиться, истинное желание, зачастую возникает при неформальном изучении и исходит от индивидуумов или групп по интересам, в которых есть возможности организации ресурсов и обеспечения доступа к ним ради самого этого интереса.

Неужели познание заканчивается после того, как отгремели все наши выпускные в жизни? И что после этого — неужели мы проводим оставшиеся 50-60 лет жизни, не узнавая ничего нового? Тем не менее, многие эксперты утверждают, что около 70% всех полученных в жизни знаний мы приобретаем вне системы формального образования, но при этом неформальное познание остаётся недооцененным.

Конечно, всё вышесказанное не имеет целью обесценить существующую образовательную систему. Она играет огромную социальную роль, и множество талантливых и умных людей внутри системы образования ежедневно работают над тем, чтобы сделать её лучше; в конце концов, поведенческие и социальные модели, которые формируются внутри системы, не могут быть в полной мере заменены экраном гаджета или компьютера.

Тем не менее, становится ясно, что формальная образовательная система и индустрия, построенная вокруг неё, плохо справляются с переработкой и распределением всей базы знаний, пополняемой ежеминутно, и вскоре будет достигнута критичная точка несостоятельности системы образования в этом аспекте.

Возьмём, к примеру, вот этого мужчину:

Источник: medium.com

Это Майкл Стивенс, ведущий одного из самых популярных образовательных YouTube-каналов, насчитывающим более 7 миллионов подписчиков — Vsauce (на русский язык эти короткие познавательные шоу тоже переводятся силами энтузиастов). В своих видео Майкл исследует самые разные аспекты окружающего нас мира, облекая свои небольшие открытия в юмористическую и доступную форму; благодаря харизме Майкла и простому доходчивому языку собралось лояльное и постоянно растущее сообщество слушателей, для многих из которых видео, подобные роликам Vsauce — лучший образовательный опыт, который они получали в жизни (это заметно по комментариям к роликам).

 

 

Такие люди, как Майкл, являются представителями нового поколения создателей и преподавателей — тех, кто превращает обучение в добровольный, свободный и социальный процесс. Именно поэтому подобные инициативы пользуются таким высоким спросом: просто посмотрите любое видео и сравните его со среднестатистической лекцией в университете.

У канала Vsauce сейчас больше слушателей, чем у всех основных американских университетов, вместе взятых.

Смысл здесь не в том, что всем этим семи миллионам не нужно традиционное образование; суть в том, что подобное социальное познание создаёт обширную любознательную аудиторию.

Мы можем и должны создавать экосистему, связывающую создателей материалов, работников образования и учащихся, по неформальным признакам, по интересам.

От теории к проектированию обучения

Если мы принимаем тот факт, что познание может происходить и вне образовательных учреждений, возникает другой вопрос: знаем ли мы точно, что происходит в процессе обучения?

Любопытно, что самые прогрессивные концепции в истории образования были разработаны около 150 лет назад. Основу концепции образовательного прагматизма заложил Чарльз Сандерс Пирс; затем эту идею развил его ученик Джон Дьюи, и в истории педагогической науки этот подход часто называют конструктивизмом. Такой подход к обучению ставит во главу угла приобретаемый опыт.

Таким образом, обучением считается то, что учащиеся слышат и понимают, а не то, что говорит учитель.

Позднее швейцарский психолог Жан Пиаже и итальянский терапевт Мария Монтессори развили эти идеи, применяя их на практике воспитания детей. Одно из главных открытий Монтессори состоит в том, что каждый человек обучается по-разному, с собственной скоростью. Она говорит о том, что все мы — прирождённые студенты с ненасытной любознательностью. Современные европейские педагоги и философы, такие как Реджо Эмилия и Рудольф Штейнер, согласны с конструктивистской идеей о том, что опыт является точкой отсчёта для достижения положительного результата обучения; что природное любопытство ценно не меньше, чем учебная программа; и что познание по сути своей стихийно.

Мария Монтессори читает книгу воспитанникам. Источник: littlemontessorihouse.com

Принципы педагогики Монтессори применяются в основном в обучении детей младшего возраста, но очевидно, что в обучении людей любого возраста важна внутренняя мотивация и достаточная доля любопытства.

Внутренняя мотивация

Наверное, никакое другое явление не отражает потенциал человеческой натуры так же сильно, как внутренняя мотивация; врождённая склонность искать новые пути и брать на себя новые вызовы; расширять границы возможностей, совершать открытия и познавать неизведанное. Сьюзан Хартер, известный американский психолог и исследователь феномена мотивации, в одной из своих книг, «Effectance motivation reconsidered. Toward a developmental model» (Переосмысляя мотивацию к успеху. На пути к эволюционной модели), говорит о том, что с самого рождения дети, при условии что они здоровы, проявляют активность, любознательность, любопытство и склонность к игре даже при отсутствии особой награды.

Профессоры Чиксентмихайи, Ратхунде и Риан, также изучающие в 90-х годах прошлого века внутреннюю мотивацию, состояние «потока» и их влияние на повседневную жизнь, в одной из своих статей утверждают:

Структура внутренней мотивации описывает наше природное стремление к освоению пространства, овладению знаниями, возникновение спонтанного интереса и дух первооткрывательства, которые настолько важны для когнитивного и социального развития и придают энергию на протяжении жизни.

Профессоры Джефф Дайер из Университета Бригэма Йанга и Хэл Грегерсен из международной бизнес-школы INSEAD в 2009 г. провели опрос среди 3 000 работников, занимающих исполнительные должности, а также провели подробные интервью 500 людей, основавших инновационные компании или создавших новые продукты. Задокументированные результаты этого исследования оказались весьма интересными: оказалось, что статистическое большинство взрослых, показывающих аномальные успехи в жизни, в детстве обучались по системе Монтессори. Этому феномену даже присвоили название «Монтессори-мафия». Может ли быть просто совпадением, что такие культовые личности сегодня, как Ларри Пейдж, Сергей Брин, Пьер Омидьяр и Джимми Уэйлс с младых ногтей шли по системе, отличной от традиционной и массовой? Стив Джобс, Билл Гейтс и все четыре основателя Twitter так же выросли совершенно в иных педагогических условиях, хоть и не связанных с системой Монтессори.

Почему же до сих пор не произошло революции?

За последние пару десятилетий в интернете уже свершилось несколько революций в сфере сбора и распространения знаний. Wikipedia и Google полностью изменили наши представления о поиске нужной информации. Тем не менее, процесс познания значительно отличается от процесса поиска. Только сейчас, когда интернет входит в семантическую эру с миллионами видео, презентаций, подкастов и социальных сетей, открываются новые возможности для обучающих технологий.

В мире, где придумать новое гораздо важнее, чем его реализовать, особенно ценятся те, кто находит, перетасовывает и привлекает внимание к старым вещам, а не те, кто их изобрёл и сидит на них, ожидая какого-нибудь благодетеля.

 
Дзёити Ито
 

Первая волна массовых открытых онлайн-курсов (MOOC) успешно справилась с доставкой формального образования и университетской программы для широкой аудитории, и нам нужно быть благодарными за это; тем не менее, они остались верны традиционной форме и структуре.

Чтобы ощутить настоящую атмосферу инноваций в образовании, нужно идти на YouTube, на Slideshare, на SoundCloud — именно здесь появляются новые форматы, новые идеи, новые материалы.

Форматы TED и KhanAcademy возникли именно там, на YouTube.

В 2000 году появился даже отдельный научный термин «хьютагогика» (или эвтагогика, от англ. heutagogy, учение о самообразовании). Стюарт Хассе и Крис Кеньон, которые ввели понятие хьютагогики в обиход, пишут о концепции в своей работе:

Концепция по-настоящему самостоятельного обучения, хьютагогика, основывается на гуманистическом подходе и подходах к обучению, описанных в 1950-е годы. Предполагается, что хьютагогика служит образовательным потребностям учащихся XXI века, в частности способствует развитию индивидуальных способностей.

Такой подход в педагогике не нов, и отсылает нас как раз к Дьюи и Монтессори, о которых мы говорили выше, плюс концепция непрерывного обучения и принципы андрагогики (обучения взрослого человека).

В последние годы проводятся многочисленные исследования, посвящённые самостоятельному онлайн-обучению, доказывающие, что такой подход к обучению действительно способствует профессиональному развитию, развитию критического мышления и рефлексии; способности применить полученные знания на практике. Сфера применения этого подхода выходит за рамки школьного и студенческого возраста и предполагает, что учащийся сам становится менеджером своего образования; в этом подходе преподаватель лишь предоставляет ресурсы и материалы, а ученик сам разрабатывает себе курс, при этом дискуссии с преподавателем остаются важнейшей частью обучения.

Хьютагогика — ещё слишком молодая область изучения, её сложно назвать сформированной наукой о самообразовании, но, возможно, именно она станет вехой на пути к такому долгожданному сближению процессов познания и образования.

По мотивам поста на Medium

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
6 января 2015, 14:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--