«Win-Win для всех участников»: зачем IT-бизнесу поддерживать образование

Интервью с директором по развитию научно-образовательных программ Parallels Виктором Никитиным.

Время чтения: 10 минут
«Win-Win для всех участников»: зачем IT-бизнесу поддерживать образование

Совсем недавно в сети обсуждались слова интернет-омбудсмена Дмитрия Мариничева о том, что в современных условиях вложения в подготовку IT-специалистов на территории России вредны для страны. У представителей крупных международных IT-компаний, которые смотрят на новые кадры с точки зрения бизнеса и здравого смысла, эти слова вызвали немалое удивление: хочешь думать о будущем с оптимизмом, развивай людей как самый ценный ресурс.

IT-бизнес очень восприимчив к тому разрыву, который образуется между тем, чему учат в вузах, и тем, что нужно рынку. Директор по развитию научно-образовательных программ компании Parallels Виктор Никитин рассказал нам в интервью о том, как крупная IT-компания готовит инновационную смену и почему бизнесу нужно вкладываться в образование.


— Для начала самый общий вопрос: зачем бизнесу поддерживать образование? Разве не должен каждый заниматься своим делом?

 
Виктор Никитин
директор по развитию научно-образовательных программ Parallels

Технологии настолько быстро развиваются, что преподаватель вуза не способен дать студентам прикладные знания по ним, если он в этом не варится. Вынужденным альтернативным ресурсом выступают технологические компании, чьи (в идеальной картине мира) сотрудники-преподаватели становятся носителями ноу-хау по этим технологиям и прикладным знаниям. Формы трансфера знаний в цепочке «компания – университет – студент» могут быть разные.

Другим альтернативным ресурсом для снятия подобного дефицита в новейших знаниях может быть набирающий популярность в мире MOOC. Хотя, на мой взгляд, это дополняющие компоненты смешанной модели образования (blended learning).

— Ваша компания запустила проект по сетевым базовым кафедрам. Расскажите подробнее, что это такое и в чём основная идея?

— В основе нашей идеи — желание выстроить проектное обучение студента на старших курсах бакалавриата и магистратуры. Для этого он может либо попасть в наши лаборатории одного из нескольких вузов, либо поучиться на нашей базовой кафедре. И в том, и в другом случае студенты выбирают себе длительный исследовательский или инженерный проект. Овладение студентом знаниями, необходимыми для выполнения серьезного проекта, может проходить в смешанном формате — часть материала он изучает в онлайне, через MOOC, часть в офлайне традиционным образом. В перспективе реализации такого подхода —индивидуализация обучения студентов, отсутствие навязанных в программе, но ненужных спец.дисциплин, превращение преподавателя в наставника и консультанта по проблемным вопросам. Проект сейчас находится в стадии разработки на нашей базовой кафедре Теоретической и прикладной информатики МФТИ. Мы уже записали с помощью Национального Открытого Университета «Интуит» большую часть наших спецкурсов и выложили в онлайн.

 

Источник: Dennis Skley на flickr.com

— Так ли легко наладить отношения с университетами?

— Университет и хайтек-компания — партнёры в такой схеме. Другое дело, в вузе и компании довольно разные операционные среды, от этого могут возникать для компании определенные издержки. Например, нашим преподающим сотрудникам в большую тягость заполнять массу документов для своего оформления в вузе в качестве совместителей или почасовиков. Но это все преодолимо.

— Где та грань, до которой бизнес может вмешиваться в образование? Где вуз должен сказать «стоп, дальше мы лучше знаем»? Или на некоторых специальностях именно бизнес является истиной в последней инстанции?

— Компании, рынок — это заказчик подготовки специалистов в вузе. Заказчик через разные механизмы — например, профессиональные стандарты — выставляет требования к компетенциям выпускников, и вузы по определению должны гармонизировать свою подготовку в соответствии с этими требованиям.

В рыночной сервисной модели, если заказчик не получает от исполнителя качественный продукт, услугу, он обращается к другому исполнителю с более качественным продуктом. Это схема «каждый занимается своим делом и не лезет в чужие дела».

Но, как отмечено выше, возникает и даже нарастает потребность в кооперации «компания-университет». Это не значит, что «кооператоры» перестают выставлять свои требования друг к другу, но зоны ответственности в ней вполне понятны: университет  отвечает за качество теоретической подготовки студента, а компания помогает вузу перевести подготовку в практическую плоскость. В любом случае, диплом выдает университет, а не компания.

Одна из опасностей вмешательства бизнеса в образование — «перегруз» студентов рабочими задачами в ущерб учёбе. Исследовательские задачи, которые предлагаются студентам, не должны быть коммерческими продуктами. Это должны быть НИОКРы (научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки), которые позволяли бы при решении практических задач получать новые знания.

 

Для компании такое участие в обучении — это достаточно затратный процесс. И каждая из них сама определяет степень своего вовлечения в такую подготовку: одни ограничиваются только темами дипломных работ, другие читают спецкурсы, третьи «влезают» даже в преподавание общетеоретических дисциплин на младших курсах. Естественно, все это происходит с согласия самого университета в рамках существующих процедур.

— В своих интервью вы не раз говорили, что чаще всего компании в вузах решают свои личные кадровые проблемы, не заботясь о надлежащем развитии и образовании студентов. В чём минусы такого подхода? Как компании могут выстраивать отношения с вузами?

— Да, компании не обязаны участвовать в подготовке студентов. Можно просто прийти в вуз на день карьеры и доходчиво рассказать о себе великих, какие у нас крутые зарплаты, соц. пакеты, чудные офисы. И всё. Это вполне сработает. И без всяких базовых кафедр, чтения спецкурсов, руководства научно-исследовательскими разработками и дипломными проектами.

Но «при вскрытии мозга» такого случайного выпускника уже в рабочих условиях мы, скорее всего, обнаружим, что туда многого не доложили или заложили не то. И что тогда, самим доучивать уже в рабочих условиях или искать на рынке кондиционного спеца? И то, и другое большие затраты.

Ещё одна отрасль, которая поняла необходимость вкладываться в образование — промышленность. Крупные российские корпорации остро ощутили нехватку специалистов для работы с современными технологиями. Часть из них решилась занять активную позицию. Пример — Технический университет УГМК.

Источник: nanonewsnet.ru

«Дайте нам просто неглупого выпускника, а уж мы научим его тому, что нам нужно» — это тоже подход к решению кадровой проблемы. Но Parallels выбирает другой путь: базовые кафедры и научные лаборатории, т.е. участие в профессиональной доводке студентов. Да, готовим под себя, но в соответствии с требованиями стандартов, традициями университетов и в гармонии с собственной совестью за результаты того дела, за которое мы взялись. Поэтому мой ответ: каждая сторона должна стремиться к ситуации win-win для всех участников — студентов, вуза, компании.

— Многие говорят о том, что профессора не успевают за современными технологиями и новыми тенденциями из-за обилия лекций, поэтому надо лекции записать для широкого доступа. Тогда у профессоров высвободится время на практическую работу, и они смогут учить студентов более актуальным вещам. Но ведь профессор каждую следующую лекцию может хотя бы теоретически прочитать иначе, чем предыдущую. А записанный курс такими возможностями не обладает.

— Я никогда не говорил, что онлайн-курсы вытеснят традиционные очные формы взаимодействия студента и преподавателя, у каждого формата свои плюсы и минусы. А грамотный онлайн-курс подготовить гораздо сложнее, чем традиционную лекцию у доски. Например, наш сотрудник Артемий Соболев читает студентам 3 курса нашей базовой кафедры МФТИ курс «Программирование на Objective-C и Cocoa Frameworks». Так для записи своих лекций он приезжал в студию МФТИ и уже в студийных условиях начитывал каждую лекции, порой неоднократно повторяя и заново записывая один и тот же фрагмент. Так что на запись одной лекции порой уходило до 4-5 часов.

— Если говорить про научно-исследовательские работы ваших студентов, то каковы трендовые направления? Если бы вы давали совет выпускникам этого года, то какими направлениями в вашей сфере вы бы посоветовали им заниматься?

— Конечно, есть области разработки, которые представляют определённую «модную» тему. Сейчас это мобильные приложения, кроссплатформенные решения, т.е. обеспечение простого доступа к приложениям и файлам, работа с ними с любого устройства и в любой операционной системе, облачные вычисления, Big data. Какое-то время назад были мега-популярны игры. Однако это не самая правильная постановка вопроса, потому что технологии быстро меняются.  Для того чтобы была перспектива роста, нужно иметь хорошую фундаментальную подготовку — хорошего знания языка и алгоритмов недостаточно. Поэтому-то так важно уже с третьего курса выбирать специальную кафедру, стажировку (без ущерба для учёбы), чтобы «коваться» под реальные рыночные требования.  

От редакции: IT-бизнес поддерживает глобальные проекты в образовании ещё и потому, что это большой рынок для его продуктов. Так, мы давно уже «держим руку» на пульсе образовательных проектов Google. Вот уж точно — «Win-Win» для всех.

 

— В наших вузах теоретические лекции обычно потоковые. Фактически, на первых курсах у студентов нет никакого выбора в том, какой материал им слушать. Не думаете ли вы, что индивидуальную образовательную траекторию надо вводить чуть ли не с первых дней в вузе?

— Я сторонник того, чтобы на младших курсах был более-менее устойчивый блок фундаментальных дисциплин, в которых возможны, конечно, некоторые вариативные части. А вот на старших курсах, как я уже сказал, выбранная студентом тема проекта предопределяет траекторию его профессионального обучения.  Здесь есть выбор, но не случайный. А для гуманитарного развития студента вполне разумно дать широкий выбор дисциплин социально-гуманитарного направления.  

— Не должны ли компании идти прямо в школы, чтобы вести там профориентационную работу, курировать ученика с более раннего возраста? И что вообще нужно сделать именно со школьным образованием, чтобы на его основе дальнейшее вузовское было ещё более эффективным?

— Напрямую компании — вряд ли, а вот опосредованно через своих сотрудников, пап и мам учеников гимназий, лицеев, школ — идти обязательно стоит. Мы поддерживаем олимпиадное движение по программированию и даже спонсировали сборную школьников России на мировых олимпиадах в 2013 и 2014 годах. Они там заняли несколько золотых медалей. Но, тем менее, основным фокусом лично для себя считаем программы, ориентированные на старшекурсников — это хоть и несколько лет вложений, зато отдача выше.

— Как вы думаете, каких дисциплин сейчас в вузах не хватает, чтобы готовить супер-кадры? Может быть, нужно на технических специальностях давать уроки творчества? Или сразу же читать какой-нибудь особенный курс по философии? Или что-то ещё?

— Я сторонник парадигмы проблемного или проектного обучения, которое мотивирует и нацеливает студента на осмысленное саморазвитие. Набор же дисциплин — пусть и самых замечательных в отдельности — такого эффекта не даст.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
2 ноября 2015, 19:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--