Как выйти из педагогического паралича

Живые мысли об авторитарной педагогике и замечательные истории о том, как дети способны самостоятельно строить своё маленькое демократическое общество. 

 

Время чтения: 14 минут
Как выйти из педагогического паралича
Анатолий Ермолин
активный общественный и политический деятель. Кроме того, офицер. Кроме того, педагог-инноватор.

Когда-то непрофессиональный, занявшийся благородным делом воспитания исключительно ради собственных детей, сегодня Анатолий Александрович — кандидат педагогических наук и создатель российского скаутского движения «Новая цивилизация», через которое прошло за несколько лет более миллиона детей и подростков.

Это детище Анатолия стало, пожалуй, первым работающим молодёжным движением в постсоветской России такого масштаба. А выросло оно из лицея-интерната для детей из семей погибших военных «Подмосковный».

…Маленькие ребятишки играют вечером в огромном поле, во ржи… А я стою на самом краю скалы, над пропастью, понимаешь? И моё дело — ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть. Понимаешь, они играют и не видят, куда бегут, а тут я подбегаю и ловлю их, чтобы они не сорвались. Вот и вся моя работа. Стеречь ребят над пропастью во ржи.

— Дж. Д. Сэлинджер«Над пропастью во ржи»

 

 

Источник: alpinabook.ru

Этим эпиграфом открывается книга Анатолия Александровича «Воспитание свободной личности в тоталитарную эпоху». Эта книга — хроника педагогических экспериментов.

В книге много любопытных воспоминаний о построении всероссийского скаутского движения «Новая цивилизация», многие принципы которого взял на вооружение потом известный «Селигер». Истории эти полны подковёрных интриг и идеологических перипетий, описанных, тем не менее, вполне доброжелательно, как-то даже по-наставнически.

Кроме того, в третьей части этой своеобразной педагогически-политической исповеди есть здравая доля рассуждений об этом нашем русском менталитете со склонностью делегировать ответственность наверх и потому отторгающем идею самоуправления, автономности и демократии. Достаточно метко Анатолий Александрович характеризует Россию «нулевых» педагогическим термином — «синдром недоросля» — когда физиологически организм вроде бы созрел для самостоятельной жизни, но ответственность за самостоятельно принятые решения нести не хочет. Подкрепляет он свою генеральную линию — давно назревшей необходимости отказаться от советского воспитательного авторитарного наследия, повернуть наконец головы к опыту других стран без антикапиталистических шор — некоторыми личными наблюдениями за образовательной системой и рынком труда Америки, Японии, Китая, стран Западной Европы. Вот прекрасная цитата из четвёртой главы книги, иллюстрирующая позицию Анатолия:

Как нация мы постоянно загоняем себя в узкий загончик между западничеством и почвенничеством, то ли боясь, то ли стесняясь, то ли не рискуя использовать наше главное геополитическое преимущество: соединять через креативное проектирование все лучшее, что есть в каждой из культур.

— Анатолий Ермолин

 

С разрешения издательства публикуем несколько самых занятных историй и любопытных размышлений из книги Анатолия Ермолина. Вы можете не со всем согласиться, но энергией и верой в здравый смысл этот человек вас точно зарядит.

Принцип педагогического договора

Самое интересное, пожалуй, начинается в главах, посвящённых деловой игре «Ньюландия» на круизных лайнерах для отдыхающих детей. Создатель этой педагогической игры в демократию — доктор педагогических наук Александр Сергеевич Прутченков. Удивительно, как детский коллектив, приняв правила игры, становится маленьким подобием большого общества — с привычными преградами для бизнеса, первыми коррупционными замашками и даже юными монополистами. Приводим отрывок из воспоминаний Анатолия Ермолина о своём первом участии в «Ньюландии» — игровая основа которой потом досталась по наследству «Новой цивилизации».

Вид на лицей-интернат «Подмосковный»

Источник: korallovo.ru

Увлёкшись игрой, я стал гражданином Ньюландии и добился значительного продвижения по государственной службе: парламент утвердил меня в должности министра безопасности. Именно на этом посту я полностью прочувствовал все прелести и издержки нарождающейся квазидемократии.

Конечно же, основные конституционные неувязки обнаружились на дискотеках! Разгорячённые подростки никак не хотели расходиться спать, хотя утром их ждали серьёзные занятия и уникальные преподаватели из лучших университетов России и мира.

В два часа ночи на палубе «Георгия Димитрова» разгорелся стихийный митинг:
— Долой министра безопасности!
— Мы свободные люди и сами определяем, когда нам спать, а когда учиться!
— Вы нарушаете наши конституционные права! — выкрикивали из толпы самые отчаянные.

И я понял, что они правы. Правы! Несмотря на то, что весь этот бардак мне чрезвычайно не нравился. Правы — потому что с ними никто ни о чём не договорился!

Взрослые дяди продекларировали свободу и всеобщее равенство, а когда им захотелось спать, решили отнять дарованные ранее права и свободы простым решением закрыть дискотеку.

Переговоры правительственной делегации с митингующей толпой подростков закончились компромиссом — танцы продолжались ещё час, после чего все разошлись по каютам. На завтрак пришла лишь треть участников круиза — за одно утро пропало продуктов почти на $1 000. На лекциях все откровенно спали.

После обеда в Ньюландии был по моему настоянию объявлен тихий час, а потом страна собралась на инициированное мной же внеочередное Конституционное собрание. Зал притих, по лицам было заметно, что многие испытывают чувство вины и неловкости.

Спокойно, без упрёков я обрисовал сложившуюся ситуацию, объявил о денежных потерях, которые несли организаторы круиза, напомнил, что весело отдохнуть можно и дома, а получить консультацию эксперта с мировым именем — только на борту «Георгия Димитрова». В конце выступления я предложил внести в Главный федеральный закон Ньюландии несколько поправок, регламентирующих порядок отбоя, проведения дискотек и вечерних мероприятий. Подавляющим большинством голосов дети проголосовали «за». Мы договорились!

Кому-то описанная ситуация может показаться частным примером, но нам она помогла осмыслить один из самых главных принципов нашего будущего движения — принцип педагогического договора. Конечно, договариваться лучше на берегу. На «Георгии Димитрове» нам пришлось тушить уже разгоревшийся пожар. Сегодня такая ситуация в «Новой цивилизации» юридически невозможна. До приезда в Ньюландию с каждым из её будущих граждан мы заключаем персональный контракт, в котором четко зафиксированы все права и обязанности сторон.

«Какой бред! — возможно, воскликнет кто-то из читателей. — Какой контракт можно заключить с несовершеннолетними? Зачем городить огород, когда одним волевым решением можно навести полный порядок, поставить на место самых ретивых и поощрить послушных?»

Конечно же, можно. Этим очень успешно занимается авторитарная российская педагогика. Тысячи учителей, воспитателей и организаторов внешкольной работы осознанно или интуитивно работают именно в этом режиме. Я не вижу здесь никаких политических мотивов и не собираюсь огульно обвинять в авторитаризме всех российских педагогов. Скорее надо искать глубинные психологические причины. Каковы они?

Во-первых, авторитарному педагогу гораздо легче живется — он ставит задачи и требует их выполнения. Во-вторых, командовать всегда приятнее, чем убеждать. В демократической парадигме воспитания педагог мотивирует к принятию правильного решения, но выбор всегда остается за подростком.

Авторитарная педагогика воспитывает послушных исполнителей, привыкших жить по подсказанным правилам. Демократическая — готовит свободных, интеллектуально раскрепощенных людей, привыкших самостоятельно принимать решения и нести за них ответственность. Кстати, любому обществу нужны оба педагогических подхода и оба типа людей. Но в какой пропорции?

Тоталитарный режим в СССР оказался колоссом на глиняных ногах. Сегодня России нужны свободные, смело мыслящие граждане, талантливые организаторы, любящие свою родину и направляющие на ее процветание всю свою энергию. Такие люди сами по себе не появляются. Их должна воспитывать система, организованная и поддерживаемая всем обществом: государством, бизнесом, общественными объединениями и, конечно же, институтом семьи.

Почему скауты?

Значительная часть книги посвящена целительной идеологии скаутского движения. Более того, в последней части приведены практические рекомендации для педагогов и родителей.

 

Источник: korallovo.ru

<...>За 70 лет советской власти педагогическим ведомствам СССР удалось вызвать у значительной части российских семей атрофию чувства ответственности за воспитание собственных детей. Несколько поколений отцов и матерей привыкали полагаться во всем на бесплатный сыр социалистической мышеловки под названием «советская система защиты детства».

А когда эта система рухнула, оказалось, что сотням тысяч семей нет никакого дела до своих детей, поскольку в их сознании отсутствуют соответствующие ментальные модели.

Не верите? Думаете, сгущаю краски? Посмотрите на статистику социального сиротства: сегодня в стране миллионы детей выброшены на улицу при живых родителях. И если с детскими домами ситуация хоть как-то начала налаживаться — в стране взят курс на распределение сирот по семьям, — то персональной (глубоко осознанной) ответственности за воспитание собственных чад у среднестатистических родителей не прибавилось.

Вот мы и нашли ещё одно важное отличие советского образа жизни от западноевропейского. Там все силы государства, общества и церкви брошены на включение родителей в воспитательную работу с детьми, а у нас за это объявляли выговоры. Слава богу, несмотря ни на что, огромное количество российских семей никогда ни при каких обстоятельствах не снимали с себя ответственности за собственных детей.

Мы уже приводили гипотезу о том, что в основе лидерских способностей человека лежит его потребность к расширению жизненного пространства. Так вот: всё содержание скаутских программ с их неиссякаемым духом приключений и странствий, а также активные игровые формы работы построены на удовлетворении в ребенке именно этой подсознательной страсти — жажде овладения миром.

Скаутское движение устроено по принципу «университета» — оно формирует у ребенка качества автономной личности и выпускает его в мир, не сопровождая уже никогда.

Обратимся теперь к другой возрастной категории потенциальных молодых лидеров на Западе. Как устроены их личные «университеты» после 20 лет? Российские студенты бывают весьма удивлены, когда узнают, что зарубежные сверстники абсолютно бесплатно «волонтерят» в самых разных выборных кампаниях.

Сотни тысяч молодых людей в США обеспечивают победы американским президентам, губернаторам, мэрам, не получая за это ни цента. Зачем? В демократиях западного типа есть вещи, ценящиеся не меньше, чем деньги и хорошее образование. Это — связи, опыт и репутация. Активная общественная деятельность, как бы ни веяло от этого термина советской идеологией, ценится в западном мире на вес золота.

Как же нашим детям стать взрослыми?

 

Источник: korallovo.ru

15 лет назад шикарный урок на тему «Как воспитывать автономную личность» мне преподнесли, сами того не подозревая, люксембургские скауты. Наш совместный проект подходил к концу. Палатки, раскинувшиеся у подножия Арденнских гор, уже проветривались в ожидании скорого демонтажа. Нам оставалось только принять участие в двухдневном походе, чтобы считать программу лагеря выполненной.

Всё, что делали мы и наши люксембургские коллеги — молодые волонтеры-учителя, было очень похоже: прокладка маршрутов, расчеты по необходимому снаряжению, составление меню, назначение старших. Взаимное непонимание началось, когда мы дошли до самой младшей группы, состоявшей из 10–12-летних скаутов и юных навигаторов «Новой цивилизации».

— Дети должны идти одни, — таким был вердикт люксембургских лидеров.
— Я не имею права отпускать детей одних, так как не могу нарушать российские законы. «В случае чего» я буду отвечать перед прокурором за жизнь, здоровье и безопасность своих воспитанников.
— А как же ваши дети станут взрослыми, если их до восемнадцати лет по закону должны опекать взрослые? — удивились наши партнеры.

В конце концов мы пошли на компромисс. Два самых подготовленных российских инструктора, имевших за плечами опыт войскового спецназа, с биноклями и средствами маскировки неотступно следовали за детьми на расстоянии до одного километра в течение двух дней похода. Их наблюдения заставили нас серьезно задуматься. Наш российский патруль, состоявший из 12 человек, был очень похож на маленькую модель российского общества: дети, не определив своего местонахождения, не утруждая себя необходимостью сверяться с показаниями компаса и картой, с уверенным видом сразу же отправились в том направлении, которое им показалось правильным. Немудрено, что к полудню они окончательно заблудились, уйдя на территорию сопредельной Франции.

Очень быстро беспечная уверенность сменилась растерянностью и раздражением. Дети начали ссориться, обвинять друг друга.

Командная воля патруля была полностью парализована. В какой-то момент я был готов дать команду выйти из укрытия и вернуть перессорившихся детей в лагерь. К счастью, не поторопился. Постепенно растерянность прошла. Карта и компас оказались в руках тех, кто действительно умел ориентироваться, а не тех, кто хотел выглядеть самым крутым лидером. Детская группа действительно стала командой и уверенно прошла по маршруту. На финише детей было трудно узнать — настолько окрепла их уверенность в собственной силе и повысилась ценность командной работы.

Ахиллесова пята россиянина

 

Источник: korallovo.ru

Со временем мы выявили такую ахиллесову пяту среднестатистического россиянина, как отсутствие элементарных компетенций управленческой конкурентоспособности, начиная с самоанализа и самоменеджмента. В разных странах мира этот важнейший блок профессиональной подготовки будущего специалиста называется по-разному: в Японии это «Общий метод решения проблем», в европейской традиции название звучит чуть ýже — «Универсальные компетенции управления» (они же — «Универсальные компетенции конкурентоспособности»). Компетенции данного типа включают в себя:

  • умение профессионально работать с информацией: анализировать ситуации и сложные системы, выявлять проблемные поля, связи и системные зависимости;
  • проектировать способы решения проблем, разрабатывать
    концепции и дорожные карты;
  • разрабатывать проекты и управлять ими;
  • профессионально выстраивать стратегии личного и командного лидерства…

Заключение для скептиков

<...>Думаю, человеку, впервые увидевшему наши программы и технологии в действии, может показаться, что содержание нашей работы более чем эклектично. Так сказать, «без окон, без дверей полна горница огурцов». Кто-то скажет, что у нас нет никаких принципиальных отличий от пионерских практик или других воспитательных систем. И тут же перечислит элементы, похожие на уже где-то виденные.

Здесь нет никакого противоречия: любая хозяйка у себя на кухне готовит свой фирменный рассол из общедоступных ингредиентов.

В педагогике трудно изобрести принципиально новое содержание, равно как и принципиально новые формы и методы работы. Главное, чтобы, проектируя свою воспитательную систему, вы четко осознавали, для чего из огромного арсенала педагогических средств вы выбираете этот конкретный метод работы и это конкретное содержание.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
31 мая 2016, 15:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--