Спокойствие и не только спокойствие

Стресс на порядок снижает наши способности к обучению — а школа будто бы специально создана для любителей постоянного беспокойства. Что с этим можно сделать?

Время чтения: 5 минут
Спокойствие и не только спокойствие

В октябре прошлого года главный психиатр Минздрава России Зураб Кекелидзе сделал громкое, но не такое уж неожиданное заявление: около 70% российских школьников имеют психические расстройства и аномалии развития. По его данным, 40% учеников страдают от «школьной дезадаптации» — снижения способности учиться из-за неприспособленности к школьным условиям.

Эксперты, которые комментировали эту новость, сомневаются, что здесь можно называть какие-то точные цифры — настолько обширных исследований просто не проводилось.

...у школьников есть многочисленные невротические реакции (психосоматические, тревожно-депрессивные), не доходящие до уровня психического расстройства. Это есть, и это действительно носит массовый характер. Но это не уровень такого расстройства, когда его нужно лечить медикаментозно. Школьная дезадаптация может возникать из-за усиления тревоги и беспокойства. Но, опять же, говорить точно о 70% нельзя.

 
Геннадий Банников
зав. научно-исследовательской лаборатории Центра экстренной психологической помощи МГППУ

Цифры, как мы видим, ненадёжные, — но и без них очень многие согласятся, что типичная российская школа скорее похожа на генератор тревоги и беспокойства, чем на место для сосредоточенного и спокойного обучения. Атмосфера стресса отчуждает учителя от учеников и сводит на нет все попытки сделать занятия полезными и увлекательными: мозг просто отказывается воспринимать информацию, если что-то сигнализирует ему об опасности.

Стресс и раздражение влияют на всё, что мы делаем, — и сильно снижают наши когнитивные способности, даже (и особенно) когда мы этого не замечаем.
Учителя и ученики часто воспринимают постоянное беспокойство как что-то естественное и неизбежное. Но это совсем не так.

Источник: anysite.ru

Многие данные указывают, что дети с повышенным уровнем стресса хуже учатся и меньше стремятся к новым достижениям. К примеру, семилетнее исследование Национального института здоровья США, результаты которого были опубликованы в 2012 году, показало, что дети, которые больше подвержены разнообразным источникам стресса (семейные проблемы, бедность, неблагоприятная среда) испытывают больше трудностей в обучении.

Стресс во многом объясняется тем, как устроены гормональные процессы в нашем мозге. Как и многое другое в нашем эволюционном наследии, из полезного механизма, способствующего выживанию, стресс стал своего рода вредной привычкой. Дети вроде бы знают, что школьный учитель их не съест и не растерзает (не случайно в классе часто можно услышать эту ироничную оговорку), но мозг в этом так просто убедить не получится.

Взаимодействие в классе слишком часто строятся по модели «хищник — жертва»: наблюдающий и строгий учитель — и ученик, который боится сделать что-то не так.

Под влиянием кортизола и других гормонов, которые организм начинает усиленно вырабатывать в такой ситуации, активность префронтальной коры снижается, а миндалевидное тело начинает работать с удвоенной силой. Из-за этого мы теряем способность к объективному восприятию информации, редуцируем объем своей оперативной памяти и позволяем негативным эмоциям беспокоить нас по самым пустяковым поводам. Включается механизм «бей или беги».

Между тем, в психологии и нейронауках накопилось уже множество подтверждений, что осознанность и чувство самоконтроля — не врожденные качества, а навыки, которые поддаются развитию и тренировке.

Все неприятные эффекты стресса в значительной степени можно контролировать. Этому можно — и нужно — учить как учеников, так и самих учителей.

Источник: otherfocus.com

В США уже существуют интересные и масштабные проекты, которые на это направлены. Например, программа CARE для учителей («Развитие осознанности и устойчивости в образовании»). Основываясь на психологии эмоций, программа помогает учителям справляться со стрессовыми ситуациями, применяя базовые техниками самоконтроля, эмпатии и самонаблюдения.

Эффективность программы измерялась вполне научными методами: по сравнению с контрольной группой, её участники больше взаимодействовали с учениками, внимательнее относились к их потребностям и лучше справлялись с эмоциональными перегрузками.

Ещё один интересный проект — «The Compassionate Schools Project». Его цель — создать и протестировать учебную программу, в которой будут соединены обычные школьные предметы и занятия, которые мы традиционно относим к духовным практикам — дыхательные упражнения, йога, медитация, тренировки по развитию эмпатии и самонаблюдения.

Небольшая презентация проекта.

Источник: vimeo.com

Программа разрабатывается коллективом учёных из Университета Виргинии. В следующем учебном году по ней будут учится дети из 25 американских школ. На протяжении 6 лет, пока программа будет тестироваться, через такое обучение, направленное на полноценное развитие тела, ума и личности, пройдут 20 тысяч учеников из 50 школ.

Создание школьной программы, цель которой — развивать не только академические, но и «мягкие» навыки, уже давно стала не вполне осознанной, но явной необходимостью.

И если раньше об этом можно было только рассуждать, то скоро у нас будут более конкретные данные и примеры для подражания.

«The Compassionate Schools Project» изначально создавался для того, чтобы повлиять на всю образовательную систему США. Мы тоже должны учитывать этот опыт, как и опыт других сходных проектов, если мы хотим сделать учеников более сознательными, сочувствующими к другим людям, успешными и счастливыми в дальнейшей жизни.

В оформлении статьи использована картина Марсдена Хартли «Popocatepetl, Spirited Morning».

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
9 мая 2016, 12:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--