Каждому по достоинствам: уроки сингапурского эксперимента
Текст: Олег Бочарников

Каждому по достоинствам: уроки сингапурского эксперимента

Образование в молодом городе-государстве — одно из самых эффективных в мире по целому ряду показателей. Каким способом и какой ценой этого удалось добиться? Какие уроки мы можем извлечь из сингапурского «образовательного чуда»?
Площадь Сингапура в 2 раза меньше площади Санкт-Петербурга. Как независимое государство он возник только 50 лет назад. Сейчас это развитая страна с невероятно высоким уровнем жизни — лидер в области высоких технологий, научный центр и коммерческие ворота Юго-Восточной части Азии. Но совершить этот рывок «из третьего мира в первый» удалось лишь благодаря решительным и целенаправленным усилиям.

За несколько десятков лет из небольшого транспортного узла Британской империи Сингапур превратился в современный мегаполис с передовыми технологическими и финансовыми корпорациями.

  • Каждый десятый житель города — долларовый миллионер.
  • Во всемирном рейтинге школ от Организации экономического сотрудничества и развития Сингапур занимает первое место.
  • В тестировании PISA для 15-летних подростков (Международная программа по оценке образовательных достижений учащихся) сингапурские школьники уступают только китайским.
  • Сингапурские вузы входят в топы лучших международных рейтингов, а организация подготовки учительских кадров считается передовой даже в западных странах.
не так просто найти на земном шаре точку, в которой концентрация если не талантливых, то квалифицированных и компетентных специалистов будет такой высокой, как в Сингапуре.
Суровые законы, отсутствие коррупции и жевательной резинки — далеко не самое главное, что следует знать о Сингапуре. Одним из «азиатских тигров» он стал не только благодаря строгому законодательству. Королевской дорогой к национальному развитию и экономическому благополучию Сингапура стала его продуманная образовательная политика. Во многом именно она помогла азиатскому полису так хорошо приспособиться к требованиям современной глобальной экономики.

На Сингапур ориентировались не только его ближайшие соседи — Китай и Южная Корея — но и европейские и североамериканские образовательные проекты. Как образование в «городе льва» (именно так в переводе с малайского звучит название Сингапура) может послужить примером для нас? Как бы привлекательно ни выглядели успехи Сингапура в международных рейтингах, здесь есть не только то, к чему стоит стремится, но и то, чего следует избегать.

Авторитаризм — хоть и мягкий, технократизм — хоть и не самый радикальный, прагматизм — хоть и оснащённый подкладкой из «традиционных ценностей» — благодаря всем этим составляющим к «сингапурскому чуду» следовало бы приклеить ярлык с предупреждающей надписью «Обращаться с осторожностью».
1

Как это сделано

От всеобщей грамотности к академической свободе:
3 этапа в развитии образовательной системы Сингапура
1. Выживание
После отделения от Малайзии и провозглашения независимости в 1965 году главной задачей Сингапура было выживание. В нём нет почти никаких природных ресурсов — даже воду и песок приходится импортировать. Чтобы создать рабочие места и обеспечить работу экономики, нужно было привлекать иностранные инвестиции.

Сингапуру повезло: правительство возглавила «группа буржуазных, получивших английское образование лидеров». Премьер-министр Ли Куан Ю, занимавший свой пост почти 40 лет, в своё время отучился в Лондонской школе экономики и Кембриджском университете; схожий путь прошли и его близкие коллеги. Во многом благодаря прозападным ценностям и этическим установкам новых лидеров Сингапур не превратился в закрытое и коррумпированное государство, в котором элита благоденствует, а все остальные кое-как сводят концы с концами.
Примером для Сингапура послужила Япония, которая вступила на путь модернизации ещё в конце XIX века (т.н. «Реставрация Мэйдзи»). Понимание, что государство, если оно хочет выжить, не должно преграждать путь новым знаниям и технологиям, пришло к японцам только под угрозой американского завоевания.

Изображение: bbs.voc.com.cn
Сингапур — многонациональное государство. В нём сосуществуют китайцы, малайцы и выходцы из Индии (наряду с небольшими группами других национальностей). К моменту обретения независимости в Сингапуре были китайские, малайские и английские школы, но не было единой системы образования на одном языке.

Поэтому необходимо было:

  • сделать образовательную систему поставщиком грамотной и технически образованной рабочей силы;
  • объединить государство в единую нацию, где каждый имеет равный доступ к общественным ресурсам и привилегиям.

Чтобы предоставить всем равные образовательные возможности, но не утратить национальные корни и специфику, в стране была введена билингвальная система обучения. В качестве основного языка в 1965 году был выбран английский — всё преподавание стали вести именно на нём. Остальные языки, которые по-прежнему оставались государственными, с этого момента преподаются в качестве второго, но обязательного. В результате сегодня все жители Сингапура говорят как на английском, так и на одном из местных языков.
С самого начала образовательная система стала готовить специалистов, которые включены в международную систему обмена знаниями и готовы адаптироваться к иным культурным условиям — но в то же время не утратили контакта с родным языком и культурой. Надо ли говорить, что с точки зрения дальнейшей истории этот выбор оказался более чем удачным?
На первом этапе главной задачей было сделать начальное образование всеобщим и универсальным. Строились новые школы, создавались единые учебные курсы, дефицит учителей восполнялся с помощью специальных колледжей. Всё это финансировалось из бюджета государства и было напрямую связано с экономической политикой страны. Важно было увеличить уровень технической грамотности: если в 1968 году в профессиональных школах училось только 12% сингапурцев, то к 1976 году эта цифра поднялась до 20%.

В итоге Сингапур смог подготовить достаточное количество специалистов, готовых к труду на судостроительных предприятиях, в транспортной сфере и на заводах по производству электротехники и фармацевтической продукции, большая часть которых появилась в стране благодаря привлечению иностранного капитала.

2. Развитие

На втором этапе нужно было перейти от количественных показателей образования к качественным — и создать человеческий капитал для более квалифицированных видов труда. Если сначала образование было всеобщим и универсальным, то со временем пришло понимание, что обучение должно быть дифференцированным и зависеть от способностей каждого конкретного ученика.

Реформа образования, принятая в 1979 году, ввела потоковое обучение в начальной и средней школе: по результатам специальных тестов и экзаменов ученики делились на средних, особых и исключительных по своим способностям. Это повысило мотивацию и общую успеваемость, а также снизило показатели отсева из средней школы и провалы на экзаменах, доля которых ранее доходила до 60%.

Другим — и не менее важным — направлением образовательной политики стало введение институтов дополнительного образования и квалификации для учителей. Право подготовки учителей в Сингапуре принадлежит исключительно Национальному институту образования, открытому в 1991 году. Все кандидаты, претендующие на должность учителя, проходят длительную поэтапную проверку профессиональных качеств и способностей. Средняя годовая зарплата учителя в Сингапуре составляет около 45 тыс. американских долларов. Согласно Мировому Индексу статуса учителя 2013 года этот показатель — самый высокий среди учителей во всём мире.
Понимание важности учительской профессии не только для образования, но и для развития страны в целом — один из ключевых элементов образовательной политики Сингапура и важная причина её успеха.
Постепенно повысился и статус профессионального высшего и среднего образования. В Сингапуре считалось — как часто считается и у нас — что профессиональное образование предназначено для наименее способных и обеспеченных слоёв населения. Когда правительство улучшило материальное оснащение институтов, построило несколько новых кампусов в соответствии с передовыми техническими разработками, повысило качество подготовки преподавателей, ввело технические потоки и программы профориентации в школьном обучении, профессиональное образование стало не менее престижным, чем высшее.

Этому способствовал и дефицит квалифицированных кадров на рынке труда (что повысило зарплату специалистов), а также специальные маркетинговые кампании, рассказывающие об «историях успеха» среди представителей технических специальностей.
К поступлению на технические направления активно привлекали и девушек — что, конечно, означало ломку традиционных гендерных представлений. Многие девушки в итоге показывали более высокие результаты на выпускных экзаменах, чем юноши.

Фото: mariasjoberg.wordpress.com
С самого начала система образования в Сингапуре была строго меритократической: значение придаётся только личным достижениям и способностям каждого. Такая система рождает повышенный уровень стресса, но способствует тому, что наверх действительно пробиваются самые достойные.

Лучшие ученики претендуют на государственные стипендии — их всячески поощряют к тому, чтобы они ехали учиться в лучшие западные вузы. Сейчас в Сингапуре работают филиалы Стенфордского, Чикагского университетов и MIT. Однако условия для работы в Сингапуре настолько привлекательные, что тесные связи с американскими университетами не вызывают «утечки мозгов». К тому же обладатели государственных стипендий подписывают обязательство вернуться и проработать на родине хотя бы несколько лет после конца обучения.

3. Дифференциация

Нацеленность на развитие творчества и инноваций — следующий этап развития образовательной системы Сингапура, который продолжается до сегодняшнего дня.

В математике и естественных науках сингапурские школьники к концу 1990-х годов стали лидировать в международных рейтингах: они неоднократно занимали первые места по итогам тестов TIMSS и PISA. Участие в международных рейтингах в Сингапуре, как и в некоторых других азиатских странах, стало своеобразным национальным видом спорта — но высокие результаты здесь достигаются в первую очередь усиленной работой, а не какими-то особыми талантами или институциональными особенностями Сингапура.

Министерство образования, которое фактически управляет всем образовательным процессом в стране, постепенно стало менять парадигму обучения и смещать приоритеты: от односторонней эффективности к максимальной реализации существующих возможностей. В 1997 году была представлена программа «Умные школы, образованная нация», в которой будущее образования связывалось со способностью учиться на протяжении всей жизни.

Много усилий здесь направлено на создание институтов непрерывного обучения. Сотрудников в сингапурских компаниях мотивируют проходить переподготовку и повышать свои профессиональные навыки. В рамках программы по сохранению рабочих мест, которая была запущена в 2009 году, переподготовку уже прошло 264 тыс. человек — заработная плата компенсировалась из государственных фондов на время обучения.
Программы дополнительного образования для учителей здесь едва ли не многочисленнее, чем в других областях. Преподаватели постоянно перенимают чужой опыт и участвуют в обсуждении мировых образовательных тенденций, а также делятся своим опытом с педагогами из других стран и привлекают оттуда наиболее способных студентов.
Максимально приспособить образование к потребностям конкретного ученика — задача образовательной системы Сингапура на современном этапе. В 2000-х годах, после ряда реформ, школьникам предоставили возможность менять траекторию обучения в зависимости от своей успеваемости и личных наклонностей. Потоковое обучение, которое часто приводило к повышенным стрессам и фрустрации тех, кто оказался в группе «не самых успешных», постепенно изменилось, стало более гибким: учебные предметы теперь можно выбирать по собственным предпочтениям и рекомендациям школы — формируя для себя индивидуальную программу обучения.

Правительство активно внедряет в образование информационные технологии. Ещё в 2007 году в рамках программы FutureSchools было открыто 8 школ, которые используют технологии смешанного обучения, в последние годы к ним присоединилось ещё несколько учреждений.

По уровню развития информационных технологий Сингапур — одна из самых продвинутых стран мира. Интернет здесь есть повсюду. В прошлом году информатизация вышла почти на радикальный уровень: запустилась программа «умная нация», которая должна объединить всю страну в одну информационную сеть.
Образовательная система, как и всё государственное устройство «азиатского тигра», по-прежнему остаётся меритократической и чрезвычайно требовательной к ученикам. Здесь никто не собирается расслабляться. Именно это можно назвать главным секретом сингапурского успеха.
2

Неприятности в технократическом раю

Можно ли совместить творчество и дух корпорации?
С самого начала основным источником образовательной политики Сингапура было его правительство. Другие участники этого процесса — учителя, родители или ученики — в государственных планах учитываются только в качестве объекта, который направляет и реализует указания, полученные сверху.

Собственная инициатива допускается — и даже поощряется — но только в рамках, очерченных государственной политикой. Правительство, впрочем, прекрасно понимает, что без творчества и активного участия граждан в определении их собственной судьбы любому государству в XXI веке будет сложно преуспеть и развиваться также эффективно, как и раньше.

Экономика, основанная на знаниях, требует не технократического, а творческого подхода. Уже само наличие государственных программ, нацеленных на «развитие креативности», говорит о том, что с творчеством в Сингапуре не всё хорошо. Запланированное творчество — оксюморон. Свобода не может появиться по сигналу с верхних — или любых других — этажей социальной иерархии.

Все лидеры Сингапура — начиная с первого премьер-министра Ли Куан Ю до его сына, который занимает этот пост сегодня — всегда подчёркивали прагматический характер своей политики. Сингапур свободен от любой идеологии, он берёт и использует любой опыт, который покажется ему чем-то ценным. Благодаря такой политике в Сингапуре удалось ввести либеральный капитализм при сохранении традиционных конфуцианских ценностей (надо сказать, что они достаточно рационалистичны и во многом напоминают протестантские, под влиянием которых, как известно, и сформировался современный капитализм).
Но нельзя сказать, что Сингапур на самом деле свободен от идеологии — просто идеология здесь маскируется под маской нейтральности. Это идеология экономической эффективности и «kiasu».
«Kiasu» («кьясу») — это очень распространённое в Сингапуре понятие, которое означает «боязнь потерять» на фуцзяньском диалекте. Кьясу — это концепция поведения, которая предполагет стремление быть лучшим во всем, добиваться максимальных результатов в любой деятельности. Именно эта идеология заставляет сингапурских школьников работать по 10 часов в день; благодаря ей Сингапуру удаётся год за годом добиваться высоких показателей экономического роста и эффективности управления.

Сингапур чем-то напоминает классическую утопию — безупречное, абсолютно прозрачное и совершенное общество. В данном случае это общество, которое хочет стать максимально проницаемым для движения потоков международного капитала. Уильям Гибсон, который в 1993 году дал Сингапуру звонкое определение «Диснейленд со смертной казнью», отмечал, что «здесь очень мало того, что не является результатом умышленной и, без сомнения, тщательно продуманной социальной политики». Даже публичные дома и брачные агентства в Сингапуре контролируются государством.

В своей известной работе «The New Asian Hemisphere» профессор Сингапурского Национального университета Кишор Махбубани назвал 6 причин успеха, который сегодня переживают азиатские страны, и благодаря которому центр власти в этом столетии должен переместиться на восток:
1. Свободный рынок;
2. Развитие науки и технологий;
3. Меритократия;
4. Культура мирного сосуществования;
5. Власть закона;
6. Важность образования.

Кишор Махбубани
Публицист, профессор, бывший Постоянный представитель Сингапура в ООН
Этих моделей, видимо, и в самом деле достаточно для экономического развития — именно благодаря этим шести установкам мир сегодня живёт такой благополучной жизнью, какую невозможно было себе представить никогда раньше. Демократическим ценностям и свободе творчества, как мы видим, в этом списке места не нашлось. Но вслед за обретением благосостояния может последовать и демократия. Ведь именно благосостояние делает людей более гуманными, свободными и ответственными за своё будущее.

В Сингапуре, кажется, есть все условия для свободного творчества — но заниматься им люди не очень-то стремятся. Критиковать власть там тоже никто не запрещает — но людям это просто неинтересно. Надо сказать, что до сегодняшнего дня критиковать её было действительно почти не за что.
Стерильная атмосфера супермаркета, отсутствие исторических традиций и приоритет экономической эффективности пока препятствуют развитию творчества, культуры и инноваций на Сингапуре. Но движение в эту сторону, возможно, началось уже сейчас, а его плоды мы увидим в самом ближайшем будущем.
3

Сингапур как пример для подражания

Какие меры образовательной политики «азиатского тигра» можно импортировать и использовать в своих целях?
Огромной России, казалось бы, нечего брать у крошечного Сингапура — слишком велика разница между историческим опытом, размерами и институциональным устройством этих государств. Но если что-то и характеризует современность, так это повышенная плотность контактов и взаимодействий как в глобальном, так и на локальном уровне. В этой ситуации любой успешный опыт может оказаться полезным.

Образование в Сингапуре стало таким эффективным именно благодаря открытости к международным влияниям и активному использованию иностранных разработок. Успешный результат получился благодаря комбинации из нескольких элементов, которые — в принципе — можно перенести и на российскую почву. Вот главные из этих элементов:

1) Высокие инвестиции в образование. Около 20% государственного бюджета Сингапура поступает в образовательную систему — это крупнейшая статья расходов после ВПК. Без достаточного финансирования очень трудно проводить полноценную образовательную политику. Оно уже само по себе указывает на то, что образованию здесь отводится очень важное место.

2) Повышение статуса учителя и престижа образовательной сферы. Если увеличить не только требования к учителям, но и качество их подготовки, а также повысить зарплату до уровня «выше среднего», преподавание из занятия для неудачников превратится в почётную профессию — что будет соответствовать её истинной ценности. Это настолько ответственное занятие, что пренебрежительное отношение к ней может считаться преступлением. То, что правительству Сингапура удалось систему образования одной из самых инновационных и престижных сфер — результат продуманной имиджевой политики.

3) Индивидуализация обучения. Гибкая учебная программа, которая строится на потребностях и склонностях ученика, а не на навязанных кем-то единых стандартах — единственный путь к тому, чтобы сделать образование эффективным. Успешной становится только та система обучение, которая признаёт множество определений успеха.

4) Программы профессионального и дополнительного образования. Непрерывное образование на протяжении жизни уже стало необходимостью для специалиста в любой сфере. Нужно создавать подходящие условия для постоянной переподготовки кадров — иначе мы всегда будем готовить людей к войне, которая уже проиграна.

5) Этика успеха и «буржуазные добродетели». Стремление к совершенству любой ценой, боязнь остаться позади других — возможно, наиболее важный секрет «сингапурского чуда». Этика и ценности сегодня действительно имеют большее значение, чем материальные активы.
Россия, несмотря на колоссальную разницу в размерах, может использовать многие из уроков, которые предоставляет сингапурский эксперимент, чтобы сделать своё образование более эффективным и соответствующим вызовам современного мира.
Но для этого должны произойти серьёзные изменения в наших жизненных установках и стандартах поведения. Без идеологии успеха и процветания, без навязчивого перфекционизма Сингапуру бы не удалось выстроить такую систему образования, которая сделала его важной частью глобальной мировой экономики.

«Ресурсное проклятие», которое позволяет откладывать экономическую и социальную модернизацию нашей страны на неопределённое будущее, не мешает нам обратиться к международному опыту, значительная часть которого была аккумулирована в Сингапуре. Ведь азиатским странам сейчас удаётся преуспеть именно благодаря открытости к новым идеям и заимствованию лучших образовательных практик со всего мира. Если в XVIII веке мы отправляли своих послов в Европу, то сегодня они должны побывать и в таких местах, как Сингапур.

По материалам: Т.Б. Алишев, А.Х. Гильмутдинов — Опыт Сингапура: создание образовательной системы мирового уровня; Е.М. Астафьева — Сингапур: система образования в контексте нациестроительства; Toward a better future: education and training for economic development in Singapore.

Изображения: theonlinecitizen.com, stuartwalmsley.com, koolcampus.net, nayada.biz.
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
18 мая 2016, 19:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--