«КиберЛенинка»: старт в ноосферу

Директор по развитию «КиберЛенинки» Михаил Сергеев рассказал о проблемах открытого доступа в российской науке и о том, как это связано с образованием.

Время чтения: 9 минут
«КиберЛенинка»: старт в ноосферу

Научная электронная библиотека «КиберЛенинка» несёт идею открытой науки в массы. Судя по баталиям в комментариях, которые сопровождают различные статьи основателей библиотеки Дмитрия Семячкина и Михаила Сергеева, открытый доступ к научным трудам — тема не менее дискуссионная и жаркая, чем веганство и квантовое бессмертие.

Так как команда «КиберЛенинки» одна из немногих в онлайн-пространстве Рунета подходит к вопросу открытого доступа системно, мы расспросили Михаила Сергеева о том, что он думает по поводу современной ситуации с открытыми публикациями в России.

 

 

— Давайте начнём с самого главного: что же такое открытый доступ к научным публикациям и какую роль он играет для образования? 

Михаил Сергеев, директор по развитию библиотеки «КиберЛенинка»

Открытый доступ к научной публикации означает, что любой желающий имеет к ней бесплатный неограниченный доступ через Интернет. Её можно читать, загружать, копировать, распространять, распечатывать, искать или ссылаться на её полный текст, а также индексировать для поиска и вводить в качестве машиночитаемых данных или использовать в других законных целях при отсутствии финансовых, правовых и технических ограничений. За исключением тех, которые регулируют доступ к, собственно, Интернету. Воспроизведение и распространение научных публикаций в открытом доступе должно осуществляться по открытым лицензиям, согласно которым единственным условием копирайта является право автора контролировать целостность своей работы и обязательные ссылки на его имя при её использовании и цитировании. 

Как показывает наш опыт, открытый доступ может быть информационным фундаментом для образования. Существует расхожее заблуждение, что научные статьи интересны только самим учёным. Это не так. Наш проект посещает более 2,5 миллионов уникальных посетителей в месяц (такова статистика за май 2015 года). В пик учебной активности — более 150 тысяч уникальных посетителей в день. Большинство из них — это не учёные, это студенты, аспиранты (согласно демографии посещений, возраст нашей аудитории от 18 до 34 лет) и просто люди, которые ищут нужную им информацию. Материалы, размещённые в «КиберЛенинке», активно цитируют в Википедии при написании статей.

— Совсем недавно у нас была опубликована статья «Открытый доступ к науке». При её написании было сложно не заметить, насколько по-разному обстоят дела с ресурсами open access в российской науке и в мире. В чём причина такого положения дел?

В России всё не так плохо с открытым доступом, как это кажется. Недавно «КиберЛенинка» передала европейскому репозиторию OpenAIRE данные о полумиллионе статей из своей базы данных. Согласно обновлённой информации этого крупнейшего в Европе хранилища, Россия вошла в пятёрку европейских стран по количеству статей, опубликованных в открытом доступе. Но, конечно, этот результат достигнут на чистом энтузиазме.

Источник: open-science.ru

Для того, чтобы содействовать повышению открытости научных знаний в России, основатели «КиберЛенинки» создали ассоциацию «Открытая наука».

В мире открытый доступ имеет поддержку как на государственном уровне (взять, к примеру, США, Великобританию, Австралию и многие европейские страны), так и на общественном (так, фонд Билла Гейтса обязует своих грантополучателей с 2017 года публиковать результаты исследований в открытом доступе). Значимые мировые проекты в области открытого доступа получают поддержку меценатов, государства и общества, некоторые инициированы научными институтами.

В России же открытый доступ не получает никакой реальной поддержки, более того, учёное сообщество довольно странно реагирует на подобные инициативы. Напряжённость вокруг РАН, ВАКа и диссертаций подтверждает: система научной работы и научной коммуникации как её фундамента нуждается в оздоровлении. Рискну предположить, что многих российских учёных открытый доступ пугает, так как общий уровень качества работ диктует стратегию максимального ограничения круга читателей.

К тому же в области наших научных изданий нет здорового бизнеса, как, например, в США. В такой ситуации любые указания сверху (а они есть на уровне официальных заявлений чиновников о необходимости развивать открытый доступ к научным трудам) искажаются и трактуются, как угодно. 

— Как вы можете прокомментировать ситуацию с открытыми архивами научных работ в российских вузах? Как обстоят дела с поиском информации в создаваемых репозиториях, есть ли диалог между вузами?

Этой теме в России уже лет десять, но диалога между вузами и институтами нет. 

Источник: Digital Commons Network

Пример агрегатора научных материалов в открытом доступе: Digital Commons Network — агрегатор научных работ, созданных в стенах сотен университетов и колледжей по всему миру.

Сама идея эффективной работы огромного количества околовузовских репозиториев утопична в силу двух факторов. Первый и самый важный: большинство институтов и вузов не разбираются в том, что такое открытый доступ. Как правило, с помощью студентов или аспирантов они создают хранилище на DSpace или аналогах и на этом останавливаются. В лучшем случае метаданные передаются на другие ресурсы, но сами статьи — никогда. А ведь открытый доступ подразумевает депонирование статьи хотя бы в два разных места, чтобы при отказе или выключении одного из ресурсов она осталась доступной.

Второй фактор: как только аспирант заканчивает обучение и уходит, поддержка репозитория прекращается. Очередной аспирант в лучшем случае будет загружать в репозиторий новые статьи и следить, чтобы он не падал больше чем на неделю. Об обновлениях и развитии никто не думает. Поэтому зачастую институты не знают, кто, что и сколько у них скачивает: блок статистики либо не настроен, либо он в новой версии DSpace, на которую «надо бы» перейти. Типичный вариант: поддерживающий DSpace аспирант уходит, сервер выключается, статьи просто пропадают. Поэтому мало положить статью только на сайт вуза. Без лицензий и политики open access — это не открытый доступ. Конечно, околовузовские репозитории лучше, чем ничего, но не стоит жадничать — необходимо делать репликацию в агрегаторы научных материалов открытого доступа. Тем самым решается не только вышеописанная проблема отказоустойчивости, но и проблема поиска материалов. Подавляющее большинство институтских репозиториев не умеет оптимизировать контент для поисковых систем.

— То есть проблемы с организацией открытого доступа часто возникают из-за технической безграмотности? Даже если автор (или организация) хочет свои работы выложить в открытый доступ, должны быть специалисты, которые его обеспечат. 

Да, это так. Мы помогаем решить, в том числе, и эту проблему.

— И что делать молодому учёному/аспиранту, который хочет, чтобы его труды были доступны любому желающему?

Есть два пути: либо публиковаться в журналах, которые работают по модели open access, либо внимательно читать договор с издательством и выкладывать свои работы самому в открытый доступ.

Источник: habrahabr.ru

Комментарии к статье «КиберЛенинки» на Habrahabr.ru о мифах об открытом доступе к науке подтвердили наличие мифов и актуальность темы.

— Достаточно ли для популяризации науки просто выложить в открытый доступ научные труды?

Открытый доступ — это инфраструктурный фундамент таких понятий, как открытая наука и открытое образование (модные сейчас массовые открытые онлайн-курсы и тому подобное). Поэтому на основе этого фундамента можно делать огромное количество вещей, в том числе связанных и с популяризацией науки. В начале я говорил о ситуации, когда многие считают, что наука интересна только самим учёным. Это не так.

Если смотреть ещё глубже, то развитие информационного общества подразумевает следующие итерации: открытый доступ — открытая наука/открытое образование — ноосфера.  

— «КиберЛенинка» — единственная подобная инициатива открытого доступа к науке в русскоязычном сегменте?

Из «взрослых» (чтобы у проекта был либо возраст, либо аудитория), к сожалению, да. Есть истории с «трактовками», например, хорошо известная Научная электронная библиотека тоже считает, что работает по модели открытого доступа, убеждая в этом чиновников и отдельные издательства. На деле полные тексты статей недоступны без регистрации. Поэтому они не индексируются поисковыми системами (например, Google Scholar), следовательно, не ищутся и не читаются. Экспорт метаданных и текстов статей также невозможен, что противоречит понятию открытого доступа.

— Вы говорите о том, что система научной работы и коммуникации нуждается в оздоровлении. Что может быть движущей силой изменений? Молодые учёные-нонконформисты, которые начнут выкладывать статьи в открытом доступе, и это станет нормой? Или будут приняты меры на законодательном уровне? Или «КиберЛенинка» будет и дальше вести просветительскую деятельность? Хочется, как всегда, получить ответ на вопрос «Что делать?»

Всё вместе. Мы только что вернулись с крупнейшей международной конференции OAI9, посвящённой вопросам открытого доступа, которая проходила в Женевском университете. Там спикеры подчёркивали, что проблема есть и в сознании самих учёных — страх «publish or perish» («публикуйся или исчезни»). Поэтому, вы правы, следует проводить просветительскую работу, чтобы научная общественность сама задумалась об этом аспекте.

Но создать полноценную национальную инфраструктуру нереально без участия государства. Ещё одно тому доказательство — совместное заявление евро­коммисаров по науке, инновациям и энергетике, сделанное на проходящей в Брюсселе конференции «Opening up to an ERA of Innovation». В нём утверждается, что открытая наука и открытый доступ — это необходимое условие инновационного развития. Там же говорится о необходимости перефокусировать науку с «publish or perish» на обмен знаниями и подчёркивается, что финансируемые государством исследования должны стать общедоступными. Миссия «КиберЛенинки» — обратить внимание государства и общества на важность этих вопросов.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
24 июня 2015, 15:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--