Проблемы стартапов в современном образовании

Какие сложности стартаперы должны преодолевать сами, а в чём можно положиться на государство? Это обсуждали участники одной из дискуссий EdCrunch 2015. 

Время чтения: 13 минут
Проблемы стартапов в современном образовании

Образовательные стартапы находятся на стыке двух областей — образования и информационных технологий. Зачастую складывается ситуация, когда айтишники делают классный продукт, но не спрашивают мнения педагогического сообщества, вузов, школ, не думают, как они смогут туда войти. Или же наоборот: собираются учителя, делают классный педагогический продукт, но он, к сожалению, уступает по технологиям.

 
Евгений Смирнов
основатель Newtonew, модератор дискуссии

Как стартапам в образовании преодолеть противоречия и объединить усилия обеих сторон? Какую роль в этом объединении может сыграть государство, а какую — понимание самими стартапами особенностей бизнеса в образовании?

 

Посвящённая этим вопросам секция EdCrunch 2015, модератором которой выступил основатель проекта Newtonew Евгений Смирнов, проходила в формате открытой дискуссии. Спикеры, среди которых были представители государства, акселераторов и самих стартапов, сходились в одном: для взаимовыгодного развития диалог действительно необходим, потому что мы все слишком мало знаем друг о друге.

 

Насколько велик образовательный рынок за рубежом и в России, и почему у нас меньше?

 

 
Наталья Царевская
управляющий директор фонда «Синергия инноваций»

Немного цифр по мировой статистике. За 2014 год инвестиции в образовательные стартапы (считается, что мировые, хотя на самом деле на 80% — это американские инвестиции) превысили порядка миллиарда долларов. По нашим оценкам такие инвестиции в России за несколько лет, включая «ЯКласс», «LinguaLeo» и другие крупные проекты, составили порядка 30 миллионов долларов. Это очень большая разница. 

По поводу акселераторов, которые занимаются «выращиванием» образовательных стартапов, мировой лидер — это «500 Startups». Есть другие фонды, которые фокусируются именно на начинаниях в сфере образования. Этот рынок прогнозирует миллиардный рост, огромную потребность и вовлечение большого количества людей в непрерывное образование.

У нас за последние несколько лет, можно сказать, случился взрывной рост стартапов в этой сфере. Если несколько лет назад это были родительские проекты, которые решали локальные школьные задачи, то сейчас это проекты коммерческие, нацеленные на зарабатывание денег. Они понимают рынок, понимают свой продукт и потребность потребителей. Но эти проекты пока не очень востребованы.


Государство начало интересоваться стартапами. Оно вкладывается в IT, начинает вкладываться в образование. Но на деле люди с классным продуктом зачастую просто не могут попасть в школу. Как государство может помочь действительно хорошим проектам сделать наше образование инновационным?

 

 
Вениамин Каганов
заместитель министра образования и науки РФ

Представьте себе школу, обычного учителя, детей, федеральные государственные образовательные стандарты, которые поэтапно внедряются, программу на год вперёд, план уроков. И тут приходит молодой стартапер и говорит: «У меня такая крутая технология, которая позволит вам обойтись без чего-то, что у вас уже есть».

Вопрос с инновациями в школе изначально непростой. С одной стороны, система образования должна быть инновационной. С другой стороны, если стартапы у нас возникают каждый день и каждый день в школе будут внедрять какую-либо инновацию, то будет хаос, а нужен баланс. То, что система достаточно консервативна, это нормально, и лучшее — враг хорошего. Ваша очень хорошая технология в чём-то отрицает ту хорошую технологию, которая была до этого, а следующая через полгода будет ещё лучше. Поэтому я считаю, что главный человек в классе — учитель, который выбирает технологию, которая соответствует его стилю, пониманию, уровню подготовки детей в классе. Учитель при этом ограничен требованиями к конечному результату, который он должен обеспечить. Свободы де-юре стало намного больше, а де-факто — по-разному.

 
 
Что государство обязано делать, чтобы новая технология, на основе которой могут реализовываться педагогические практики, была доступна? Во-первых, должны быть площадки для демонстрации этих технологий. Именно это было побудительным мотивом создания Московского салона образования, который прошёл второй раз. Это наша работа — создать условия, чтобы педагоги и те, кто занимается технологиями, нашли друг друга. Но разовых мероприятий недостаточно, поэтому сейчас существует проект «Навигатор образовательных технологий». Он базируется на платформе МАМИ.

Вторая проблема начинающих проектов, которую можно решать с помощью государства — масштабирование. Маленьким компаниям тяжело развивать масштабный продукт. Для того, чтобы широко распространить технологию, нужна поддержка. Чтобы иметь обратную связь от малых предприятий, мы в министерстве создали совет по социальному партнёрству в области образования, науки, социальной защиты и детства. Мы строим работу по группам, и будет создана отдельная подгруппа для работы со стартапами.

 

Нужно ли стартапу идти к государству? Должно ли государство инвестировать в стартап?

 

 
Николай Вяххи
основатель стартапа Stepic

Я считаю, что государство должно, скорее, держаться подальше и помогать стартапам налоговыми льготами и хорошей средой, в которой выгодно расти. Но не быть основным покупателем, потому что стартап, который продают государству, должен обладать компетенциями лоббирования и удовлетворения именно этого заказчика. Нужды государства не всегда оказываются нуждами конечных потребителей: студентов, преподавателей и так далее.

Нужно дать университетам и школам свободу в выборе технологий, и пусть стартапы на открытом рынке делают хорошие продукты. В частности, это способствует быстрым продажам. Продать одному университету или одной школе проще, чем всей системе. Продать индивидуально преподавателю ещё проще.


Какой может быть помощь государства стартапам не напрямую — «Мы дадим вам денег и пустим вас в школы»?

 

 
Вениамин Каганов
заместитель министра образования и науки РФ

Боюсь произносить, потому что вы наверняка не согласитесь со мной, но последнее время мы только тем и занимаемся, что создаём условия для развития стартапов. Кстати, очень советую: это нудное дело, но очень полезное — читать все документы, которые принимаются в сфере образования. В декабре прошлого года утверждено два стандарта образования для детей начальной школы с ограниченными возможностями здоровья. Планка нового качества образования задана, а инструментов для её достижения пока нет. Утверждена новая концепция развития дополнительного образования для детей, которая тоже предоставляет огромное поле для развития технологий. 

Принятие любого документа имеет последствия. Например, для того, что связано с концепцией дополнительного образования, нам необходимо обеспечить, чтобы не менее 70% тех детей, которые посещают школу, были охвачены высококачественными услугами. При этом мы понимаем, что из не менее 15-20% детей, которые должны быть заняты в техническом творчестве, у нас пока занято 5%. Для достижения цели необходимо «перевооружение», в том числе развитие информационных технологий, дистанционного формата обучения.

И IT, и образование — это такие области, в которых всё быстро меняется, и мы не успеваем отслеживать изменения друг у друга. Вот, например, отметили ли вы такой момент, что дошкольное образование теперь — это уже не вытирание носа детям, это часть общего образования? Что это значит? Что там тоже нужны какие-то продукты, это новый стратегический рынок. Эти возможности для развития государство создаёт, думая не о стартапах, а о качестве образования.

Какие бизнес-модели наиболее жизнеспособны для образовательных стартапов?

 

 
Дмитрий Калаев
директор акселерационных программ ФРИИ

У образовательных стартапов есть три сегмента клиентов. Первый — это физлица, родители, у которых дети учатся в школе. Они платят немного, но часто. Второй сегмент — школы. Они платят дольше, но больше. Третий — министерства, которые работают «на потом». Государство — медленный игрок. Бюджетные периоды здесь длинные, как с любым крупным клиентом. Прежде чем выходить на крупного заказчика, нужно научиться продавать маленьким клиентам.

 
Даниил Козлов
директор развития бизнеса GVA Launch Gurus

Если большая корпорация — это большой кит, то маленький стартап — это такой мелкий хищный зверёк. Если он завтра не поест, он умрёт. Поэтому первый вопрос стартапу — откуда он будет брать деньги. Здесь ответа три. Есть сектор «b2g» — это государство, он достаточно большой, потому что большая часть денег на нашем рынке сейчас там. Значит, нужно думать, есть ли у вас возможность сделать что-то на этом рынке. Второй вариант — подумать о профессиональном образовании. Тут и корпорации, и частные лица. Люди готовы платить деньги из своего кармана. Третий вариант — пойти на глобальный рынок.

С точки зрения бизнес-модели, то я вижу у многих непонимание того, как они будут монетизироваться. Это касается не только нашего рынка. Есть, например, глобальные игроки Lynda и Coursera. Почему у Coursera 15 миллионов пользователей, при этом они делают 25 миллионов долларов в год, а у Lynda 8 миллионов пользователей, но делают они 200 миллионов выручки? Потому что у Coursera была модель — продажа сертификатов, которая себя не оправдала, а у Lynda — подписка, которая объективно сработала.

Дискуссия об образовательных стартапах оказалась весьма востребована среди участников конференции EdCrunch 2015

 

Второй вопрос к бизнес-модели — а где прорыв? Взрыв стартапов, возможно, и есть, но прорывов я вижу очень мало. За последний год таких было два. Один из них — платформа, способная дать дешёвое техническое образование студентам вузов по всему миру: это виртуальный доступ к удалённым лабораториям, который позволяет «дотянуться» до лучших лабораторий студентам со всего мира.

Прорыв случается тогда, когда мы чётко понимаем, кому это нужно.


Чтобы образовательные стартапы развивались, им нужно объединять усилия.

 

 
Вениамин Каганов
заместитель министра образования и науки РФ

На самом деле образованию нужны не стартапы, а готовые комплексные решения, которые позволяют справиться с задачами «под ключ». А это по силам только крупным объединениям. Это значит, что в интересах стартапов и крупного бизнеса — объединяться. И бороться надо не за российские рынки, а за международные.

Могу честно сказать, что на территории России мы продвигать ничего не будем и права не имеем. А создавать и показывать конкурентные решения — это другая история. Нам интересно, чтобы Россия присутствовала через ваш продукт за рубежом. Есть отдельные направления, которые государству особенно важны. Например, мы заметили несколько лет назад, что в мире стал падать интерес к русскому языку, и поняли, что дело в устаревших каналах его распространения. Если у вас есть продукт, который можно направить на решение задачи популяризации русского языка, то я могу сказать, как его продвигать.

 
Алла Носкова
гендиректор   Edumarket.ru

Стартапы в образовании только выиграют, если все участники процесса будут устраивать совместные мероприятия по популяризации онлайн-образования. По нашим оценкам, только 3% экономически активного населения РФ интересуются такой формой образования. Это рынок, который формируем мы с вами вместе.


Что делать, если ваше «очень хорошее решение» не находит поддержку в школах? Поможет ли поддержка министерства?

 

 
Вениамин Каганов
заместитель министра образования и науки РФ

А с чего вы взяли, что оно очень хорошее? Я понимаю, что оно может быть высокотехнологично и качественно. А есть ли оно на складе, а есть ли техническая поддержка, и так далее? 

 

Возможно, оно сложно внедряется. Возможно, люди уже привыкли к другому решению, которое их полностью устраивает, и, чтобы внедрить ваш конструктор вместо «Лего», нужна какая-то революция в головах.

Дмитрий Калаев: «Научитесь сами убеждать своих клиентов, что вы лучше других, без этого вы не станете быстро растущей компанией».

 

 
Дмитрий Калаев
директор акселерационных программ ФРИИ

Получается, вы говорите: мы делаем бизнес, но давайте государство продаст его за нас. Если вы научитесь сами решать эту проблему, вы станете успешным стартапом. Научитесь убеждать своих клиентов, что вы лучше других, без этого вы не станете быстро растущей компанией. Если стартап сам не может продавать — он не имеет права на жизнь.

 


Может быть, нужно специально учить людей создавать стартапы?

 

 
Светлана Панюкова
интернет-площадка teach4teach.ru

В системе образования работает много людей, у которых есть шикарные идеи. Но проблема в том, что эти люди не готовы уйти в бизнес. Ментально не так просто отказаться от социального статуса работника образования, бизнес воспринимается как «буржуйство». Людям надо говорить, что вы не теряете свой социальный статус, вы просто реализуете свои идеи. Благодаря своему опыту вы вкладываете свой маленький кирпичик в строительство системы образования.

Людям нужно объяснять, что одной идеи недостаточно. Необходимы специальное знание. Государство может помочь какими-то открытыми курсами для людей, у которых есть идеи. Преподаватели — они не бизнесмены. Помочь человеку реализовать свою идею и не ждать от него глобального прорыва — вот чем можно поддержать.

 
Дмитрий Калаев
директор акселерационных программ ФРИИ

В этом году осенью акселератор ФРИИ уже запускает курсы IT-предпринимательства в 15-ти вузах. Министерство образования в этом плане нам помогло тем, что сказало — это правильные люди, не пугайтесь. Действительно, стартапам нужно помочь понять хотя бы, есть ли на их продукт спрос или нет. Мы это делаем бесплатно.

Стартапы часто хотят решить все проблемы сразу, построить такую «Звезду смерти». Но на рынке сейчас работают две вещи — это либо прийти в бизнес и сказать, что вы решаете совершенно чётко конкретную задачу и можете показать, как это приносит выгоду клиенту, либо вы делаете короткие «попсовые» образовательные модули, что заставляет испытывать драйв и положительные эмоции. 

«У кого в зале есть ещё вопросы к Министерству образования?»


Итак, вот основные выводы, которые можно сделать по результатам этой встречи:

  • Государственная поддержка — не панацея для стартапов с точки зрения развития бизнеса. Министерство образования не может и не должно приводить стартапы в школы «за руку», но может создавать условия для того, чтобы сферы образования и IT лучше узнавали друг друга.
  • У школ и университетов должна быть свобода в выборе технологий, так как для стартапов это самые выгодные клиенты. Но вопрос о правовом обеспечении взаимодействия с государственными учебными заведениями повис в воздухе, так как он находится не в компетенции Министерства образования: даже если школы знают о новых проектах, они не могут просто начать работать с любым частным предпринимателем.
  • Стартапы, как и любой бизнес, должны продумывать свою стратегию развития самостоятельно, оценивая постоянно меняющийся рынок образовательных услуг и даже предвосхищая спрос. А для этого нужно учиться самим. 
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
21 сентября 2015, 12:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--