Почему много детей в классе — лучше, чем мало?

Всем кажется, что малое количество учеников в классе — это хорошо. Американцы, склонные к исследованиям и статистическим выводам, готовы с этим поспорить.

Время чтения: 13 минут
Почему много детей в классе — лучше, чем мало?

 

Источник: alpinabook.ru

Публикуем несколько отрывков из книги крайне замечательного и не менее популярного (что уже удивительно) американского журналиста Малкольма Гладуэлла «Давид и Голиаф: Как аутсайдеры побеждают фаворитов». Мы уже публиковали его впечатляющий рассказ об исследовании детского шоу «Улица Сезам».

Эта книга тоже совсем не о школе; она о том, как недостатки могут в итоге обернуться преимуществами, а слабая, на первый взгляд, личность добивается успехов. Одна из глав посвящена распространённому мировому мнению о том, что чем меньше детей в школьном классе, тем выше будет качество обучения. Позиция кажется логичной, но её слабости становятся видны тогда, когда посмотришь на неё со всех сторон.

То, что вы прочитаете ниже, со всей полнотой можно применить, безусловно, лишь к жизненной реалиям США. Вы это и сами поймёте, когда приступите к тексту. Ну, например, фраза о том, что большой класс — это 25 учеников, у наших соотечественников может вызвать лишь улыбку.

Но выводы, к которым приходит Гладуэлл вместе с исследователями, на которые ссылаются, во-первых, очень симпатичны, а во-вторых, будут работать везде. По крайней мере, они дают гораздо меньше прав с усталостью в голосе восклицать: «Вас много, а я одна!».

Отправили бы вы своего ребёнка в среднюю школу «Шепог-Вэлли»?

Когда была построена средняя школа «Шепог-Вэлли», которая должна была принять детей поколения беби-бума, каждое утро из школьных автобусов высыпалось три сотни учеников. На входе здание имело несколько двойных дверей, чтобы регулировать поток учащихся, а коридоры напоминали загруженные автомагистрали.

Вот и Шепог-Вэлли, и школьный автобус, только уже 2013 г.

Источник: newmilfordspectrum.com

Но всё это осталось в далёком прошлом. Беби-бум закончился. Буколический уголок Коннектикута, где расположилась школа «Шепог», с очаровательными домиками в колониальном стиле и извилистыми тропинками приглянулся состоятельным парам из Нью-Йорка. Цены на недвижимость подскочили. Молодые семьи больше не могли позволить себе жить в этом районе. Число учеников в школе сократилось до 245, а потом до 200. Сегодня в шестых классах учится всего 80 человек. Учитывая количество детей в начальных школах района, число учеников вскоре уменьшится вдвое. А это значит, что наполняемость класса в «Шепог» скоро будет намного меньше средней по стране. В когда-то переполненной школе сегодня серьёзный недобор.

Подозреваю, вы бы с огромным удовольствием определили ребёнка в один из таких камерных классов. Практически повсеместно в мире родители и представители сферы образования уверены: в маленьких классах учиться лучше. За последние несколько лет правительства Соединённых Штатов, Великобритании, Нидерландов, Канады, Гонконга, Сингапура, Кореи и Китая — и это далеко не полный перечень! — предприняли решительные меры по сокращению численности учеников в классе. Когда губернатор Калифорнии объявил о масштабных планах по сокращению наполняемости классов в штате, его популярность за три недели выросла в два раза. В течение месяца ещё двадцать губернаторов возвестили о намерении последовать его примеру, а через полтора месяца Белый дом сообщил о собственных планах по уменьшению классов.

На сегодняшний день 77% американцев считают, что гораздо разумнее расходовать деньги налогоплательщиков на уменьшение количества учащихся в классе, чем на повышение зарплаты учителям. Вы знаете, насколько редко сходятся во мнении 77% американцев?

Раньше в одном классе «Шепог-Вэлли» училось по 25 ребят. Теперь в некоторых случаях не больше 15. Это означает, что учителя «Шепог-Вэлли» могут уделять детям больше внимания, чем раньше, и здравый смысл подсказывает: чем больше внимания учитель уделяет каждому ученику, тем лучше тот учится.

По идее, ученики в новой малочисленной «Шепог-Вэли» должны демонстрировать более высокие академические успехи, чем в старой переполненной школе, правильно?

Как размер класса влияет на успеваемость?

Оказывается, есть весьма элегантный способ это проверить. В Коннектикуте полно таких школ, как «Шепог-Вэлли». В этом штате множество маленьких городишек с маленькими начальными школами, а маленькие начальные школы в маленьких городишках зависят от естественных колебаний рождаемости и цен на недвижимость. Иными словами, один год класс практически пустой, а в следующий — переполнен.

В другой средней школе Коннектикута в 2001 году в пятом классе училось 23 ребёнка. А в следующем всего десять! За эти два года в школе ничего не изменилось: те же учителя, тот же директор, те же учебники. Школа занимала то же здание в том же городе. Местная экономика и местное население оставались практически на одинаковом уровне. Изменилось только число учащихся в пятом классе. Если за год с большим набором учащихся оценки были выше, чем за год с маленьким набором, мы можем быть уверены, что причина в размере класса, верно?

Может ли размер класса повлиять на академические успехи?

Источник: mundurki-europy.blogspot.com

Итак, что же мы получим, воспользовавшись естественным экспериментом Коннектикута и сравнив междугодичные результаты каждого ребёнка, обучавшегося в маленьком классе, с результатами тех, кто учился в переполненных классах? Экономист Кэролайн Хоксби уже сравнила, проанализировав все начальные школы штата Коннектикут, и вот что она выявила:

Ничего!

Очень многие исследования не могут выявить статистически значимый эффект изменения той или иной политики. Это вовсе не означает, что эффекта не было. Просто имеющиеся данные не позволяют его обнаружить. Моё исследование показывает, что различия практически равны нулю.

Я получила абсолютный ноль. Другими словами, эффекта нет.

 
Кэролайн Хоксби
 

Это, понятное дело, всего одно исследование. Но картина отнюдь не проясняется, если взглянуть на все исследования, связанные с наполняемостью классов, а за многие годы таких накопилось сотни. В 15% случаев были обнаружены статистически значимые доказательства более высокой успеваемости в малочисленных классах. Приблизительно такой же процент исследований показал, что в маленьких классах успеваемость ухудшается. 20%, куда входит и работа Хоксби, вообще не выявили никакого эффекта, а остальные привели доказательства в пользу всех перечисленных версий, но они не настолько убедительны, чтобы делать какие-либо серьёзные выводы. Типичное исследование, связанное с размерами классов, обычно завершается абзацем, подобным следующему:

В четырёх странах — Австралии, Гонконге, Шотландии и Соединённых Штатах — наша идентификационная стратегия дала исключительно неточные оценки, которые не позволяют делать уверенных утверждений об эффекте размера классов. В двух странах — Греции и Исландии — были выявлены нетривиальные положительные последствия уменьшения численности классов. Франция — единственная страна, где отмечаются заслуживающие внимания различия в преподавании математики и естественных наук; в то время как при преподавании математики различия в наполняемости дают статистически значимый и существенный эффект, при преподавании естественных наук сопоставимого по значимости эффекта не наблюдается…

Понимаете, о чём речь? Проанализировав тысячи страниц с данными об успеваемости из восемнадцати стран, экономисты пришли к выводу, что только в двух из них (Греции и Исландии) «были выявлены нетривиальные положительные последствия уменьшения численности классов». Греция и Исландия?

Попытки сократить численность классов в Соединённых Штатах обернулись тем, что с 1996 по 2004 год нанята почти четверть миллиона новых учителей. За тот же период расходы на каждого ученика в США сократились на 21%; практически все эти многие десятки миллиардов долларов были пущены на заработную плату дополнительных учителей.

Можно с уверенностью утверждать: за последние два десятилетия ни одна профессия в мире не увеличивала свою численность в таких масштабах, так быстро или с такими затратами, как профессия учителя.

Страны одна за другой тратят огромные деньги, потому что, глядя на школу, подобную «Шепог-Вэлли», где у каждого учителя есть возможность найти к каждому ученику индивидуальный подход, мы думаем: «Вот в такую школу я бы хотел отдать своего ребёнка».

Однако факты свидетельствуют: то, что воспринимается как преимущество, вовсе таковым не является.

Школе грозит недобор — ох и непросто нам придётся!

Директора средней школы «Шепог-Вэлли» зовут Тереза Дебрито. За пять лет пребывания на этой должности она наблюдала, как с каждым годом уменьшается число поступающих учеников. Родители наверняка бы обрадовались такой новости. Но Дебрито подобная перспектива пугает. «Через несколько лет из начальной школы будет выпускаться меньше 50 детей. Ох, и тяжело же нам будет».

В чём же дело?

Любому учителю будет тяжело справиться с 40 детьми.

Источник: pinterest

В Израиле, например, традиционно довольно большие начальные классы. Система образования в этой стране опирается на «Правило Маймонида», получившее название по имени раввина XII века, согласно распоряжению которого в классе не должно учиться больше 40 детей. Иными словами, в начальных классах зачастую учится 38 или 39 детей. Хотя если в классе насчитывается 40 учеников, та же самая школа может внезапно разделить их на два класса по 20 человек. Если обратиться к анализу в стиле Хоксби и сравнить академические успехи большого класса и класса с 20 учениками, то окажется, что в маленьком классе успеваемость выше. И в этом нет ничего удивительного. Справиться с 37 детьми тяжело любому учителю.

А теперь вспомним Коннектикут. В школах, которые анализировала Хоксби, колебания в наполняемости классов располагались в очень узком интервале — между 17-20 и 20-25. Когда Хоксби говорит, что её исследование ничего не выявило, она имеет в виду, что в этом среднем диапазоне она не увидела преимуществ у классов с меньшим количеством учащихся.

Разница между классом из 18 детей и классом из 25 детей не так уж и велика.

Источник: queerty.com

Почему нет особой разницы между классом с 25 учениками и классом с 18? Нет сомнений, что последний вариант проще для учителя: меньше тетрадей для проверки, меньше детей, которых нужно запоминать и за успехами которых нужно следить.

Но маленький класс даёт положительные результаты только тогда, когда учителя меняют стиль преподавания при меньшей рабочей нагрузке. Имеющиеся данные свидетельствуют, что в среднем диапазоне учителя редко так делают. Они просто меньше работают.

Представьте, что вы врач и неожиданно узнаёте, что в пятницу вам предстоит принять 20 пациентов вместо 25, но оплата не изменится. Вы что, станете уделять каждому пациенту больше времени? Или уйдёте в половине седьмого вместо половины восьмого, чтобы наконец поужинать вместе с детьми?

Может ли класс быть слишком маленьким?

Огромное число опрошенных мною учителей в США и Канаде дало утвердительный ответ на этот вопрос. Вот типичное объяснение:

Для меня идеальное число — 18. Достаточно, чтобы ни один ребёнок в классе не чувствовал себя беззащитным, но при этом каждый мог почувствовать свою значимость. 18 человек легко разделить на группы по два, три или шесть — в зависимости от нужной степени интимности. 24 — второе любимое число; дополнительные шесть учеников ещё больше повышают вероятность того, что среди них окажется какой-нибудь шалун, бунтарь или даже два. Но его энергетическая масса больше напоминает аудиторию, чем команду. Добавьте ещё шесть учащихся до 30, и мы ослабим энергетические связи настолько, что даже самый харизматичный учитель не сумеет творить чудеса постоянно.

А что с другой стороной? Отнимите шесть от идеального числа и получите Тайную вечерю. Это проблема. Двенадцать человек легко разместятся за праздничным столом; но старшеклассникам очень сложно сохранять обособленность в случае необходимости. В группе из 12 человек очень легко доминировать хулигану или задире. Если число уменьшить до 6, в такой группе вообще невозможно оставаться независимым. К тому же не останется места для разнообразия мыслей и впечатлений.

12 человек — это удобно для праздничного стола, но недостаточно для школьного класса.

Источник: Википедия

Другими словами, справиться с маленьким классом учителю не проще, чем с большим. Как метко выразился один учитель, в слишком маленьком классе ученики начинают себя вести как «дети на заднем сиденье автомобиля. Задирам просто некуда деваться друг от друга».

Экономист Джесси Левин провёл интереснейшее исследование, объектом которого стали голландские ученики. Он подсчитал, сколько в классе учеников одного уровня академических способностей, и выяснил, что их число удивительным образом коррелирует с успеваемостью, особенно у отстающих учеников. Другими словами, если вы не самый сильный ученик, вам нужны рядом сверстники, задающие те же вопросы, решающие те же задачи и переживающее из-за тех же проблем.

Но в маленьких классах сделать это проблематично, утверждает Левин. В классе, где слишком мало учеников, снижается вероятность того, что дети будут окружены критической массой похожих на них ровесников. Слишком большое сокращение численности классов «лишает отстающих учеников возможности общаться со сверстниками, у которых можно учиться».

Задирам в маленьком классе просто некуда друг от друга деваться.

Источник: pbase.com

Теперь понимаете, почему Тереза Дебрито так беспокоилась о «Шепог-Вэлли»? Она директор средней школы, где обучаются дети как раз того возраста, в котором начинается трудный переход к подростковому периоду. Они неуклюжи, застенчивы и боятся показаться слишком умными. Увлечь их, заставить выйти за рамки стандартного общения с учителем типа «вопрос-ответ» — всё равно что «вырывать зубы». Она хотела слышать в классе множество разнообразных голосов и чувствовать оживление, генерируемое критической массой учеников, пытающихся разрешить одни и те же проблемы.

Чем больше учеников, тем разнообразнее протекают обсуждения. Если в классе слишком мало детей данного возраста, на них словно надевают намордник.

 
Тереза Дебрито
директор «Шепог-Вэлли»

Она не сказала этого вслух, но, если бы кто-нибудь вдруг решил выстроить огромный жилой массив на раскинувшемся рядом со школой поле, она бы особо не возражала.

Её мысль сводилась к тому, что мы помешались на плюсах маленьких и не задумываемся о плюсах больших классов. Какая-то странная образовательная философия, если она воспринимает одноклассников как конкурентов в борьбе за внимание учителя, а не как союзников в увлекательном путешествии за знаниями.

Вспоминая свой первый год работы учителем математики в классе на 29 человек, Тереза переносится на много лет назад:

Мне нравился шум. Нравилось слушать их болтовню. Ой, было очень весело!

 
Тереза Дебрито
 

В оформлении материала использована фотография Анри-Картье Брессона, сделанная в ходе его поездки в Москву в 1954 г.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
30 марта 2016, 18:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--