Юрий Середа

Российская школа — нервные дети

Один российский ребёнок на каникулах равен по эмоциональной энергии десяти чешским. Как успокоить нашу отечественную образовательную нервную систему?

Время чтения: 10 минут
Российская школа — нервные дети

 

Эту статью написал для нас Юрий Алексеевич Середа, кандидат педагогических наук. Работал в Москве в среднем и высшем образовании, активно занимался разработкой и внедрением в школы ИКТ, дистанционного обучения. Сейчас живет в Чехии.

Представьте Человека, который должен 5-6 дней в неделю ходить на работу. У него от двух до десяти начальников. Ежедневно, с вероятностью больше 50%, кто-то из начальников (как минимум, один) его вызывает «на ковёр». С вероятностью не менее 50% этот разговор заканчивается небольшим порицанием. Если порицание серьёзное, о нем мгновенно становится известно семье человека. Что, соответственно, приводит к выяснению отношений в стенах родного дома. И так каждый день! При этом Человек понимает, что к некоторым его коллегам начальники относятся не так, как к нему: не так сильно ругают за невыполненную работу, не так оценивают, не такой сложности дают задания, как ему…

Советский агитплакат.

Источник: tradingrussian.blogspot.com

Представили психологическое состояние Человека? Его раннее пробуждение и «желание» пойти на работу? А если ещё начальник любит дать «развернутую» оценку работы в присутствии всех коллег? И выхода ведь нет — во всех организациях такая система, только начальники на другое лицо. Пат!

А ведь Человеку — всего 9–10 лет…

Вот это, на мой взгляд, является главным отличием отечественной школы от зарубежной, где учителя воспринимают не как начальника, а как наставника, как человека, который может высказать свое мнение о неподготовленности ребенка к уроку, но это не отразится на взаимоотношениях в семье. Который может вызвать к доске, но, если ребёнок не захочет, вызовет другого ученика и продолжит урок. И дети на уроках не сидят в ожидании «вызовут или нет», а … спокойно учатся.

В российских школах спокойно учиться невозможно. Регулярно в нашем уютном доме на каникулах отдыхают российские ребята 8–14 лет. Умные, начитанные, находчивые, за свою жизнь посетившие 2-3 страны. У них образованные родители, искренне заботящиеся о развитии своего ребёнка. И каждый раз, радуясь их приезду, интересному общению, мы удивляемся их повышенной (в сравнении с чешскими детьми) эмоциональности. По степени участия в играх, восприятия посещений достопримечательностей наш российский ребенок сравним с десятью чехами (про всех европейцев говорить не буду). Как думаете, почему их нервная система такая «взрывная»?

Какие проблемы не решены?

Годы идут, а картина в среднем образовании не меняется. Несмотря на технический прогресс, на большой опыт многих авторских школ, направленных на развитие, на множество онлайн-ресурсов с уроками по всей школьной программе — практически во всех российских школах (пока) превалирует система, где учитель остаётся главным источником знаний.

Попытки некоторых учителей школ преподавать по другой технологии (смешанное обучение, авторские методики…) картину не меняет, а, наоборот, приводит к различным проблемам. Педколлектив не понимает, как проводить замену урока в классе, работающем по другой технологии; родители не понимают, зачем вообще новая методика нужна. А новые (или хорошо забытые старые, но не внедряемые массово) подходы нужны. И вот почему.

Учитель сейчас уже не основной источник знания.

Советский агитплакат.

Источник: relax.ru

Если мы это принимаем, это означает, что с учителем ученик может спорить. Чем дальше, тем этих споров будет только больше. И у учителя остается только единственный правильный выход — быть над этим спором, управлять им. Чтобы уметь спорить, учитель должен иметь определенные навыки участия в дебатах. Тема дебатов достаточно популярна среди российского студенчества, но, если для студентов каких-то вузов это является хобби, то для студентов педвузов это должно быть правилом! Только поучаствовав лично несколько раз в дебатах, можно попробовать себя в роли эксперта. И вот этот опыт остро необходим сейчас современному учителю, выстраивающему учебный процесс в форме диалога в классе, провоцируя ребят на решение проблемных задач, позиционируя себя в качестве наставника.

Учитель-наставник… Кто он? Этот человек не только должен быть профессионалом в своём предмете (это не обсуждается!), но он должен быть:
1) авторитетом для детей;
2) уметь управлять коллективом, держать его в центре своего внимания;
3) уметь работать со всем классом и с группами по отдельности;
4) уметь импровизировать, не выходя «за рамки программы».

Вам никого это не напоминает? Не кажется ли вам, что эти задачи похожи на задачи, стоящие перед артистами театра? Они в который раз играют одну и ту же пьесу, которую зрители не только читали, но и смотрели раньше, и всё равно умудряются держать зал в напряжении! Но почему в программу педагогических вузов, в программу повышения квалификации учителей не входят занятия по сценическому и ораторскому искусству, по режиссуре? Ведь ситуации в двух профессиях очень даже похожи, только ответственность «немного» разная!

Информации (не только технической, но и учебной!) с каждым годом становится все больше.

Советский агитплакат.

Источник: www.savok.org

При этом, несмотря на все принятые нормы, отследить количество проведенного учеником времени за выполнением домашнего задания крайне сложно. Кому-то хватает двух часов, а кто-то из детей сидит до ночи. Тема вечная и решения нет. Или, по крайней мере, не было до появления технологии «перевернутого обучения», где дети дома изучают тему, делают несколько простых примеров, а работа над сложными заданиями проходит уже в школе. При таком подходе просчитать продолжительность выполнения домашнего задания гораздо проще. Да и весь процесс ставится с «головы на ноги»: ребенок учится учиться, идёт в школу решать сложные задачи — вместе с учителем и друзьями.

Что нужно для перехода на эту технологию? Во-первых, определиться с контентом для детей по предметам: учебник (обязательно) плюс один-два (!) общих для всех предметников интернет-ресурсов. На мой взгляд, наши учебники не отвечают данной технологии, написаны они для учителя, а не для детей и обязательно нужно создавать новые. Но пока других у нас нет, а время уходит…

Во-вторых, разработать в школе план поэтапного перехода на данную систему. Например: со следующего учебного года по этой методике все учителя работают в 5-7, 10-х классах всю первую четверть. На второй год год — классы 5-8, 10-11 всё первое полугодие. И т. д. Конечно, без руководящей роли администрации такой переход не осуществить.

Методика оценки знаний устарела.

Советский агитплакат для мужских школ.

Источник: propagandahistory.ru

Недавно обсуждали с коллегами эту тему. Вот такой диалог у нас получился:

(коллеги) Вы неправильно ставите итоговую оценку! Если ученик получил по контрольным работам «3» и «5», то нужно ставить «4». А вы почему-то ставите «5»! А у другого ученика «5» и «3», так вы ему поставили «3»!
(я) Последняя оценка — это оценка за годовую контрольную работу, в которой был весь материал, которая была единой для всех и на которой никто не смог списать. Так?
— Так.
— Так вот эта годовая и является показателем его знаний!
— Получается, что предыдущие оценки вам не нужны и весь год ученик учился «для себя»?
— А для кого ещё? Представим, у вас учатся два ученика. Ученик 1 регулярно ходит на занятия, отвечает у доски, регулярно получает твёрдые «4», иногда даже «5». Годовую контрольную он пишет на «5». Что вы ему поставите за год?
— «4».
— Хорошо. Ученик 2 много болеет, пропускает занятия, пропускает текущие контрольные. Но собирается с силами, приходит на годовую контрольную, получает «5». Что вы ему поставите за год?
— «5».
— Вывод: чтобы получить хорошую оценку за год, ваши занятия лучше посещать как можно реже…

Так как и за что ставить оценки ученикам, если учитель у нас всё-таки наставник, а обсуждение строится в форме диалога? Может быть, ограничиться только контрольными работами, едиными для всех учеников как по содержанию, так и по оцениванию? Если трудно отказаться от оценок, их воспитательной (а есть ли такая?) роли, то, по крайней мере, не учитывать текущие оценки при выставлении итоговой? А если учитывать, то для ответа у доски, письменного теста, текущих и итоговых контрольных работ ввести свой «вес»? Тем более, что сделать это в электронных дневниках технически несложно (в чешских школах именно так работает электронный журнал).Только не забыть сообщить о таких изменениях родителям и детям!

От школьника требуется создание индивидуального проекта.

Советский агитплакат.

Источник: relax.ru

Раньше это было «по желанию», сейчас это стало нормой. При работе над проектом учителю нужно не только найти тему, но и правильно её преподнести, увлечь ею ребенка. Причём сделать желательно это так, чтобы в формировании темы принимал участие и сам ученик! Если честно, я плохо понимаю, как это можно качественно сделать без знания ТРИЗ-технологии. Об этом много пишут, фамилии ТРИЗ-основателей и сподвижников широко известны не только в России, а примеров внедрения этого направления в среднюю школу — единицы! Почему этот предмет не сделать обязательным для студентов педвузов и слушателей курсов повышения квалификации? Почему в наших школах, нацеленных на развитие «в ногу со временем», не ввести его хотя бы факультативно?

Знания — европейские, а аттестат не котируется.

Наша система образования старается перенять лучшие наработки мировой практики. Российские ребята по уровню знаний не уступают ребятам из Европы. Но: наш аттестат не принимается автоматом в западных вузах! Одна из проблем — разница в продолжительности обучения: в России — 11 лет, а стандарт для Европы — 12 (в чешских гимназиях и вовсе 13!). Но если уж мы перешли в высшем образовании на болонскую систему, если мы признаём увеличение нагрузки на ученика в школе, то почему мы «оставляем на потом» вопрос 12-летнего образования? Это ведь не только вопрос «конвертируемости» аттестата, это вопрос психологического состояния наших детей!

Резюме: что нужно сделать, чтобы стало лучше?

  • определиться с единой системой оценивания учащихся внутри одного методического объединения учителей, внутри одной школы, одного департамента;

  • снизить психологическую нагрузку на ученика при обучении путём перехода на 12-летнее образование;

  • поставить целью обучения в 5–9 классах не успешное прохождение государственной итоговой аттестации, а помощь ребёнку в выборе профессии;
  • снизить нагрузку на учителей, обязав школы иметь только один журнал для оценок: или бумажный, или электронный. Или, как компромисс, при наличии электронного журнала в бумажный выставлять только итоговые годовые оценки;

  • повысить уровень профессионализма учителей, введя в систему повышения квалификации, в программу педагогических вузов обязательные курсы по ТРИЗ-технологии, системе Станиславского, организации проведения дебатов;

  • увеличить престиж учительской профессии, организовав на основных ТВ-каналах регулярные передачи, посвящённые системе среднего образования. Уделить этому вопросу такое же время и внимание, как медицине и обороне!


Всего несколько пунктов (конечно, это далеко не весь список!), которые помогут нашему молодому поколению научиться анализировать предлагаемую информацию (не только с экрана телевизора, но и с интернет-ресурсов), аргументировать и отстаивать свои взгляды, стремиться не к получению «очередной корочки», а к профессиональной самореализации. Так просто их перечислить, так просто их написать и так сложно перевести их с экрана в отдельную школу, в отдельный департамент, в отдельный вуз... Но мы ведь хотим, чтобы наши дети были счастливыми, не правда ли? 

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
24 марта 2016, 12:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--