7 золотых текстов Алисы Загрядской
12+
  вернуться Время чтения: 7 минут   |   Комментариев: 4
Сохранить

7 золотых текстов Алисы Загрядской

Изучение эстетики и смерти, кавайи, философия сознания и гендерные стереотипы — вот чем может интересоваться один и тот же человек.

Как вы знаете, Newtonew временно переходит в режим самиздата в связи с прекращением финансирования. Мы по-прежнему будем заниматься Newtonew регулярно и с полной самоотдачей, но уже в новом качестве — счастливых управляющих потрясающего медиа. Я хочу, чтобы вы знали лица и имена тех авторов и редакторов, которые сделали Newtonew таким, какой он есть, и готовы развивать его дальше.

Знакомьтесь, это Алиса. Алиса — человек, который разрывается между безумием постмодернизма и классическим академизмом, и от того её тексты становятся ещё занятнее. Кандидат философских наук, игровой сценарист, трансгуманист и любитель сетевого трэша создаёт для Newtonew самые выдержанные (как хороший коньяк) тексты. 

Алиса выбрала 7 текстов из написанных за три года и прокомментировала каждый из них. 

image_image

1. «Идолы», которые мешают мыслить

Эта статья — часть мини-проекта, в рамках которого я решила рассказывать о важных идеях из европейской философии в формате небольших статей. Само собой, много тонкостей в такие материалы не поместится, и любой порядочный философ скажет, что они непростительно куцые и упрощённые. Да и вообще нужно читать первоисточники. В оригинале.

Однако мне первом курсе университета (тогда деревья были большими, Википедия — маленькой, а за интернетом мы ходили в библиотеку и компьютерный клуб) такие штуки очень бы пригодились. Они могут быть первой ступенькой перед обращением к самим философским сочинениям, многие из которых неподготовленному читателю даются не сразу.

2. Беспощадный кавай: почему мы без ума от всего милого?

Книгу Инухико Ёмота мне подарил друг на Новый год, но прочитала я её только через пару месяцев, в Ханое. Северный Вьетнам оказался прекрасным местом, чтобы читать о милых вещах и их мрачной изнанке. Конечно, работа Ёмота посвящена в первую очередь японскому национальному характеру и эстетическим взглядам, но в какой-то мере то, о чём там идёт речь, справедливо и для других азиатских стран. 

Скажем, маленьких собачек в Ханое можно увидеть как в розовых костюмчиках со стразами, так и в копчёном виде на трущобном рынке. Благодаря этой книге я поняла, почему в детстве отказывалась брать любимую игрушку в кабинет забора крови — потому что кавай после Освенцима невозможен. К сожалению, даже самые тёплые и милые вещи не могут полностью защитить нас от страшного, а само их присутствие рядом, когда страшное всё-таки случается, превращает ситуацию в невыносимый гротеск.

3. Наука о смерти

По подбору тем и по комментариям вам может показаться, что я мрачный человек — и, возможно, с травмированной психикой. Такое мнение часто высказывают по отношению к людям, которые игнорируют табу, связанные с обсуждением страдания и смерти. Но я уверена, что как раз способность открыто рассуждать о таких вещах — это свойство здоровой психики.

Мы все так или иначе будем травмированы, потому что потери и боль неизбежны. Вопрос в том, как именно мы их принимаем. Вне религиозного контекста мы почти не умеем говорить об смерти, практики не наработаны. А ведь возможность без суеверий и страхов отдавать распоряжения о собственных похоронах — это способ избавить своих близких от лишних хлопот и навязанных услуг в тяжёлый для них момент. Пересмотреть околосмертные практики и вообще адекватно поддерживать разговор помогают death studies, науки о смерти. О них и рассказывает эта статья, которая может принести кому-нибудь психотерапевтическую пользу.

4. Эстетическое воспитание в любом возрасте

Изучению эстетики я посвятила семь лет жизни, так что было бы неправильно никак не обратиться к эстетической теории в материалах Newtonew. Особенно было приятно получить комментарий о том, что одна из наших читательниц решила использовать тезисы из этой статьи на своих занятиях. 

Судя по всему, получилось сделать полезный материал, который в сжатом виде рассказывает о самых общих положениях теории искусства. Популяризация открытых источников прекрасного среди преподавателей — это вообще одна из тех задач, которую ставили, создавая проект.

5. Восточная и западная культура: начало прекрасной дружбы

Япония — это одно из моих увлечений, хотя японистикой я никогда в академическом плане не занималась. О теме взаимоотношений востока и запада я стала размышлять, пока интересовалась возрожденческими явлениями в культуре — существует теория циклических ренессансов. 

Расцвет культуры в России, который называют Серебряным веком, совпал с интересом к востоку. Ну и вообще в конце XIX века европейцы обнаружили, что в мире есть и другие люди, которые тоже имеют свой уникальный опыт. Сегодня на фоне кризиса, который переживает западный субъект, мы можем почерпнуть из восточного мировоззрения что-то ценное (я не про копчёных собак, а про дзенский подход к вещам).

6. Философия Платона: как выбраться из пещеры?

Философия сознания — это область науки, по которой я сильно угорела уже после того, как закончила аспирантуру по другому направлению. Если говорить с точки зрения актуальности, то, на мой взгляд, сегодня главный философский фронтир именно здесь — как говорится, между ушами. Изучение теории сознания открывает новые, неизведанные области там, где еще недавно все казалось понятным, и преодолевает глупые раздоры между «физиками» и «лириками». 

Платон в этом смысле невероятно крут. В европейской традиции именно с него всё начинается в плане изучения того, как мы воспринимаем мир, и именно к его примерам обращаются сегодня когнититвисты, выступающие на TED. Просто не представляю, как вообще ему пришли в голову некоторые вещи. Казалось бы, живи в солнечной Греции, пей вино и радуйся! Но настоящий мыслитель так не может, он постоянно задаёт вопросы, в том числе неудобные и такие, от которых скрипит мозг. Наша возможность осознавать себя от первого лица, фиксировать себя во времени и переживать непередаваемые квалиа — поводы для размышлений ещё на много эпох вперёд.

7. Мальчики — направо девочки — налево

Меня лично игрушечные динозавры интересовали больше, чем куклы и машинки, но и играть с «мальчишескими» игрушками мне никто не мешал. Поэтому идеи об игрушках для мальчиков и девочек всегда казались мне какими-то инопланетными. 

В «Левой руке тьмы» Урсулы Ле Гуин рассказывается о жителях планеты Зима, у которых нет концепции пола, а есть последовательные состояния, которые они чередуют. Поэтому земляне, которые строго делятся на два пола, вызывают у них когнитивный диссонанс. Примерно так я смотрю на обязательные гендерные требования к выбору игрушек и многих других вещей. 

Я благодарна своей семье за то, что даже подростковый возраст прожила в симпатии к своей внешности, за здоровое отношение к телу, за то, что удить рыбу и колоть дрова для меня не труднее, чем, скажем, шить (никогда не знаешь, какие навыки пригодятся завтра, всё-таки, в России живём). При этом множество людей поддерживают и передают своим детям бессмысленные стереотипы из-за того, что в детстве им говорили «Девочки так не делают» или «Не плачь, ты же мальчик».

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Сказ о том, как наш философ нашего писателя из гимназии выгнал

Наука о смерти

О толстяках, вагонетках и моральной философии роботов