Как защитить скромные интересы потенциальных гениев
  вернуться Время чтения: 9 минут   |   Комментариев нет
Сохранить

Как защитить скромные интересы потенциальных гениев

Как помочь потенциальным гениям реализовать их возможности и защитить их скромные интересы.

Отвечает Александр Чирцов
доктор технических наук, профессор кафедры физики Университета ИТМО

В эпоху бурного и перманентного развития реформ системы образования происходят весьма противоречивые процессы и тенденции, в потоке которых мелькают и явно полезные, и явно вредные, и неоднозначные.

Среди неоднозначных — демократизация системы обучения. Если перевести этот термин на русский язык, это означает, что в образовательном процессе повышенное внимание уделяется пристальному контролю за соблюдением законных прав всех его участников.

С одной стороны, это очень хорошо: рисуемые воображением (а иногда, увы, и существующие в реальности) сцены из фильма ужасов о невзлюбившем беззащитное и ранимое дитя свирепом учителе или профессоре, конечно же, недопустимы.

Но, устремившись в погоню за равными возможностями для всех и ориентируясь на усреднённый по массовым показателям уровень, не теряем ли мы нечто очень ценное, порой ущемляя права тех, кто хочет и может учиться на уровне, превышающем «усреднённую планку»?
Кадр из к/ф «Октябрьское небо», 1999 г.

Источник: kinopoisk.ru

Давайте посмотрим правде в глаза. Сколько раз студент, получивший «неуд», имеет официальное право пересдавать экзамен? Как правило, три. Сколько раз студент, допустивший неточность в ответе (или даже недоучивший что-то) и получивший «хорошо», имеет официальное право попытаться пересдать экзамен на «отлично»? Ни разу.

Но в наш век всеобщей коммерциализации всё ещё встречаются такие «вымирающие динозавры», для которых получить «отлично» по-прежнему значимо. Внимание, вопрос: Чьи интересы ущемляются в этом случае?

Правда, оценки для тех, кто хочет и может учить и учиться — не самое главное. Гораздо важнее другое.

После усиленной подготовки к ЕГЭ в средних учебных заведениях и успешной их сдачи возникает немалочисленный контингент, прилежно выучивший минимум определений, утверждений, теорем и формул. Далеко не всегда этому сопутствует понимание, что всё выученное следует не только помнить, но ещё и уметь обосновывать. Контингент, не умеющий обосновывать и не понимающий, зачем нужно такое умение. Умеющий отчитываться за свои знания только в письменной форме.

С умением обоснованно, точно и логично излагать свои не всегда систематические знания в области точных наук у подрастающих сегодня «физиков» и особенно «лириков» имеются некоторые проблемы. В среднем, разумеется.

Но ведь именно на среднего слушателя неизбежно ориентируется и лектор университета. В результате на первых семестрах неизбежно возникают повторения школьного материала. Иначе немалая часть студентов оказывается «обречённой». Имеет ли моральное право преподаватель университета бросить эту группу своих учеников в режим самостоятельного выживания? Разумеется, нет.

Права данной части аудитории обучаемых следует соблюдать: ведь заметная их доля (не все, конечно) со временем поймёт, что игра мысли нисколько не скучнее игры в мяч или компьютерной «стрелялки», и постепенно втянется в учебно-научный процесс университета.

Но как быть с теми, кто с самого начала успешно учился в школах и лицеях «с углубленным изучением», чуть меньше других ходил в клубы и не пополнял ряды диванных войск на развлекательных сайтах? Как быть с теми, кто вовремя освоил необходимый базовый уровень? Ведь им заново слушать уже пройденное, мягко говоря, скучновато.

Как сделать обучение индивидуализированным

Выход из описанного и реально существующего противоречия имеется и давно известен. Он называется «индивидуализированное обучение». Его самый очевидный вариант уже давно используется рядом учебных заведений с высокой репутацией. Все базовые курсы по физике и математике читаются одновременно в двух аудиториях. В одной — соответствующий государственному стандарту курс, в соседней — существенно более углубленный и усиленный.

Учащиеся сами выбирают, какой из курсов посещать и по какой программе сдавать экзамен. В сбалансированной системе усиленный курс выбирают около 20% учащихся (хотя на первой лекции по такой системе преподаватель стандартного курса, как правило, оказывается в пустой аудитории, но через неделю-другую всё встает на свои места).

Практически все посещающие усиленные лекционные курсы добровольно выбирают усложненные варианты экзамена. Такой поступок продиктован не правилами и регламентами, а собственным стремлением поддержать высокую репутацию. Выбравшие «стандартные курсы» слегка подшучивают над «интенсивными трудягами». А что ещё остается делать, если немного завидно? Правда, выход имеется — хорошо освоить свой курс в текущем семестре, а в следующем выбрать курс усиленный.

Кадр из к/ф «Октябрьское небо», 1999 г.

Источник: kinopoisk.ru

Против такой системы нередко звучат возражения. Первое — экономического характера: двойная трата государственных средств на удвоенный штат преподавателей. Давайте прикинем: во время семестра на одном курсе бакалавриата читается 2-3 общих курса физико-математической направленности, в лучшем случае по 2 пары (4 часа) в неделю каждый. Умножаем на 4 курса бакалавриата, делим на общую недельную нагрузку преподавателей негуманитарных дисциплин… Кроме того, читать на усиленном потоке сильные преподаватели считают для себя честью и нередко готовы делать это «из чистой любви к искусству».

Второе возражение касается некорректности процедуры выдачи одинаковых дипломов студентам, прослушавшим лекции на традиционном и усиленном потоках. Строгое следование подобным ограничениям привело бы к требованию бессменного чтения одного курса одним преподавателем, поскольку каждый настоящий лектор читает свой курс немного по-своему и, более того, изменяет его при каждом прочтении.

Также возможен более мягкий (промежуточный и низкобюджетный) вариант индивидуализированного обучения, особенно полезный там, где число аудиторных часов на общие курсы сведено до минимума (1 лекция в неделю или ещё меньше).

Общие и обязательные для всех участников учебного процесса лекции читаются в соответствии с указанным минимальным количеством часов. В таком варианте времени, как правило, хватает только на оглашение формулировок общих принципов и следствий из них. Без выводов и доказательств. Для определённой части учащихся и этого более чем достаточно. Более мотивированная часть может либо самостоятельно открыть для себя пропущенные обоснования (активная творческая форма обучения), либо найти их в литературе или интернете (обучение работе с источниками информации), либо освоить на лекциях дополнительной (углублённой) части курса, читаемых в необязательные для всеобщего посещения часы.

В условиях подобного дефицита аудиторного времени, естественно, было бы недопустимым расточительством повторение материала, подлежащего освоению на предшествующих уровнях обучения. Сегодня появился вполне работоспособный вариант компенсации периодически возникающих пробелов в знаниях и компетенциях, необходимых для освоения курсов. Это онлайн-обучение. Технологии МООС позволяют создавать приближенные к реальным курсам удалённые варианты при условии отказа от попыток их заполнения бездоказательно-лозунговым содержанием. Именно такое использование МООС-технологий, по мнению автора этих строк и нескольких онлайн-курсов по физике, является оправданным и полезным элементом информатизации образования.

Как сделать экзамены индивидуализированными

Сегодня очень популярны письменные формы экзаменов. Они ставят всех обучающихся в равное положение, минимизируют возможности предвзятого отношения со стороны экзаменатора и имеют множество иных преимуществ, с существованием которых нельзя не согласиться.

Однако письменная форма лишает учащихся возможности участия в весьма важной форме обучения — личном общении с преподавателем, а экзаменатора — обратной связи для адекватной оценки качества усвоения аудиторией материала.

Естественный выход — смешанный письменно-устный экзамен. На первом этапе осуществляется равный для всех участников контроль знания базового минимума по курсу. Именно отсутствие базовых знаний является основанием для выставления оценки «неуд», а порой и для отчисления экзаменуемого. Важно, что эти не слишком приятные процедуры оказываются подтверждёнными листом экзаменационного ответа.

Кадр из к/ф «Октябрьское небо», 1999 г.

Источник: kinopoisk.ru

Второй этап — только для тех, чья подготовка оказалось достойной для участия в нём. Это индивидуальная беседа с лектором. Беседе с хорошо подготовленными студентами уделяется существенно больше времени за счёт его экономии на тех, кто тоже сэкономил — сэкономил свои усилия при подготовке. Не допущенные к устной части экзамена или не пожелавшие принять в нём участие студенты, очевидно, не могут получить отличной оценки. Верхним пределом их мечтаний может быть только оценка «хорошо с очень большим минусом».

Как дать раннюю возможность проведения научных исследований

Сегодня много говорится о целесообразности раннего привлечения учащихся младших курсов бакалавриата (и даже наиболее мотивированных школьников-старшеклассников) к научным исследованиям. В реальности речь идет об активных формах обучения с поисковой работой учащегося, содержащей элементы научного исследования. Обучать приёмам научной деятельности тех, кто мечтает заняться ей в будущем, можно и нужно. Но не в ущерб базовому образованию.

Кадр из к/ф «Октябрьское небо», 1999 г.

Источник: kinopoisk.ru

Наиболее естественный путь — индивидуальные мини-исследования учащихся по темам, близким к читаемым им курсам, но выходящих за рамки обязательной программы. Такие учебные исследования могут проводиться как в научных и даже учебных лабораториях, так и дома в ходе изучения виртуальных моделей систем или в сети с помощью интерактивных конструкторов. Результаты таких исследований докладываются на курсовых мини-конференциях и учитываются при выставлении экзаменационных оценок. Лучшие работы и доклады рекомендуются к представлению на официальных конференциях или к опубликованию в периодической печати.

Иногда говорят, что гениями становятся вне зависимости от того, учат их чему-нибудь или нет. Думаю, что всё не столь однозначно. Одни потенциальные гении устроены именно так, другие — по-другому. И если мы действительно хотим, чтобы тех, кого потом назовут гениями, стало больше, кажется разумным не полагаться только на их силы. Разумно им немного помочь.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Учёба в зарубежном вузе — шаг к взрослой жизни

«А скидочку дадите?», или частичные стипендии за рубежом

Где учиться нейротех-программированию