Декаданс российского кино
  вернуться Время чтения: 10 минут   |   Комментариев: 8
Сохранить

Декаданс российского кино

Кто виноват в том, что современное российское массовое кино выглядит бездарно и беспомощно, и что со всем этим делать?

Бездарное кино смотрят, потому что его выпускают, и выпускают, потому что его смотрят.

Система такова: откармливая зрителя бездарными киноподелками, мы, конечно же, приучим его к этим киноподелкам. А раз зритель это смотрит, покупает билеты, делает рейтинги, то подобные киноподелки мы, дельцы от мира кино, и будем штамповать. Круг замыкается, главный аргумент: зритель на это идёт. Так функционирует эта рыболовная компания. Сети расставлены, рыбы обречены.

Кто виноват? Можно кивнуть на зрителя: зачем ты включаешь телевизор, что ищешь ты в этом допотопном сооружении? Зачем ты покупаешь билет на условных «Супербобровых» или идёшь на романтическую комедию про адюльтер и прочие половые приключения?

 

Источник: YouTube

Но рядовой зритель не умеет оценивать качество кино, а критике совершенно не доверяет. Если литературу ему в школе ещё преподавали и про метафору он что-нибудь вспомнит, то вот что такого хорошего есть в Эйзенштейне, а в «Супербобровых» нет — он не очень понимает. Он не очень понимает, как вообще можно объективно оценивать кино. На вкус и цвет же, разве не так? Везде его окружает развлекательная кинопродукция сомнительного качества: менты, бобровы, ремейки советских кинолент. Как такому зрителю дорасти до серьёзного кино? Кто укажет ему ориентир, обозначит критерии оценки кинофильма?

 

Источник: YouTube

Кино — это сложное искусство, и для его анализа требуются некоторые навыки. Массового зрителя нужно поднимать до определённого уровня, а не лукаво угождать ему, заполняя эфиры и кинотеатры слабым контентом. Но пока система будет ставить во главу угла прибыль, возможности научить зрителя смотреть хорошее кино не появится. Низкие требования к качеству продукта — низкие требования к уровню исполнителей (авторов) — низкий уровень массового зрителя. Вот нехитрая триада.

Впрочем, требования не столько низкие, сколько извращённые. Вот в чём это извращение:

Одна из главных бед современного массового отечественного кинематографа — это его копировальный метод работы.

Понимая привлекательность дорогих западных фильмов, красочность спецэффектов, узнаваемость персонажей, создатели пытаются сделать примерно такой же продукт, но на нашей почве. То про супергероев, то про прожигателей жизни.

Хорошо продаются всяческие «супермены»? Втюхаем «Супербобровых»! В стремлении дать западный аналог, скопировать «супергероическую» модель, но по-нашему, на фоне родненьких сосен, авторы подобных поделок создают уродливые карикатуры. Слабые технически, идейно примитивные, потакающие самому непритязательному зрителю, они вызывают отвращение и недоумение. Кассовая борьба с «западным кино» ведётся отчего-то при помощи кальки: на каждого вашего супергероя у нас есть свой супергерой. Беда только в том, что герой этот априори вторичен. Отказ от новаторства, от поиска, от подлинной самобытности — это художественное бессилие.

…Но вот уже в 2017 году ожидается кинолента «Защитники». Опять создателям не даёт покоя успех голливудских кинолент. Опять делается упор на спецэффекты. Чего ждать от этого фильма? Того же, что и можно ждать от купленных на рынке кроссов «abibas» — сделанные по образцу и сделанные плохо, они скоро развалятся и отправятся на свалку.

Только вот на создание этих кроссовок не было затрачено 380 000 000 рублей.
 

Источник: YouTube

Есть ещё одна проблема — когда за мнимой серьёзностью/важностью/священностью темы пытаются спрятать никудышное техническое исполнение, слабый художественный уровень и прочие недостатки.

Пышное, цветастое отечественное военное кино любит прятаться за значительность темы и силу спецэффектов. Психология, логика, образный ряд — всё это растворяется среди взрывов, батальных сцен и героически выпученных глаз.

Подобной спекуляцией занимаются и авторы киноподелок на православную тему.

 

Источник: YouTube

Не самый ужасный образец — «Необыкновенное путешествие Серафимы» — просто плохо выполнен. В чём дело? Рисовали энтузиасты? Аниматоров не впечатлила слабая история? В любом случае, такая кинолента не может претендовать на серьёзное высказывание, как не может быть гимном частушка или дворовая дразнилка. Хештег «православное кино» ещё не служит спасением от идиотских сюжетов и криворуких мастеров. А «священные темы», будь то Великая Отечественная или жития святых, всё равно должны быть убедительно, профессионально исполнены — от сценария и до озвучки. Тем более если вы заручились финансовой поддержкой Минкульта. В противном случае — спекуляция, полуфабрикат и осквернение тех самых священных тем.

И как итог всего этого из мрачных глубин в мир выползает маргинальная кинолента «Дети против волшебников», каким-то образом поддержанная Минкультом.

 

Источник: YouTube

Визуально омерзительная, прямолинейная в своей агрессивной проповеди, утверждающая квазиправославные ценности через ненависть, поставленная по аляпистой ахинее утаившего своё истинное имя графомана.

Подчиняясь тупому сюжету, ковыляют по экрану уродцы в уродливом пространстве и выдают за христианские ценности свой озлобленный бубнёж про исключительность нации.

Ещё одна беда, которую чиновники от искусства относительно недавно честно признали — отсутствие детского кино. К такой ситуации привела сомнительная политика Минкульта и студий, занимающихся производством кино.

Детское кино — жанр сложнейший, потому что, во-первых, всегда подразумевает два пласта: дети в кино обычно одни не ходят — приходится развлекать и родителей, транслируя и для них определённое послание. Детское кино должно изобретательно удерживать внимание ребёнка, ненавязчиво выводя его на разговор о важных вопросах.

Во-вторых, хорошее детское кино должны делать по-настоящему сильные авторы. На коленке историю для ребёнка не сочинишь. Бригада шутников-кавээнщиков, обслуживающих сериальный конвейер, тоже вряд ли поможет. Тут требуется и талант, и чуткость, и умение убедительно создавать новые миры.

 

Источник: YouTube

Но деньги почему-то до сих пор выделяются на такую устаревшую модель, как «Ералаш». Никто не умаляет заслуг этого юмористического журнала, однако некоторые форматы ветшают безвозвратно. Смотреть «Новый Ералаш» невозможно. Некоторым успешным в прошлом проектам давно пора занять почётное и заслуженное место в музее. Иначе мы рискуем расплодить монстров вроде «Кавказская пленница-2», когда спекуляция на известном фильме и исчерпанность замысла рождают подобных монстров.

 

Источник: YouTube

Еще сложнее с кино для подростков. Говорить с ними на известном языке советского фильма уже не получается — архаично, неинтересно. А нового языка, вызывающего доверие, ещё не изобретено.

Но если детско-юношеское кино де-факто отсутствует — на что же выделялись деньги, на какие шедевры?

Допустим, дело обстоит так:

Существует студия. Студия участвует в конкурсах Минкульта. У Минкульта есть список приоритетных тем (для производства фильма на приоритетную тему проще получить финансирование). Среди них и детское кино. Студия решает получить финансирование на производство этого самого детского кино. Какой-нибудь автор третьего ряда, Пётр Петрович, хороший знакомый Сергея Сергеича, главаря студии, напишет на кухне пару страниц синопсиса очаровательной (он в этот момент представляет гонорар, оттого и очарованность) детской истории.

Занятой Сергей Сергеич, в последний раз читавший литературу в спешке перед экзаменом, пролистает опус коллеги, кивнёт, они заключат договор, положат бумаги в Минкульт…

И не будет секретом, что огромную роль в так называемой конкурсной основе играют знакомства и хорошие отношения хороших людей, занятых хорошим делом.

Опус разрастётся в сценарий, к сценарию приставят режиссёра — какого-нибудь деятеля, снимавшего пятую, шестую и десятую серию шестого сезона для сериала, с успехом прошедшего на ТВ в 2007 году. Проект запустится. Забегают администраторы, менеджеры, актёры. На экраны выйдет конечный продукт с печатью Министерства Культуры. Или не выйдет.

По проверенным схемам работать проще, чем отдать деньги нищей студийке под «артхаусный» (вредное слово со стёршимся смыслом) проект, на который вряд ли кто придёт. А вот дать деньги знакомым людям, у которых есть ресурс, команда, которые каждый год выпускают по отечественному блокбастеру, и он даже не проваливается — это надёжно.

Почему же тогда эти люди, обладающие ресурсом, не выпускают качественное кино?
  • Ну, во-первых, иногда выпускают, будем честны. Но. Это связано с рисками, а рисковать деньгами никто не намерен. Если платят за товар, наскоро скроенный, то качественного товара ожидать не стоит.
  • Во-вторых, не стоит думать, что люди, занимающиеся кино, занимаются им заслуженно. Там так же хватает некомпетентных деятелей, проповедников «народного» кино, алчно поглядывающих на западный масштаб проката и сборов и пускающих скупую слезу на русскую невнятную душевность, подменяющую им искусство. Делать прибыль они, может, и умеют. А вот делать и оценивать кино — ни в коем случае.
  • В-третьих, индустрия тесна, места поделены, лифты работают плохо, кумовство работает хорошо, а репутацию, судя по всему, испортить просто невозможно, какой бы ужас ты не снял. Народится у страны пять хороших творцов: два из них сгинут по пути в индустрию, обутые продюсерами. Два — затеряются в индустрии, клепая сериалы или так называемые телемувики. Один — вероятно, да, воссияет над индустрией. Надолго ли?
  • В-четвёртых, вспомним про зрителя, которого приучили к слабому кино. Приучили к глупому слову «артхаус», означающему для него всё непонятное, сложное, не пронзённое предельно конкретной осью сюжета. Массовый зритель жаждет в кинотеатре развеяться, отдохнуть, повеселиться и перекусить под разноцветные картинки. Пока он таков, никакое качественное кино ему не нужно.
  • В-пятых, у нас начисто отсутствует понимание критики. Критик — это тот, у кого не получается самому создавать, а он что-то мелет. Как часто встречается безумная фраза про «сам бы взял и сделал». Так действительно мыслят. Критике не доверяют. В народе бродят страшнейшие фразы: «на вкус и цвет» и прочие детсадовские аргументы. Кино не понимают, а критику не воспринимают.
Страна Белинского и Добролюбова институт критики спокойно похоронила.

Без критики такое сложное искусство, как кино, понять проблематично. Критик нужен народу, но народ пока его отторгает, талдыча неандертальскую бессмыслицу про разные фломастеры или товарищей, которых нет. Откуда-то в людях заложена уверенность, что киноискусство нельзя объективно оценить. Нельзя оценить монтажные стыки? Нельзя оценить свет? Ракурс? Нельзя оценить стройность истории, актуальность и смысловую наполненность высказывания?

Критика занимается этой оценкой. И с критикой у нас в стране дела обстоят гораздо лучше, чем с кинематографом, но при этом массовым зрителем она игнорируется, вот в чём парадокс.

…Но и многие кинодельцы считают разговоры про искусство, про уровень высказывания ненужным умствованием. Кино — это развлечение, которое приносит деньги, кино должно быть для зрителя — бубнят они эти зловредные мантры. Конечно, как любят говорить зрители, хорошо, когда кино заставляет задуматься. О семье, о добре, о победе хорошего над плохим. Такая хромая логика ведёт наше кино вперёд.

Но мы найдём утешение в классических фильмах. В одном из них тоже кормили гнилым мясом — до поры.

В оформлении использован кадр из к/ф «Про уродов и людей» (1998 г.)

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

6 неоднозначных фильмов, которые стоит показать подростку

6 независимых кинокартин о воспитании

5 фильмов о не таких, как все