Что мы выбираем, когда выбираем профессию?
12+
  вернуться Время чтения: >15 минут   |   Комментариев: 1
Сохранить

Что мы выбираем, когда выбираем профессию?

Многие подростки и их родители, обращаясь к психологам-профконсультантам, просят помочь в выборе профессии. Часто при этом надеются, что «профессия — она на всю жизнь»… А потом оказывается, что это далеко не единственный выбор.

Автор:
Пряжников Николай Сергеевич, доктор педагогических наук, профессор факультета психологии МГУ имени М. В.Ломоносова

Эта статья написана под впечатлением от статьи Михаила Кушнира «Ископаемый язык профессий», где он предлагает отказаться от исчерпавших себя понятий. Но я так и не увидел, чем эти понятия заменить.

Во многом я согласен с Михаилом Кушниром, однако считаю, что пока не стоит совсем отказываться от понятий «профессия» и «профориентация». Ниже хочу развёрнуто объяснить, почему и психологам, и педагогам, и подросткам со своими родителями следует каждый раз уточнять, что они подразумевают, когда выбирают профессию и пытаются развиваться в ней как профессионалы и как личности.

Профессия в контексте других важных выборов

Многие подростки и их родители, обращаясь к психологам-профконсультантам, просят помочь в выборе профессии. Часто при этом надеются, что «профессия — она на всю жизнь»… А потом оказывается, что это далеко не единственный выбор. Например, уже в вузе или в колледже приходится уточнять специальность, а потом ещё и специализироваться в более конкретных направлениях обучения и последующей работы. А уже в организации приходится выбирать (или руководство выбирает за работника) конкретные должности и трудовые посты. Заметим, что даже на конкретном трудовом посту можно выполнять разные функции, отвечать за разные участки работы, особенно в коллективной деятельности. При этом, помимо чисто деловых отношений приходится брать на себя и непрофессиональные (неформальные) роли, иначе сложно будет эффективно взаимодействовать и с коллегами по работе, и с руководителями…

Так что же реально выбирает человек?

Приведу интересный пример, иллюстрирующий неоднозначность данного вопроса. Я был свидетелем спора академиков РАО РФ о том, что такое «укладчица зефира» — профессия или специальность. Данный провокационный вопрос подбросил уважаемым академикам Н. Н. Нечаев, бывший в то время Главным ученым секретарем РАО РФ. Академики спорили горячо, но так и не пришли к согласованному ответу.

Если проанализировать деятельность «укладчицы», то, скорее всего, она не претендует ни на профессию, ни на специальность, а соотносится скорее с конкретной трудовой функцией (если даже и не с операцией). Она настолько простая, что её легко автоматизировать, что на многих кондитерских производствах уже сделано. Хотя кто-то и такую работу может довести до совершенства и теоретически даже стать «чемпионом мира по укладыванию зефира»…

Можно вспомнить известного отечественного психолога труда Е. А. Климова, который разделял в труде уровень «деяний», предполагающий полную целостную деятельность в единстве с личностью, где само деяние — целостный цикл, включающий в себя полную психологическую структуру (субъект труда, предмет труда, цель, средства, условия…) и более конкретные уровни «действий» (уточненную цель-задачу), «макроэлементов» (скорее малоосознаваемый, исполнительский труд) и «микроэлементов» труда (часто даже автоматизированных и неосознаваемых). «Укладчица зефира» скорее соотносится с последними уровнями.

Но можно ли тогда говорить, что человек, выбирающий работу, связанную с «укладыванием в коробочки зефира», выбирает именно «профессию»?

Конечно, с психологической точки зрения, это всё же не «профессия», а скорее «трудовая операция». Хотя формально или на уровне обыденных представлений многие назовут это «профессией», да и академики немного запутались…

А всегда ли даже опытный работник, занятый в высокотехнологичных производствах, реализует в своей деятельности «полную психологическую структуру» данного труда, не приходится ли ему часто ограничиваться лишь отдельными функциями или решать лишь отдельные задачи?

Если посмотреть на многие официальные должностные инструкции, то нередко оказывается, что перечисленные там «обязанности» просто невозможно выполнить в рамках конкретной должности в конкретной организации. Например, «педагог-психолог» должен проводить со школьниками и профориентационную работу, но в реальности далеко не каждый школьный психолог («педагог-психолог») эту работу проводит — то времени на неё нет, то мотивации, то квалификации.

Как же выбрать профессию, чтобы и рыбку съесть, и костями не подавиться?
(источник: kommersant.ru)
 

Профессия и профессионализм, специализация и «гармоничное развитие»

О проблемах изучения профессий и о профессионализме рассуждает известный отечественный психолог Н. Н. Нечаев, обозначая интересный парадокс: чем точнее мы стремимся изучить профессию, тем быстрее наше знание устаревает, так как в реальном мире профессии меняются и конкретизируются в специальностях, трудовых постах, должностях и функциях, которые на практике ещё менее стабильны.

К этому можно добавить и другие интересные закономерности и парадоксы. Работник по мере своего развития, с одной стороны, специализируется (всё лучше и лучше делает конкретное дело), а с другой стороны, вынужден осваивать и смежные участки работы, то есть «универсализируется», постоянно расширяя свой кругозор.

Напомним, что ещё К. Маркс гневно выступал против «узкой специализации», полагая, что она приводит к деградации человека, а в современных подходах такая специализация часто рассматривается как главная причина «профессиональных деструкций» (Э. Ф. Зеер и др.).

Так кого же считать профессионалом — узкого специалиста, хорошо знающего свой конкретный участок работы, или широко образованного работника, способного быстро переключаться с одной работы на другую?

Интересно, что многие современные работодатели отдают предпочтение «узким специалистам» и их позиция часто влияет на реформаторов от образования (сейчас модно говорить о том, что «высшая школа должна ориентироваться на запросы работодателей»). Хотя известные теоретики считают, что надо как минимум совмещать практическую направленность (специализацию) и формирование широкого профессионального кругозора современного специалиста. Заметим, что в некоторых вузах, таких как МГУ, всё популярнее у студентов становится идея получения сразу двух дипломов (по разным специальностям), а иногда даже и идея совмещение высшего и среднего профессионального образования, то есть ориентация на расширение кругозора, что делает человека не только образованнее, но и конкурентоспособнее на рынке труда.

Есть и ещё одна закономерность. Часто подростку сразу сложно выбрать именно профессию, тем более специальность, и он больше ориентируется на «профиль» обучения. Уже потом он может уточнить для себя и профессию, и специальность.

Таким образом, на каких-то этапах профессионального развития (и профессионализации) происходит расширение кругозора (например, у подростков), что позволяет им лучше сориентироваться в мире профессионального труда. На каких-то этапах (у студентов и у работающих специалистов) приходится сужать свои интересы — как для лучшего освоения новой деятельности, так и для более эффективной работы. Но дальше, по мере накопления опыта, часто наблюдается опять расширение кругозора (освоение смежных работ, освоение навыков совместной работы в коллективе, что предполагает взаимозаменяемость и деловое сотрудничество, основанное на знании работы своих коллег, которые могут иметь и другие профессии).

Получается, что само соотношение «профессии», «специальности», «должности», «трудового поста» и даже определённых «трудовых функций» гораздо сложнее, что это многим представляется.

Для подростков и их родителей «чисто профессиональный» выбор осложняется ещё и тем, что приходится сначала где-то учиться, и такое обучение занимает всё больше и больше времени (бакалавриат+магистратура, а для кого-то и ординатура, и аспирантура, а потом дополнительное и непрерывное образование).

Л. Кривицкий. Первый рабфак
(источник: pinterest)

При этом часто на выбор учебного заведения сильно влияют баллы Единого государственного экзамена (ЕГЭ). Одним хотелось бы поступить на бюджетное место или в более престижное заведение, другим — в то заведение, куда позволяют попасть даже невысокие баллы. Нередко привлекательность самой профессии уходит на второй план, уступая привлекательности (или хотя бы приемлемости) того или иного учреждения образования.

Получается, что далеко не всегда молодой человек выбирает именно профессию, да ещё и «любимую». Так что же для него важнее — профессия или сам факт получения любого (чаще высшего) образования?

Интересно, что Михаил Кушнир, довольно серьёзно критикующий термины «профессия» и «профориентация» как «некие анахронизмы», ставящий под сомнение и «трудовые книжки» (в условиях всё чаще встречающегося совместительства), и дипломы (быстро устаревающие), и многое другое, всё же принимает термин «профессиональное самоопределение» как некий терминологический компромисс.

По мнению его мнению, в «самоопределении» человек пытается примерить к себе выбираемую трудовую деятельность, тогда как «профориентация» — это попытка сориентироваться в профессиях, то есть в том, что «вообще не понятно» и «стало понятийной мумией».

Карьерно-профессиональные и моральные выборы

Но и это — не самые главные сложности самоопределения. В определённых случаях приходится делать и моральный выбор.

Например, в организациях и коллективах, где высок соблазн нарушения закона или «легализованного» обмана доверчивых посетителей (заказчиков, покупателей, клиентов, пациентов).

Или если работа часто допускает «узаконенное самоутверждение» работника за счёт других людей, когда, например, вахтер может «строго соблюдать дурацкие, но давно устаревшие ограничения» (не пускать хорошо знакомых сотрудников, которые просто забыли пропуск, хотя имеют другие документы, подтверждающие личность).

Или когда чиновник отказывает посетителю в получении банальной справки (на которую уходит 1-2 минуты), если он явился в неположенный день и час, да ещё и пальто не сдал в гардероб, который находится в другом конце здания.

Сложность такого морального выбора усугубляется тем, что человеку (работнику) приходится разрешать конфликт между его собственными представлениями о порядочности и достоинстве и сложившимися порядками (инструкциями), традициями, «корпоративной этикой». В особо сложных случаях приходится думать и о смене организации, и о смене профессии.

Ещё более сложный выбор делает работник, когда пытается для себя уточнить (или заново найти) смыслы своей профессиональной деятельности. Парадокс в том, что применительно к одной профессии (специальности, должности, трудовому посту и так далее) смыслы могут быть разными.

При утрате смысла даже ранее привлекательная профессия перестает радовать человека, и он начинает подумывать о другом выборе.
Челябинск. У Главпочтампа собрались на митинг медицинские работники. Фотограф: А. Гольянов
(источник: russiainphoto.ru)
 

Предполагается, что в идеальном случае сама профессия должна быть «призванием» для данного человека, когда он не только получает радость от самого процесса труда и гордится тем, что делает много доброго и полезного для окружающих, но и чувствет, что работа позволяет ему реализовать свои таланты и жизненные устремления.

Но часто сама профессия не так увлекательна, да и в плане самореализации возникает много проблем, особенно в так называемых «офисных профессиях». Большинство работников всё же не меняют даже такие профессии и организации, и главная причина здесь в том, что они не хотят терять относительно высокие заработки и отказываться от комфортного образа жизни…

Получается, что многих людей интересует не столько профессия, сколько привлекательный образ жизни, предполагающий и определённый уровень жизни. Конечно, образ жизни характеризуется не только доходом, но в условиях явно ненормальной дифференциации доходов именно зарплата становится главным критерием выбора профессии для многих людей.

Профессия и образ жизни

О важности выбора образа жизни говорят многие специалисты, занимающиеся профориентацией (Е. И. Головаха, Е. А. Климов, А. А. Кроник и другие). Но особенно чётко это представлено в классификации профессий, разработанной ещё в начале прошлого столетия выдающимся отечественным психологом С. М. Богословским и считавшейся в то время лучшей.

Он не только описал более 700 профессий («видов производства и промыслов»), разбил их на «классы», «подклассы» и «группы», но для каждой профессии прописал типичный образ жизни работника и его семьи.

К сожалению, в современных классификациях это не встречается. Реальная ориентация многих людей именно на привлекательный образ жизни ещё больше усложняет и вопрос выбора профессии, и профессиональной подготовки.

Е. А. Климов выделяет следующие основные признаки профессии:

  • это один из видов трудовой деятельности, возникающий исторически ещё в периоды усложнения и разделения труда, а при дальнейшем развитии производства сами профессии ещё больше дифференцируются и конкретизируются в специальностях и специализациях;
  • это общественно-полезный труд (например, досуговая и даже учебная деятельность не всегда имеют такую выраженную полезность для общества, например, неизвестно, как распорядится потом своими знаниями выпускник колледжа или вуза);
  • это труд, выполняемый за определённое вознаграждение (но как уже отмечалось, в современном мире именно материальное вознаграждение пока ещё заметно доминирует над моральным);
  • это труд, предполагающий определённую подготовку и обязательную сертификацию (и это требование к профессии только усиливается — без диплома или сертификата на определённые работы могут просто не взять, хотя реально человек готов эти работы выполнить);
  • профессия даёт человеку определенный статус обществе, это его главная «визитная карточка».

К сожалению, эти признаки позволяют лишь приблизительно соотнести ту или иную деятельность с «профессией». Например, в досуговой деятельности человек выходит на уровень настоящего мастерства (пишет стихи, ремонтирует сложную технику, пишет программы), но формально он — не профессионал. Или человек хорошо разбирается в каких-то вопросах и что-то реально создаёт), превосходя признанных профессионалов, но деньги за это не получает (или его доходы случайны). И наоборот, квалификация некоторых дипломированных специалистов вызывает сильные сомнения, хотя формально они соответствуют выделенным признакам профессии.

Много вопросов возникает по поводу «общественной полезности» тех или иных профессий и организаций, ведь не секрет, что иногда и некоторые организации создаются лишь для «отмывания денег» (а потом быстро «самоликвидируются»).

Профессия как выполнение инструкции и индивидуальный стиль труда как отход от инструкции

Ещё более интересные вопросы возникают, когда работник хорошо осваивает свою деятельность и у него развивается «индивидуальный стиль труда». Парадокс в том, что чем лучше развит индивидуальный стиль, тем больше работник отклоняется от существующих нормативов (инструкций, правил, традиций и даже от так называемой «модели специалиста», определяющей требования к работнику).

Когда есть индивидуальный стиль, не человек приспосабливается к работе, а саму работу приспосабливает к себе.

Так работник достигает более высоких результатов. И это также порождает парадокс: такие работники, с одной стороны, являются мастерами своего дела, а с другой стороны, они часто ломают сложившиеся представления о данной профессии.

Поэтому вопрос «что же такое профессия?» становится ещё более интересным. На формально-бюрократическом уровне это порождает всё новые проблемы.

Например, проблемы, связанные с профессиональным отбором: всегда ли надо ориентироваться на полное соответствие человека профессии? Кстати, ещё Е. А. Климов говорил о том, что «окончательная профпригодность формируется в самом труде», и что «профпригодность — это как минимум взаимное соответствие человека и работника».

Работница аптеки. 1933 г. Фотограф: Михаил Смодор
(источник: russiainphoto.ru)

В этом контексте, более современное понимание профессии предполагает не только саму работу, но и и систему «человек-работа», куда входят и субъект труда, и предмет, и средства, и условия, и взаимоотношения, и внепрофессиональные факторы труда. Современное понимание профессии выходит далеко за рамки непосредственной профессиональной деятельности.

Другие проблемы связаны с профессиональной подготовкой. Многие призывают «индивидуализировать» такую подготовку. Например, Н. Н. интересно рассуждает о том, что вызовы современной эпохи предполагают смену парадигмы с прежнего «образования на всю жизнь» на новую парадигму — «образование через всю жизнь», ориентированную на «непрерывное образование» и на «опережающее образование». Так1е «образование через всю жизнь» предполагает постоянное развитие специалиста и расширение его кругозора, а следовательно, и развитие его индивидуального стиля не только в трудовой, но и в учебно-профессиональной деятельности. Тогда получается, что и «студенчество» несколько утрачивает свою определенность, что должно компенсироваться в более гибких и творческих подходах в работе со студентами, а может, уже и с некоторыми школьниками, демонстрирующими нестандартность в своих карьерных ориентациях.

Профессия как всеми признанный «успех» и как «личностный смысл»

Уточняя само понятия «профессия», С. М.Богословский ещё давно писал, что это «деятельность, признаваемая за профессию на уровне личного самосознания человека». Многие зарубежные авторы, возможно, и не знавшие работ С.М.Богословского, часто ставят в основу своих концепций именно отношение к своему труду, выделение в нём важных личностных смыслов. Например, Э. Фромм пишет об «отчуждении» человека от своего труда, даже при успешной и признаваемой окружающими трудовой деятельности. О близких проблемах пишет и В. Франкл, выделяя понятие «отчаяние» в случаях утраты смысла жизни и смысла главного дела своей жизни.

Мария Лобанова, фельдшер одной из 59 станций медпомощи московского метрополитена. Москва, 1970-е годы. Источник: http://www.kulturologia.ru/blogs/020716/30181/
(источник: kulturologia.ru)

Часто именно переход к новой системе ценностей рассматривают в качестве главного критерия профессионального развития, что оказывается даже важнее традиционного развития по линии так называемого «профессионализма», предполагающего совершенствование «профессионально важных качеств», «знаний, умений и навыков» или «профессиональных компетенций» работника.

В итоге, все более актуальной и в профориентации, и в профотборе, и в профессиональном обучении становится именно личность работника, в основе которой лежит система ценностей и смыслов, а ещё точнее — совесть. Недаром В. Франкл писал, что «главная задача профессионального образования — это формирование способности совести». В. П. Зинченко с сожалением отмечал, что в последнее время появилось много «искусственной интеллигенции», которая владеет самыми современными технологиями, но зачастую не знает, как использовать свои знания и таланты для достойных дел.

Что делать подросткам, родителям, психологам, директорам школ и психологических центров

В этой статье мы лишь обозначили проблему, которая ещё нуждается в более глубоком и многостороннем осмыслении. Подросткам и их родителям, а также многим школьным работникам, так или иначе занимающимся профориентацией, мы могли бы посоветовать:

  1. Не ограничиваться только «выбором профессии», а постараться посмотреть на пространство самоопределения несколько шире. Например, быть готовым к тому, что только выбора профессии окажется не достаточно, чтобы поступить в конкретный колледж или университет, ведь часто сразу приходится выбирать и определенную специальность (опыт показывает, что немалая часть абитуриентов об этом ранее не задумывалась).
  2. Ещё на предварительных этапах самоопределения (например, в средней школе, а может, и раньше), чаще задумываться о моральных аспектах самоопределения, о том, что для вас важнее, «больше брать от мира» или «больше давать миру»? К сожалению, современная ситуация на рынке труда заставляет всё острее ставить такие вопросы, а во многих школах эти деликатные темы стараются игнорировать (или переводить их в плоскость банального морализаторства, типа, надо быть «честным и порядочным», но не конкретизируя, что за этим стоит).
  3. Постараться хотя бы начать размышлять о смыслах выбираемой трудовой деятельности, о том, что вам лично может дать данная профессия, позволит ли она реализовать свои жизненные замыслы (включая и реализацию привлекательного образа жизни)? Реализация определенного жизненного замысла может происходить с помощью разных профессий, и тогда важнее не выбор профессии, а уточнение этого жизненного замысла. Надо ещё быть морально готовым к тому, что на разных этапах развития человек ориентируется на разные смыслы, и до смыслов более высокого уровня нужно дозреть и не прозевать момент, когда человек готов изменить смысл своей жизни.
  4. При всей усложняющейся неопределённости понятия «профессия» не стоит от него совсем отказываться. Важно понимать, что стоит за самой профессией? Конкретизировать все равно придется, иначе многие вопросы жизненных и карьерных выборов просто нельзя будет решить. Размышления о профессии вполне «адекватны» этапам в развитии человека, когда он сначала определяет сферу (профиль) своих интересов, потом конкретизирует области (часто перебирая разные варианты), потом конкретизирует свой выбор, размышляя о специальностях, учебных заведениях, организациях, трудовых местах… По мере своего развития человек может обнаружить, что конкретная специальность (и тем более специализация) для него «тесновата», не позволяет полноценно реализовать свой потенциал, и тогда он вновь расширяет свой кругозор, думая о профессии, и о совмещении разных профессий, а то и о смене профессии.

Подобные выборы намного сложнее, чем это многим представляется, и намного интереснее, что во многом обогащает нашу жизнь и позволяет исправлять ошибки, связанные с прежними неудачными выборами. Но лишь тогда, когда человек сам осознаёт свои неудачные решения и чувствует, что «перерос» деятельность.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Опять о профориентации. Кто виноват и что делать?

Профессиональная неэтичность в учительской

С меня хватит! Или о профессиональной деформации