Ископаемый язык профессий
  вернуться Время чтения: 9 минут   |   Комментариев: 1
Сохранить

Ископаемый язык профессий

Устарело не только само понятие «профессии», но и те слова и термины, которыми мы говорим о своим жизненных занятиях. 

Уже не оригинально утверждать, что дипломы и аттестаты — бесполезный анахронизм. В качестве аргументов вспоминаем соотношение содержимого аттестата/диплома и содержание своей работы, вспоминаем знакомых, работающих рядом на равных с совершенно разными дипломами. 

Я не говорю о бесполезности высшего образования или, правильнее сказать, обучения в высшей школе — речь о бессмысленности документа о завершении одного из этапов этого обучения. Об устаревшем образовательном цензе.

В условиях обучения на протяжении всей жизни, с чем раньше всех столкнулись, наверное, врачи, несколько образований становится нормой. И о чём тогда говорит диплом? 

Я в своей первой профессиональной жизни был инженером-электриком по специальности электроакустика и УЗ-техника. Учился неплохо, хотел сделать что-то полезное, но не сложилось. Ушёл в школу. 

И что мне теперь с того диплома? И что с него другим? Могу грамотнее основной массы рассказать о защите от шумов и вибраций, про стоячие волны? Рассказывая детям об упругих волнах, испытать эмоциональный резонанс?

Мы ещё не отказались от бумажных документов об образовании в пользу цифровых (хотя для этого всё практически готово, кроме доброй воли), а уже говорим об их бессмысленности. Может, и правильно: зачем лишние усилия, если образовательный ценз перестает быть цензом и готов отмереть целиком как сущность?

Аналогичная ситуация с трудовыми книжками. Их никак не отменят, хотя налоговой и пенсионному фонду они уже не нужны. Их уже сами держатели боятся упустить из рук на случай сбоя в базах данных: пропадут там где-то, «а потом доказывай, что не верблюд». 

image_image
Скоро ими будут заниматься археологи
(источник: upload.wikimedia.org)

Защита данных меня сейчас не очень волнует — это техническая проблема. Если в сети есть информация о моей работе и о моих доходах, нет проблем с предъявлением своей компетентности, то кому какое дело, что и где я учил? На первой работе это может быть важно. Но и тут рекомендательная логика имеет больший вес. По факту часто работает именно она, а не формальный образовательный ценз. Хотя формальность тоже нужна, пока правит бал бюрократическая культура контроля. Вот пример из близкой мне сферы образования: раньше профессиональная квалификация по предмету была достаточным основанием для принятия на работу. Теперь подняли бюрократические препоны для людей без педагогического образования. И всё это происходит, на первый взгляд, под очень благовидными предлогами. А на второй — под бюрократическими и недальновидными.

Но это всё присказка. Сказка в том, что и привычные, и модные слова про профессии и профориентацию — анахронизм. Главный злодей в этой сказке — язык. Не захваченный в разведке противник, а наш собственный: нет в русском языке иных сущностей, описывающих деятельность в логике профессий. Про другие языки не знаю, но подозреваю аналогичную ситуацию. 

Если осознать и признать мою логику, нужно либо новую терминологию придумывать, либо переосмыслять смысл мертвых терминов. Переосмыслять, с одной стороны, проще — не нужно новых слов. А с другой стороны, сложнее — невозможно всем сразу перекодировать старое содержание терминов на новое. А значит, накладки, непонимания, недоразумения неизбежны.

Профессия в самых разных определениях — род трудовой деятельности. Однако стоит просмотреть историю термина, чтобы осознать его смысл. 

image_image
Это Джон Карпентер, американский режиссёр, предки которого, судя по фамилии, когда-то были плотниками
(источник: commons.wikimedia.org)

Когда-то род деятельности был практически предопределен династийно. Самое яркое доказательство — фамилии, многие из которых означают род трудовой деятельности семьи. Смена деятельности считалась фантастическим стрессом и вызовом обществу. Это можно проследить по художественным произведениям, хотя глубину стресса нам осознать не дано — мы их читали, когда смена профессии стала нормой для нового этапа развития. Вся система образования была под это заточена. А в языке появился новый термин — призвание.

Призвание — это обоснование для смены династийно предопределённого рода трудовой деятельности. Новому государству нужны люди с новыми трудовыми компетенциями, хотя слов таких ещё не было. И смысл этого обоснования был в том, чтобы человек «искал» своё призвание и посвятил ему всю жизнь. На самом деле это очередная массовая манипуляция, стимулирующая движение трудового капитала в нужном для нового этапа направления. Романтическая легенда вокруг слова «призвание» породила гуманистические изыски для новой модели разделения труда, особенно тогда, когда оказалось, что одной новой профессии на всю жизнь уже недостаточно — надо поддержать процесс «поиска себя».

left_image
(источник:softsalo.com)
left_image
(источник:mtdata.ru)

И вот приходит такой этап, когда массы людей меняют род своей трудовой деятельности неоднократно. Объяснять это «поисками себя» уже глупо. Совсем глупо продолжать массировать слово «призвание», потому что для многих все их трудовые деятельности на разных этапах были комфортны. Они менялись, общество менялось, запросы менялись, на всех этапах нужно находить свое место, которое и кормит, и доставляет удовольствие. Жить только ради зарплаты и скучно, и глупо. Иногда жизнь заставляет, но это уже похоже на добровольное тюремное заточение. О соотношении добровольности и вынужденности можно спорить, но я имею в виду акт свободы как осознанной необходимости.

Таким образом, профессия как устойчивый и всем понятный вид трудовой деятельности исчезает. Сейчас в ходу компетенции, которые обеспечивают успех в конкретной деятельности. Подчас и названия для этой деятельности нет, хотя ею занимаются и она востребована. Как-то её называют, но часто лучше бы этого не делали — только запутывают. Да и смысл названия только в том, чтобы формально отразить в зарплатной ведомости и ведомости учёта кадров.

И вот ты как Чебурашка — вроде есть, а вроде и нет: что-то между чебуреками и Чебоксарами.

Поэтому лучшим прообразом, предтечей нового слова вместо профессии я считаю Чебурашку.

image_image
(источник: novate.ru)

Но, если слово «профессия» как всем понятный род трудовой деятельности исчезает, что происходит с другим модным словом — «профориентация»? Какой смысл ориентироваться в том, что уже стало мумией? Какая-то археология получается вместо «Атласа новых профессий». Кстати, и сам атлас в этой логике становится странной сущностью.

Профориентация традиционно — это процесс изучения разных профессий и себя, доведение «поиска себя» до состояния резонанса, «призвания». Самый традиционный образ профориентации известен с советского детства: «Ты кем хочешь быть?». То есть сфера деятельности была точкой поиска, что очень хорошо отвечало способам привлечения кадров для бурно развивающейся промышленности. Но это никак не отвечало задаче «поиска себя», поскольку в каждой сфере деятельности есть туча видов этой самой деятельности. А учился человек для получения специализации по видам деятельности. И бухгалтеру, строго говоря, почти безразлично, будет ли он вести учёт в пожарной части или в колхозе. Аналогично инженеру, врачу...

Отсюда новые способы «поиска призвания». Наиболее известные «по Климову»: «человек-машина», «человек-знак»... Развивающие его логику методики Н. С. Пряжникова с опорой на триаду #КтоЧтоГде?: по связке качеств, видов желаемой деятельности и мест работы. Сегодня развиваются и множатся другие методики, опирающиеся на мотивацию и новые понятия компетенции. Есть попытки увязать типизацию трудовой деятельности по психологическим особенностям и даже по ДНК (!).

Стоит ли называть эти способы прогнозирования успешной трудовой деятельности старой доброй «профориентацией», если ориентироваться пытаются совсем не в профессии, а в видах деятельности? А как это называть? Что это?

В любом случае, это попытка примерить на себя разные виды деятельности. Я с коллегами пока нахожу компромисс в словосочетании «профессиональное самоопределение», потому что «самоопределение» говорит о примерке человеком на себя, а слово «профессиональный» связано в ментальности с трудовой деятельностью и носит позитивный смысл: профессиональное — значит, качественное исполнение специальных трудовых компетенций.

image_image
Кадр из к/ф «Милая Фрэнсис»
(источник: kinopoisk.ru)

Похоже, нужно думать о новой лексике либо переосмысливать слово «профессия», например, как вид трудовой деятельности, требующей специальных компетенций, недоступных без целевого обучения. Вариант переосмысления, мне кажется, ближе к реальности и, похоже, мы уже идём именно этим путем. Тем более, жалко вкусное слово «профессионализм» как признак высокого уровня освоения специальных компетенций, которыми обладают немногие.

Но тогда важно массово осознать невозможность понимания этого термина в традиционной коннотации. Признаком такого понимания должна стать отмена справочника профессий — он невозможен в настоящее время. Отчасти это осознали и начали внедрять профессиональные стандарты, но и это попытка бить по хвостам: цикл разработки и утверждения профстандарта несоизмерим со скоростями изменений в профессиональной сфере. Нужны иные инструменты. Фраза Голодец, что нужно профстандарты сделать более динамичными, вызывает терминологическую оторопь. Динамичный стандарт — это оксюморон, попытка старыми средствами решать новую задачу.

Я не предлагаю решений, я ставлю проблему: размывание терминологии в отношении традиционных профессий как препятствие новым явлениям в трудовой деятельности и образовании. «Карта знаний», о которой я писал раньше, могла бы дать решение. Но карта пока иллюзорна, как и «динамичный профстандарт». Динамичный стандарт — иллюзия из прошлого на пути в будущее, а «карта знаний» — одна из иллюзий будущего. Или просто иллюзия, а в будущем будет что-то другое. А живём, учимся и работаем мы уже сейчас...

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Профстандарты: что на самом деле имелось в виду

Опять о профориентации. Кто виноват и что делать?

Качества учителя: профстандарт и реальность