Снова о будущем образования: готовы ли мы к революции?
  вернуться Время чтения: 11 минут   |   Комментариев: 1
Сохранить

Снова о будущем образования: готовы ли мы к революции?

Дискуссия о будущем образования на панельной сессии Петербургского международного экономического форума.

На Петербургский международный экономический форум съезжаются правительственные делегации из разных стран и представители крупнейших бизнес-корпораций. Здесь говорят о будущем глобальной экономики и заключают многомиллиардные (в рублёвом эквиваленте) международные соглашения.

И вот 2 июня в рамках ПМЭФ-2017 прошла панельная сессия «Революция в образовании: готовы ли мы?». Примечательна она была тем, что на ней присутствовали высокопоставленные российские чиновники, руководители крупного бизнеса и директора инновационных образовательных учреждений — то есть те силы, которые определяют происходящие (или не происходящие) в российской системе образования изменения. Разговор о вызовах «цифровизации» с самого начала перешёл на обсуждение вечных вопросов финансирования и управления, периодически возвращаясь к прогнозам неминуемых изменений.

Мы посмотрели видеозапись этой сессии и записали самое интересное, о чём говорили выступающие и слушатели.   

На форуме, который с 2011 года проходит в городе трёх революций, образование обсуждается с точки зрения человеческого капитала, который неизбежно влияет на экономические процессы.
(источник: pixabay.com)

Революция не в образовании, а вокруг образования

Мир стремительно меняется, мы стоим на пороге 4-й индустриальной революции, уже завтра облачные технологии, биотехнологии и беспилотные автомобили станут нормой — и модератор дискуссии Исак Фрумин (научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ) предлагает выступающим ответить на вопрос: «В чём вы видите революцию в образовании и как на неё нужно отвечать в принципе?».

Владимир Узун
президент образовательного холдинга «Просвещение»

— Я бы сказал, где действительно происходит революция — так это в экономике образования. Я представляю сегодня здесь зарождающийся новый класс участников образования, который называется «инвесторы». Мы обладаем способностью и мотивацией провести изменения в системе, роль государства в этих изменениях — поставить задачу инвестору, обеспечить результат его работы и, желательно, не мешать.

Одно из условий эффективной инвестиционной политики в образовании — эффективное государственное регулирование. Система образования РФ разбалансирована. Несмотря на то, что государство через Минобразования задаёт стандарты, оно напрямую не влияет на то, что происходит в школах. Регионы тоже не управляют школой. Учредителем школы является муниципалитет, у которого нет денег. В результате отсутствует формульное финансирование школ, за исключением нескольких регионов (Москва, Самарская область). Система закупок неэффективна, системы единой оплаты труда учителя нет.

Сегодня много говорят о стратегиях, новых задачах и результатах. На мой взгляд, образовательная система так истощена разбалансированностью, что её можно сравнить с «Конягой» Салтыкова-Щедрина. Если на эту конягу пару мешков инноваций нагрузить, она просто рухнет.

Нужна стратегия стабилизации системы. Возможный выход — учредительство школ на уровне регионов, упрощение системы закупок, формирование единой оплаты труда учителя в стране.

Павел Кадочников
президент фонда «Центр стратегических разработок»

— Дети, которые приходят сейчас в школу, будут работать не в той экономике, которую мы имеем сегодня. Это меньше рутинных процессов, это больше взаимодействия с технологиями и цифрой, больше коммуникаций. Когда мы пытаемся найти эти проекции в системе образования сейчас, мы их не видим. И по срокам мы опаздываем: те, кто выйдут на рынок труда в 2024 году, они начальную школу уже закончили.

Мне кажется, за ближайшие шесть лет надо сделать три вещи. Первое — гибкость образования. В новой экономике, к которой мы идём, школе или вузу нельзя работать, как фабрике. Индивидуализация, работа по интересам, работа с талантами — это все необходимо делать. Второе — работа с мотивацией.

Если мы не донесём до детей, что им придётся всю жизнь учиться, мы не сможем раскрыть человеческий капитал, который у нас есть. Нужно приучать их к постоянному движению.

Третье — обновление содержания. Мы переназвали уроки труда уроками технологии и продолжаем делать табуретки.

(источник: topdesignmag.com)
Марина Ракова
генеральный директор ФГАУ «Фонд новых форм развития образования», руководитель федеральной сети детских технопарков «Кванториум»

— В нашей сети технопарков мы делаем всё то, о чем говорили спикеры. Нужно ли всё это внести в учреждения общего образования? Как человек и как мама, я скажу — нет.

Мы заставляем школу делать те вещи, которые на текущий момент педагогический состав не в состоянии делать.

Мы нагружаем учителей проектной деятельностью, но при этом единый протокол коммуникации, который всегда был в Советском Союзе, теряем. Я имею в виду предметные знания. Давайте мы не будем перегружать школу теми вещами, которые для неё не профильные, а будем заниматься тем, чтобы у детей были базовые знания для общения. Всё остальное можно делать в учреждениях дополнительного образования. В этом плане нужна глобальная система, когда не только студенты педагогических вузов, но и магистранты классических, политехнических вузов будут возвращать в наш кадровый потенциал те навыки, которые они приобретают прямо сейчас.

Ярослав Кузьминов
ректор НИУ ВШЭ

— Образование — самая традиционная область, которая может существовать, потому что функция образования — передача накопленного. Ты начинаешь преподавать то, что уже сам создал. Мы должны думать о том, чтобы эту функцию не терять в потоке изменений.

Сейчас речь идёт о том, что у человека будет забрано не только рутинное выполнение операций, но и рутинное принятие решений. А ведь именно на это нацелено большинство школьных заданий.

Цифровые технологии просто перечеркнут сегодняшние методики обучения, потому что к 2025 году они за ребёнка смогут решать задачи, подбирать примеры и писать эссе. Поэтому школа должна стать вместо центра традиционного рутинного обучения центром общения, воспитания, выполнения реальных коллективных проектов. Это то, что может спасти положение школы в обществе.

В 2025-2035 годах учитель станет воспитателем в большей степени, чем он сейчас является, в большей степени, чем он был в советское время. Функция воспитания, что означает внимание к каждому учащемуся, должна быть центральной.

(источник: topdesignmag.com)
Ольга Васильева
министр образования и науки Российской Федерации

— Революция неизбежна, но мирным путём. Цифра заменила кулер, но не заменила голову. У нас есть Савелий, у нас есть ИТМО — вот ответ на вопрос. (прим. ред.: в мае старшеклассники из Санкт-Петербурга Савелий Новиков и Дмитрий Михайловский получили престижные премии в области математики на Всемирном смотре-конкурсе научных и инженерных достижений учащихся Intel ISEF).

Мы сильны и будем сильны фундаментальными научными основами, и нельзя терять то, что есть у нас. Всё, что здесь сказали мои коллеги — сто процентов «Да». Но фундаментальная наука — ничего без неё не будет. Это основа всех основ. И мы должны её лелеять, пестовать и холить. А дальше строить всё, что строим.

Нет ни одного человека здесь ни в зале, ни за его пределами, который бы не понимал, что без образования будущего быть не может, в образование надо инвестировать. Поэтому мы должны соработничать (есть такой хороший глагол в русском языке).

Мы должны переходить на оформление правовых основ государственно-частного партнерства. У нас большая разбалансированность в управлении образованием между регионами и муниципалитетами, и финансирование очень сложное, и задачи эти должны решаться.

Владислав Бутенко
управляющий директор Boston Consulting Group

— Революции совершаются, когда есть три базовых условия: чёткий запрос на другую реальность, есть революционеры и ресурсы для финансирования. У нас один из самых низких уровней безработицы в мире, более 60% занятости прямо или косвенно обеспечивается государством. От работодателя большого запроса нет. От родителей — есть запрос, но нет отношения к образованию как к услуге. Например, в США есть социальный договор — налогоплательщик отдаёт часть дохода за услугу государству. У нас общество другое, социальный договор глубже, «духовнее». У нас от образования ожидается воспитание человека. Поэтому этот социальный договор правильный для страны, но он прагматичного запроса не создаёт. Есть ли революционеры? Их немного.

Среднестатистической российской учительнице 51 год, и она более 15 лет проработала в одной школе.

Есть ли средства для финансирования? У государства средства на образование не растут с 2013 года, и не знаю, изменится ли экономическая ситуация в ближайшее время или нет. Возможно, революционерами могут быть инвесторы. (Комментарий от Ярослава Кузьминова: «Госзатраты на образование в реальном выражении с 2010 года сократились на 30%»). Но, я считаю, что революция нужна, её нужно готовить, и вот этот диалог очень важен.

Валерий Катькало
ректор Корпоративного университета Сбербанка

— Мне кажется, есть три аспекта, которые сегодня не были затронуты. Они все про простое слово «менеджмент».

У нас проблема на всех уровнях с банальным профессиональным менеджментом в управлении образовательными организациями. Профессиональному менеджменту у нас учителей и директоров никто не учит. Я однажды в Швеции зашёл в книжный магазин и почти сразу увидел целый стеллаж по менеджменту для школьных директоров.

Второе: современная бизнес-модель — это построение экосистемы. Нужна инициатива лидеров образовательных организаций, которые будут вокруг себя создавать экосистему, понимая, что сейчас не существует в мире корпораций атомарной конкуренции: не конкурируют университеты с университетами, конкурируют экосистемы, которые сложены вокруг этих университетов.

Наконец, мы будем больше готовы к революции, если будем стимулировать конкуренцию внутри нашей системы на уровне вузов.

Эско Ахо
премьер-министр Финляндии в 1991-1995 годах

— Я думаю, вы упустили один аспект в этой дискуссии — откуда взять предпринимателей, которые будут инвестировать. Это фундаментальный вопрос в мире, а в России, быть может, больше, чем где-либо. Мне кажется, стандартизованное образование убивало предпринимательство, мы это видели и в Финляндии. Многие успешные предприниматели были отчислены из школ в своё время. И сейчас огромные возможности для того, чтобы создавать персонализированные школы, индивидуализированное обучение, которое способно поощрять предпринимательство в выпускниках.

(источник: topdesignmag.com)
Ольга Голодец
заместитель председателя правительства Российской Федерации

— Я бы выделила две темы. Первое — это профессиональное образование. Сюда уже пришла промышленная революция, и мы должны очень быстро на неё ответить. Изменения, которые мы реализуем и которые должны стать основой основ — быстрое изменение профессиональных стандартов вслед за первыми импульсами от промышленников. Второе — быстрое изменение образовательных стандартов, которые идут вслед за профессиональными. Третье — полная технологичность процесса обучения. Если человек должен стать кем-то, кого раньше не было — он должен иметь возможность получить эту профессию в очень сжатые сроки на высоком уровне.

Второе — это общее образование, которое становится вызовом для всего сообщества. В первую очередь должна измениться экономическая модель, потому что доля средств, которую мы сегодня тратим, абсолютно недостаточна.

Новое образование требует новой инфраструктуры.

Мы построили новые детские сады, в которых реализуются новые подходы к дошкольному образованию. Мы изменили ФГОСы для дошольников. Теперь нам никуда не уйти от изменения образовательного пространства школьников, и чем скорее мы туда пойдём, чем быстрее мы создадим новое образовательное пространство (оно задаётся инфраструктурой, которая подсказывает педагогу или тьютору, как организовывать работу с ребятами) — тем лучше.

В успешных экономиках должны быть созданы условия для креативного мышления и креативного действия, которое превращается в реальный результат.

Если мы с вами готовим креативных детей, а их дальше не улавливает система экономики, то они будут уезжать, что и происходит. Если дети, которых подготовила школа, будут востребованы на рынке — система заработает. Именно поэтому система образования сегодня предъявляет новые требования ко всем стейкхолдерам — и государству, и предпринимателям, которые должны смотреть на школу, приходить в школу, ставить школе задачи.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Массовые дистанционные курсы: революция в образовании?

Зачем нужна геймификация образования?

Россия заняла 13-е место в в рейтинге образования The Learning Curve