Егор Михайлов

Пять учителей, которые стали писателями

Летом и дети, и учителя набираются сил перед новым учебным годом. Кто-то нежится на пляже, кто-то трудится в огороде, а кто-то дописывает свой большой роман. Сегодня расскажем о пяти писателях, которые когда-то сидели за столом учителя.

Время чтения: 7 минут
Пять учителей, которые стали писателями

Стивен Кинг

Король ужасов не всегда был лакомым кусочком для издателей. Долгие годы ему лишь иногда удавалось пристроить рассказы в какой-нибудь журнал. Устроиться в школу Кингу тоже не удавалось, приходилось подрабатывать в прачечной.

В 1971 году он женился на однокурснице Табите, а осенью стал преподавать английский в хэмпденской академии. Три первых романа никого не заинтересовали, а четвёртый отправился в корзину: Кинг посчитал его бесперспективным. Табита выудила смятые страницы оттуда и уговорила мужа дописать книгу.

Семья Кингов, 1979 г. / фото James Leonard

Источник: nytimes.com

Впрочем, этот роман тоже долго лежал на полке. Только три года спустя в учительской раздался звонок. Кинг оторвался от проверки домашних заданий, чтобы узнать, что издательство согласилось напечатать «Кэрри».

«Я никогда не забуду день, когда он зашёл с одуванчиком в кармане пиджака, и сообщил, что „Кэрри“ издадут и экранизируют — он был счастлив, а мы радовались за него», — вспоминал один из студентов.

На этом недолгая карьера Кинга-учителя завершилась, но она оставила след в жизни писателя и его учеников. Неспроста и главного героя своего романа «11/22/63» Кинг сделал учителем.

Секрет успеха в том, чтобы сперва захватить внимание студентов, а затем объяснить им, что правила довольно просты. Я всегда начинал с того, что просил их заботиться не о правильном спряжении глаголов, а о том, чтобы глагол стоял на своём месте. Как говорят у нас в «Анонимных алкоголиках», будь проще, дурачок.

 
Стивен Кинг
 

Филип Пулман

Родители Филипа Пулмана много путешествовали в пятидесятые годы прошлого века. Пока семья не осела в северном Уэльсе, мальчик учился в Англии, Австралии и Зимбабве. Уже тогда Филип увлёкся литературой и жадно читал всё, что попадалось под руку, от комиксов про Супермена до «Потерянного рая», из которых сложился уникальный стиль Пулмана. Закончив среднюю школу в Харлеке, Филип поступил в только что основанный колледж Эксетер в Оксфорде.

Женившись, Пулман нашёл работу в оксфордской средней школе, где учил детей от 9 до 13 лет. Там он, впервые пробуя перо, написал несколько школьных пьес — некоторые из тогдашних замыслов потом выросли в большие романы. В 1972 вышла первая книга «Призрачный шторм»: сам автор не любит о ней вспоминать, но она принесла ему первую литературную награду.

В конце восьмидесятых Пулман перебрался в колледж Вестминстер, где читал лекции будущим бакалаврам и продолжал писать. В 1995 вышел роман «Северное сияние», который принёс Пулману множество поклонников и ненавистников. Книга позволила ему оставить работу и посвятить себя литературе. Однако интереса к школе Пулман не потерял, он продолжает читать лекции и писать статьи о британском образовании.

Пулман призывает делать упор не на тестирование и оценки, а на развитие воображения, которое поможет ученикам по-настоящему понять и полюбить литературу.

Я бы хотел, чтобы во всех школах чаще вспоминали высказывание великого учёного Альберта Эйнштейна: «Если вы хотите, чтобы ваши дети были умным, читайте им сказки. А если хотите, чтобы они были ещё умнее — читайте им больше сказок

 
Филип Пулман
 

Дмитрий Быков

Дмитрий Быков — один из самых плодовитых авторов в России. Легче рассказать, чем Быков не занимается. Он пишет романы, стихи, биографии, детские книги, ведёт колонки в разных газетах и журналах, даёт десятки интервью, читает лекции, ведёт передачи. Неудивительно, что он один из немногих успешных авторов, который не бросил работу, чтобы сосредоточиться на литературе — у Быкова находится время и на это.

 

Мать писателя была школьной учительницей русского языка и литературы в московской школе № 1214. Её эстафету принял и сын, в девяностые много работавший в той же школе. Сейчас он преподаёт литературу в московских средних школах «Золотое сечение» и «Интеллектуал». Помимо этого, Быков читает лекции в МГИМО (там он профессор кафедры мировой литературы и культуры) и МГПУ.

Я свою роль вижу в том, чтобы объяснить детям, что русская литература — это не мертвый музейный массив, пусть даже наступил и новый век, новое тысячелетие, а такая, пусть древняя, но очень полезная штука, которую нужно знать, чтобы избежать в своей жизни многих проблем. Очень трудно увидеть в этой работе что-то мессианское. Скорее, я считаю себя педагогом в древнегреческом смысле. Во времена Древней Греции это был раб, провожающий ребенка в гимназию. Вот я такой педагог — приставленный к ребенку, чтобы ему не было слишком страшно

 
Дмитрий Быков
 

Курт Воннегут

Курт Воннегут, саркастичный американский гений, перепробовал много работ. Чаще всего почему-то вспоминают, как он торговал шведскими автомобилями «Сааб» (годы спустя Воннегут шутил, что нобелевскую премию шведы ему не дали, потому что обижены на низкие продажи). Но работал он и учителем английского языка — «в частной школе для безмозглых чад богатых родителей».

Воннегут ворчал, что научить человека писать хорошо нельзя, но, уже прославившись, вёл курсы для молодых писателей.
К школе Воннегут относился так же, как и ко всей жизни: издевательски, но с надеждой. Он понимал, что она может вбить в ученика догмы, сделав из него робота, но может и подтолкнуть к познанию и творчеству. Обращаясь к выпускникам техасского университета, он попросил их не забывать учителей, которые помогли им понять, насколько увлекательна жизнь и прекрасен мир.

Школа даёт человеку фантастический заряд мужества, который нужен, чтобы внести в культуру нечто новое. Она дает ему боевой дух, чувство солидарности, ресурсы многих мозгов и — возможно, самое главное — уверенную предвзятость. Что касается предвзятости: я убежден, что в искусстве ни черта не добьешься, если будешь проявлять мягкость и благоразумие, уважать все точки зрения, прощать все грехи.

 
Курт Воннегут
 

Дж. К. Роулинг

Самая популярная юношеская книга в мире рассказывает о семи годах, проведённых в школе волшебства. Многих героев Джоан Роулинг списала со своих школьных учителей. Но и ей самой были хорошо известны трудности и радости преподавания.

Кадр из к/ф «Магия слов: История Дж. К. Роулинг» (2011)

Источник: imdb.com

В школе Роулинг была старостой-отличницей, выучила немецкий и французский и вообще подавала надежды. Однако в Оксфорд поступить не удалось, и Джоан отправилась изучать французский язык и классическую литературу в Эксетерском университете (там же учился Том Йорк). Учителя запомнили её тихоней, которая успешно прикидывалась старательной студенткой, хотя на самом деле предпочитала вместо домашних заданий читать Толкина и слушать The Smiths. Последний год учёбы она провела в Париже, преподавая там английский язык.

Выпустившись, Роулинг поработала некоторое время секретарём в «Эмнести Интернешнл», но вскоре поняла, что эта работа ей неинтересна. Пару лет спустя, уже работая над первой книгой о Гарри Поттере, Роулинг наткнулась на объявление в газете и снова отправилась преподавать английский — на этот раз в португальский город Порту. Несколько лет спустя уже с дочерью она вернулась в Эдинбург, где преподавала французский, а вечерами дописывала в кафе свой первый роман.

Я придумывала место, где абсолютный порядок соседствует с огромной опасностью, где ученики могут превзойти учителей. По логике вещей, эта школа должна была находиться в уединённом месте, и вскоре я остановилась на Шотландии. Возможно, подсознательно я возвращалась туда, где поженились мои родители. Многие утверждают, что знают прототип Хогвартса, — но они ошибаются. Я никогда не видела замка, похожего на Хогвартс.

 
Джоан Роулинг
 

 

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
9 августа 2016, 20:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--