Жизнь в классе: взгляд учёного с уровня школьной парты

Скрытая учебная программа, непризнанные черты школьной жизни и принципы работы учителя — в книге Филипа Джексона, которая на долгие годы стала классикой для исследователей образования.

Время чтения: 8 минут
Жизнь в классе: взгляд учёного с уровня школьной парты

Автор книги собственной персоной.

Источник: tcpublicspace.wordpress.com

«За привычным лежит экстраординарное» — так звучит кредо классической работы Филипа Джексона (1928–2015) «Жизнь в классе», русский перевод которой недавно был опубликован издательством Высшей школы экономики.

Эта книга помогает взглянуть на школу не просто как на систему передачи знаний, а как на естественную среду, в которой учителя не только преподают, а ученики не только учатся: обе стороны образовательного процесса его «проживают».

Как ребёнок способен увидеть чудесное в обыденном, так и учёный, по утверждению Джексона, должен достигать «обновлённого понимания того, что воспринималось как само собой разумеющееся». Его книга является результатом 5 лет наблюдений за школьной системой, которые автор вёл, сидя на задних партах в классных комнатах, прогуливаясь по коридорам и заглядывая в самые разные уголки школьного пространства.

То, что он в них увидел, помогает более трезво и реалистично взглянуть на образовательный процесс. Школа — это особая среда со своими особенностями и ограничениями, поэтому тем, кто в ней работает, или (тем более) смотрит на неё взглядом реформатора, легче составить о них представление.


Скрытый учебный план: чему школьники учатся, но не знают об этом

Школьники полдничают молоком. Амстердам, декабрь 1948 года. Ben van Meerendonk

Источник: flickr.com

Школа — это место, где тесты пишутся успешно и не очень, где происходит много забавного, где сталкиваешься с чем-то неизведанным и учишься новому. Но это также то место, где сидят и слушают, ждут и поднимают руки, по очереди сдают письменные работы и точат карандаши. В школе мы приобретаем друзей и врагов, высвобождаем воображение и расстаёмся с незнанием.

Но в школе также трудно подавить зевоту, на партах от скуки выцарапываются инициалы, собирают деньги на еду и толпятся на переменах. Оба аспекта школьной жизни — и явный, и скрытый — всем знакомы, но скрытый аспект, хотя бы только в силу пренебрежения им, заслуживает, по-видимому, большего, чем ему уделяется, внимания.

Таким почти поэтическим пассажем открывается одна из первых частей книги. Скрытая, необсуждаемая часть школьного плана — вот что привлекает внимание Джексона.

Он выделяет три главных принципа, которые создают то, что мы называем школой, служат для неё своего рода системой координат: это толпа, похвала и власть.

  1. Толпа. Школа — единственное место, где несколько десятков человек такое долгое время находятся рядом и постоянно взаимодействуют друг с другом. То, что в школе делают ученики, они всегда делают вместе с другими — или, по крайней мере, на виду у других. С этим связана и постоянная необходимость в ожидании: ученики стоят в очереди к фонтанчику с питьевой водой, ждут, когда ответит другой ученик или когда учитель проверит их домашнее задание: так они учатся приостанавливать и переключать своё внимание.

  2. Похвала. Попадая в школу, ребенок сразу становится объектом оценки — причем это касается не только формальных показателей успеваемости, но и таких вещей, как одобрение товарищей по классу. Важно понять, что именно оценивается: обычно это даже не знания ученика, а его включенность в работу. Наказывают, как правило, за плохое поведение, но не за плохое усвоение материала. А в ответе на вопрос учителя имеет значение не только его содержание, но и форма: если ученик поднимает руку и ждёт разрешения, то его оценят иначе, чем если он этого не сделает.

  3. Власть. Школа — это «место, где все происходит не потому, что учащиеся этого хотят, а потому, что для этого пришло время». Ученики вынуждены смириться с тем, что им постоянно приходится заниматься теми вещами, которыми в ином случае они бы никогда заниматься не стали, — и прерывать свои занятия, когда их интерес только начал разгораться. В отношении власти школа напоминает психиатрические больницы или казармы: присутствие ученика в классе и его поведение — предмет жесткого контроля.

«And Schoolboy's Hours Be Full Eternity...» (Robert Doisneau, 1956)

Источник: onlinebrowsing.blogspot.ru

Если официальная школьная программа направлена в первую очередь на передачу определённого корпуса знаний, то её скрытая часть формирует личностные качества ученика. Школьник учится ждать, отказываться от собственных интересов, сдерживать импульсивное поведение и привыкает к постоянному оцениванию со стороны.

Он адаптируется к требованиям школы как социального института, что в будущем пригодится ему даже больше, чем все факты из учебников.


Как делать работу учителя хорошо и что этому мешает

В целом яркие индивидуальности и их опыт очень нужны профессии, но, как заметил Дж. Дьюи, «успехи таких людей, как правило, рождаются и умирают вместе с ними, а их благотворное влияние распространяется только на тех учащихся, которые имеют счастье непосредственно взаимодействовать с талантливыми учителями…

Единственный способ предотвратить утрату их опыта — его анализ, чтобы то особенное, что талантливый учитель делает интуитивно, могло быть использовано и другими в своей практике»

Значительная часть книги посвящена работе учителя. Джексон провёл около 50 интервью с преподавателями средних классов, которые считались выдающимися учителями, и проанализировал их опыт.

Здесь среди ключевых принципов преподавательской работы он выделил безотлагательность, неформальность, самостоятельность и индивидуальность.

Математический класс, 1889 год.

Источник: pinterest.com

1. Почти никто из учителей не упоминал объективные показатели успеваемости в качестве своего ориентира: для них куда важнее их энтузиазм и вовлечённость учеников. Главное удовольствие, которое заставляет учителя снова и снова приходить в школу — это моменты, когда ученик внезапно что-то понимает, «раскрывается» — а это нельзя спланировать заранее и оценить с помощью тестов. 

2. Факторы, которые мешают работе учителя — это негибкая учебная программа и вмешательство администрации в жизнь класса. Учитель готов основываться на сторонних рекомендациях и методиках, но они должны оставлять пространство для импровизации.

У меня есть друзья, работающие в других школах, и они должны представлять учебные планы на неделю или на месяц вперед. По-моему, это глупость. Так не учат. Если происходит что-то интересное, например, бабочка влетает в окно, мы говорим об этом. Я действительно составляю план урока каждую неделю и в понедельник утром я его придерживаюсь, с девяти часов до десяти примерно, но уже к десяти я обычно отхожу от него.

3. Учитель всегда в движении: он должен быстро реагировать на ситуацию в классе, которая меняется почти ежесекундно. Он управляет вниманием 25-30 учеников и каждый час совершает с ними около 200–300 взаимодействий. Учителю не нужны глубокие объяснения того, почему один ученик вовлечён в работу, а другой к ней равнодушен: он вынужден действовать интуитивно, не полагаясь на рациональные рассуждения.

Хорошие преподаватели в своей работе основываются в первую очередь на чувствах, а не на анализе причинно-следственных связей и чётком регламенте. Это объясняет, почему педагогические и психологические концепции, как и планы реформаторов, часто так далеки от реальной жизни. Учителю просто не хватает на всё это времени, он работает по другим принципам.

Не случайно учителя обычно относятся со скептицизмом ко всем нововведениям. Интересно, например, что никому из опрошенных преподавателей не пришлась по вкусу идея о сокращении количества учеников: в классе должно быть не меньше 10, но и не больше 30 человек — иначе уйдёт всё воодушевление.

Первый день в школе. Сентябрь 1960 года, Bill Young.

Источник: pinterest.com

Джексон в своей книге не критикует школьную систему и не призывает её реформировать. Толпа, похвала и власть для него — те элементы, без которых от школы ничего не останется. Их просто нельзя устранить.

Нужно понять образовательный процесс, прежде чем пытаться изменить его. «Жизнь в классе», впервые опубликованная ещё в 1968 году, для многих исследователей образования стала указателем, возвращающим от теоретических дискуссий к эмоциональному и психологическому опыту живых людей, ежедневно наполняющих школьные классы и коридоры.


Книга Джексона помогает по-новому взглянуть на школу, увидеть за ежедневной рутиной и официальными декларациями что-то более глубокое и важное.

В этом кратком обзоре мы обратили внимание только на ключевые положения «Жизни в классе». О взаимосвязи между успеваемостью и личной удовлетворённостью ученика и о том, как распределяется внимание класса в течение дня, можно прочитать в других частях этой работы.

Благодарим издательство Высшей школы экономики за предоставленную копию книги.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
29 февраля 2016, 16:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--