Елена Тулина

Наука и образование: «Игра – это больше, чем забава, это жизненная необходимость»

Сегодня в нашей рубрике «Наука и образование» мы рассмотрим самое ненаучное на первый взгляд явление – феномен игры.

Время чтения: 8 минут
Наука и образование: «Игра – это больше, чем забава, это жизненная необходимость»

В наш век большинством людей игра воспринимается как нечто несерьёзное и второстепенное в жизни человека. Между тем, если присмотреться внимательнее к этому феномену, можно обнаружить, что игра — понятие гораздо более древнее, чем, например, культура. Игра архаична и архетипична, она принадлежит не только людям, но и всему живому (играют птицы, животные, рептилии, насекомые).

Неудивительно, что на протяжении XX века игра стала предметом рассмотрения различных наук: культурологии, психологии, педагогики, неврологии, биологии и т.д. И если сначала вопросы крутились вокруг проблемы значения игры в жизни каждого человека (Герберт Спенсер рассматривал игру как способ расходовать излишки энергии, Карл Гросс видел в игре подсознательную подготовку к взрослой жизни, Фрейд узрел в игре подсознательную потребность выражать запретные импульсы разрешённым способом, а Жан Пиаже относился к игре как к форме творчества и т.д.), то поздние теории обратились к рассмотрению социологических и культурологических аспектов значения игры в развитии человечества в целом.

Источник: Wikipedia.

Так, голландский философ и культуролог Йохан Хёйзинга написал в 30-е гг. XX столетия удивительную книгу «Homo Ludens» («Человек играющий»), в которой предпринял попытку фундаментального исследования феномена игры и её воздействия на развитие человеческой цивилизации. Всесторонне исследуя игру, Хёйзинга пришёл к мысли, что игра — это первичный импульс человеческой истории, она дала жизнь и обусловила развитие разнообразных форм и направлений нашей культуры, которая, по сути, является той же самой игрой. То есть игра, по Хёйзинге, — это культурно-историческая универсалия, из которой родились различные формы нашей действительности: право и порядок, общение и ремесло, искусство и наука. По мнению Хёйзинги, игра дополняет и украшает нашу жизнь, именно поэтому она необходима каждому человеку — вне зависимости от пола и возраста.

Источник: Flickr.com.

Впрочем, есть и другие подходы к изучению игры, но это уже не имеет значения. Главное уже свершилось — усилиями различных учёных удалось показать человечеству, что игра — вещь серьёзная и не стоит ей пренебрегать, сколько бы вам ни было лет. Однако, кажется, далеко не все смогли услышать эту истину и принять её к сведению. Возможно, это было одной из причин, по которым психиатр Стюарт Браун решил основать в Америке «Национальный институт игры», занимающийся исследованием влияния игр и популяризацией этой информации.

Источник: National Institute for play.

По словам самого Брауна, обратиться к исследованию игр его заставил анализ психологического портрета известного массового убийцы Чарльза Уитмена, который в 1966 году забаррикадировался в башне Техасского университета и стал хладнокровно расстреливать из винтовки прохожих:

В ретроспективе, когда мы изучали связь совершенного им массового убийства с важностью игры, в процессе нашего исследования личности Уитмена была обнаружена серьёзная игровая недостаточность. В нашем комитете, куда входили многие авторитетные учёные, к окончанию исследования сложилось чувство, что отсутствие и продолжительное подавление нормальных развивающих игр сделало его более склонным к тому, что он учинил.

По мнению Брауна, игра – это такой же биологический процесс, как сон и сновидения. То есть, утверждает психолог, когда животные спят и видят сны, они в некотором смысле «репетируют» какие-то вещи и тренируют свою память. То же самое нам даёт игра, участвуя в которой мы развиваем свой мозг и получаем новый опыт. Разновидностей игр десятки, и каждая из этих разновидностей имеет своё значение для нас и нашей психики. Так, телесные игры позволяют нам избавиться от напряжения, игры с предметами развивают мелкую моторику, а значит, и наш мозг, жёсткие контактные игры (борьба у мальчишек, прыжки, кувырки и т.д.) развивают эмоциональную регуляцию, физические качества и социальные навыки, одиночные игры воображения развивают фантазию и способность к творчеству и т.д.

Человеческая рука, манипулирующая объектами — это рука в поиске мозга. Мозг находится в поиске руки, а игра — это среда, посредством которой они лучше всего связываются друг с другом.

Источник: National Institute for play.

По мнению Брауна, каждая игра, в которой мы когда-то участвовали — это кусочек пазла, который составляет нашу сегодняшнюю психику. И если мы хотим решить какие-то психологические проблемы, которые у нас есть, нужно попытаться вспомнить и проанализировать картину своих игр:

Необходимо на индивидуальном уровне исследовать прошлое настолько далеко, насколько получится, до самого ясного, радостного и наполненного игрой образа, который у вас есть. Будь он связан с игрушкой, с днём рождения или с отпуском. И попытаться восстановить, начиная с эмоций того момента, как это связано с вашей жизнью теперь.

Тем, кто в детстве был лишён возможности играть, очень многого недостаёт в жизни. Став взрослым, такой человек не видит всех возможностей выбора в сложных обстоятельствах, он менее способен к импровизации и с трудом воспринимает новизну и неожиданный поворот событий.

Источник: National Institute for play.

Но, как считает психолог, в вопросе игр не стоит ограничиваться анализом прошлого. Игры влияют на нас и на наш мозг в любой момент обращения к ним — не только в детстве. Любая активная игра активирует мозжечок, посылает множество импульсов в лобную долю, исполнительную часть, помогает развитию контекстной памяти и многое другое. Одной из целей «Национального института игр», по словам Брауна, является попытка выяснить связь нейробиологии с игрой, чтобы в очередной раз представить миру доказательства полезности и необходимости игр. Браун при этом отмечает, что игра — это некое состояние человеческой психики, при котором он может свободно и творчески подходить к решению любых проблем. Игра — это не локальная деятельность, это образ жизни:

Поэтому я призвал бы вас всех не противопоставлять для себя работу и игры, когда на игры вы отводите отдельное время, а наполнять свою жизнь — минута за минутой, час за часом, играми тела, играми с предметами, социальными, трансформационными, импровизационными играми. Я считаю, ваша жизнь станет лучше и сильнее.

Предлагаем вам посмотреть выступление Стюарта Брауна на площадке TED, в котором он подробнее рассказывает об играх, их роли в жизни человека и культуре, а также о деятельности своего института.

 

Источник: TED.

Кажется, Стюарт Браун занимается полезным и важным делом. Ведь ещё Хёйзинга пришёл к неутешительному выводу, что в обществе, в котором начинает преобладать трезвое понятие пользы, а упорный труд ставится выше всего, культура утрачивает игровой элемент. При этом он предостерегает: утрата цивилизацией игры может привести к крушению культуры и наступлению бездуховного хаоса.

Кстати, примерно тогда же, когда выходит в свет книга Хёйзинги «Homo Ludens», великий немецко-швейцарский писатель Герман Гессе пишет свой последний роман «Игра в бисер». В романе описывается наступление времён, в которых игра становится основой создания единой и понятной для всех системы символов, некого универсального языка культуры, помогающего достигнуть глубины общения и взаимопонимания людей.

Источник: Wikipedia.

В книге Гессе эпоха игры в бисер наступает после эпохи «фельетонизма», характеризующейся обесцениванием старых смыслов и гигантским спросом на пустую занимательность, которая уводила бы людей от дурных мыслей. Вот как в книге приверженцы игры описывают старые времена «фельетонизма»:

Неуверенность и неподлинность духовной жизни того времени, во многом другом отмеченного энергией и величием, мы, нынешние, объясняем как свидетельство ужаса, охватившего дух, когда он в конце эпохи вроде бы побед и процветания вдруг оказался лицом к лицу с пустотой: с большой материальной нуждой, с периодом политических и военных гроз, с внезапным недоверием к себе самому, к собственной силе и собственному достоинству, более того — к собственному существованию. Только что открыли (со времен Ницше об этом уже повсюду догадывались), что молодость и творческая пора нашей культуры прошли, что наступили её старость и сумерки; и этим обстоятельством, которое вдруг все почувствовали, а многие резко сформулировали, люди стали объяснять множество устрашающих знамений времени: унылую механизацию жизни, глубокий упадок нравственности, безверие народов, фальшь искусства. Зазвучала, как в одной чудесной китайской сказке, «музыка гибели», как долгогремящий органный бас, раздавалась она десятки лет, разложением входила в школы, журналы, академии, тоской и душевной болезнью — в большинство художников и обличителей современности, которых ещё следовало принимать всерьёз, бушевала диким и дилетантским перепроизводством во всех искусствах.

Ничего не напоминает? У меня есть кое-какие ассоциации, но оставлю их при себе. Так что живите играючи, уважаемые читатели, и, возможно, тогда удастся спасти нашу культуру от гибели. Ведь тот же Браун отмечает:

Наша программа говорит, что противоположность игры — не работа, это депрессия, которая наступает, если вы думаете о жизни без игры, без юмора, без флирта, без фильмов, без фантазии, без творчества, без состязаний и так далее. Но у нашего вида есть уникальная особенность — на самом деле, мы предназначены для того, чтобы играть всю свою жизнь.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
5 сентября 2014, 16:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--