Ты где? Онтология мобильного телефона

Как почувствовать глобальное одиночество в современном мире? Достаточно забыть дома телефон! Об этих и других парадоксах «бытия-на-связи» рассуждает в своей книге итальянский философ Маурицио Феррарис.

Время чтения: 8 минут
Ты где? Онтология мобильного телефона

 

Источник: nlobooks.ru

Маурицио Феррарис — профессор теоретической философии и директор Онтологической лаборатории университета Торино. Он пишет статьи в свою колонку в газете La Repubblica и является автором более сорока книг, переведённых на разные языки мира. Когда философ, которого занимают вопросы теоретической философии и который сам себя называет догматиком, говорит о такой маленькой и обыденной вещи, как мобильный телефон, невольно задумываешься, чего ожидать читателю. Профессор решил написать книгу-шутку, чтобы немного отдохнуть от глобальных вопросов, и тебя ждут триста страниц остроумных замечаний? Или это научный трактат, и придётся пробираться сквозь философские термины и конструкции, чтобы понять место маленького гаджета в системе современного мира?

Эта книга — и то, и другое. Здесь есть и остроумные замечания по поводу характерных ситуаций, так хорошо знакомых многим из нас (как, например, мы чувствуем себя потерянными, забыв дома телефон или обнаружив отсутствие сети), и обоснование подхода автора к социальной онтологии, который обращает внимание на значение записи и подписи для создания социальных объектов.

Предисловие к книге «Ты где? Онтология мобильного телефона» написал Умберто Эко. Он указывает на то, что, скорее всего, и будет ценно для неискушённого в вопросах философии читателя: «Эта книга интересна не столько тем, что мобильный телефон позволил Феррарису изложить свою онтологию, сколько тем, что его онтология позволила ему и нам лучше понять мобильный телефон». 

Клубок онтологии мобильного телефона Феррарис начинает распутывать с вопроса, который в современном мире задаёт подавляющее большинство звонящих: «Ты где?»

Этот вопрос был немыслим в эпоху стационарных телефонов, и именно он указывает на сущностное отличие телефона мобильного: он принадлежит не месту, а человеку. Феррарис сравнивает индивидуальность мобильного с индивидуальностью смерти в философии Хайдеггера: он может быть только твоим. «Бытие у телефона» мобильного отличается от «бытия у телефона» стационарного: теперь повсюду (раньше — только в конкретном месте) могут найти тебя и только тебя (раньше к телефону мог подойти кто угодно, оказавшийся в конкретном месте). 

Вопрос «Ты где?» значит не столько уточнение положения в пространстве, сколько уточнение присутствия абонента в мире вообще. 

Этим обусловлена наша озабоченность тем, чтобы быть на связи. То, что призвано обеспечить свободу общения, накладывает дополнительные обязательства! Теряя мобильный, мы сразу начинаем прорабатывать сценарии, кому нужно в первую очередь сообщить о том, что мы не в сети, как восстановить контакты, как сообщить другим свой новый номер. 

Среди парадоксов, касающихся мобильного телефона, Феррарис отмечает ту лёгкость, с которой эта техническая новинка была принята в традиционных обществах, обыкновенно относящихся с большой осторожностью к благам цивилизации. Кроме того, мобильные распространились среди всех социальных слоёв населения.

Фотография года World Press Photo 2014. Африканские мигранты в Джибути пытаются поймать сигнал из Сомали, чтобы связаться с родственниками. Источник: worldpressphoto.org

Бездомный человек не имеет, естественно, стационарного телефона, но ничто не мешает ему иметь свой мобильный. И это не воспринимается как роскошь.

Как долго и для чего будут сосуществовать рядом мобильный и стационарный телефоны? Задаваясь этим вопросом, Феррарис обращается к психологии коммуникативного поведения: если мобильный и стационарный телефоны зазвонили одновременно, к какому подойти сначала? Автор видит здесь конфликт двух видений мира: экзистенциального («к мобильному, ведь он звонит точно тебе») и преклоняющегося перед третьим лицом («к стационарному, ведь он используется при официальном общении»).

Продолжая балансировать между благом и лишениями, которые даёт нам мобильный телефон, итальянский философ рассуждает о возможности отсутствовать, присутствуя, и наоборот. Например, так происходит, когда X прогуливается с Y, а Y при этом разговаривает по телефону с Z, и именно к Z относятся эмоции и мимика X. Где в это время X присутствует? Где присутствует Z? Тема, знакомая многим по «Одиночеству в сети» и другим произведениям о виртуальной реальности, интересна и в отношении мобильного телефона. 

Популярный интернет-мем: подпись к картине 1881 года «Как члены семьи игнорировали друг друга до изобретения смартфонов». Источник: adme.ru 

Феррарис остроумно подмечает некоторую неискренность, с которой долгое время люди были склонны утверждать, что телефон не имеет к ним никакого отношения. Культура не сразу преодолела предрассудки по поводу «бескультурного и примитивного аппарата» и выработала «мобильный» этикет с правилами хорошего тона: когда и кому можно звонить, когда прилично брать трубку. Теперь объявление в театре о необходимости выключить мобильные телефоны стало привычной формальностью перед спектаклем (правда, отметим в духе автора книги, что это не мешает парочке мобильников выдать в середине первого акта своих незадачливых владельцев и их музыкальные вкусы).

Философ признаётся в начале своего исследования:

Я утверждал, что телефон — глупое устройство, тогда как компьютер — умное. Возможно, потому что мне казалось — на компьютере пишут умные статьи, а на мобильном — глупые сообщения. По всей видимости, я ошибался — не столько потому, что на компьютере можно писать статьи, по степени идиотизма достойные памятника, сколько потому, что, как заметил Деррида, со временем мобильный телефон, скорее всего, будет сочетать в себе все функции компьютера, сохраняя при этом то свойство, которым компьютер пока не обладает: быть всегда с нами. 

Теперь, по прошествии десяти лет после выхода книги «Ты где? Онтология мобильного телефона», мы можем с уверенностью сказать, что телефон уже вместил в себя все функции компьютера. И теперь для нас ещё более очевиден самый главный парадокс, который касается мобильного телефона — парадокс его предназначения.

Хотя само название вещи указывает на то, что она создана для разговоров на расстоянии — коммуникации, фактически мобильный оказывается средством письма, записи — регистрации.

А письмо, в свою очередь — то, что конструирует социальную реальность. Именно этим Феррарис объясняет такое распространение мобильных телефонов среди всех обществ и слоёв населения: мобильный телефон принадлежит миру объектов реальных, которые конструируют объекты социальные. То есть эта новинка встраивается в давно существующие процессы.

Любое техническое изобретение меняет нашу жизнь. Но жизнь остаётся в мире, у которого свои законы. Превосходство мобильного в том, что в нём сошлись функции письменности и передачи на расстояние, которые до его изобретения выполнялись другими средствами записи и передачи. 

Фактические данные говорят о том, что распространение телефонов не исключает использование новых технических средств для отправления старых религиозных культов и обслуживания суеверий. Распространение технологий не означает триумфа рационального знания. Технология — лишь инструмент, который может очаровывать своей новизной и упрощать решение каких-то задач, но при этом не меняет фундаментальные основы общества.

Растиражированная в Сети фотография, на которой сирийские боевики используют Ipad, предположительно, не в мирных целях. Источник: google.com

В этом ключе интересны рассуждения Феррариса о том, какую роль играет мобильный телефон в области знаний.

Даря возможность «абсолютного знания», когда любую информацию можно получить здесь и сейчас (в том числе и во время контрольной работы), мобильный ставит вопросы перед системой образования: какова адекватная оценка знаний в современных условиях? Каково соотношение знания и других компонентов в образовании? «Неизлечимый оптимизм человеческой натуры разработал проекты приспособления мобильного к программам заочного обучения», — замечает философ. Но при этом мобильный телефон «технически оснащает детскую мечту учить уроки во сне, положив учебник под подушку», не меняя само знание.

Феррарис не останавливает своё внимание именно на этой стороне проблемы, так как его задача — раскрыть роль письма в формировании социальных объектов, и мобильный телефон интересует его как инструмент для письма/регистрации. Поэтому над вопросом о том, как технологии, в том числе мобильный телефон, качественно меняют наше знание (если, конечно, это происходит), можно подумать самостоятельно, вдохновившись опытом философского взгляда на повседневные вещи.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
1 марта 2015, 16:00

Оставайтесь в курсе


У вас есть интересная новость или материал из сферы образования или популярной науки?
Расскажите нам!
Присылайте материалы на hello@newtonew.com
--