История детства: от «недовзрослого» до центра семьи
  вернуться Время чтения: 10 минут   |   Комментариев: 1
Сохранить

История детства: от «недовзрослого» до центра семьи

Ребёнок как «недоделанный взрослый» или пример для подражания? История детства знает разные точки зрения.

Сегодня жалуются и на преждевременное взросление современных детей, и на их инфантилизм — причём часто и на то, и на другое одновременно. Чтобы разобраться в том, сколько правды в этих претензиях, нужно вспомнить, какими были дети в другие эпохи, и как менялись представления о детстве как таковом.

Дети и работа

В книге «Приключения доисторического мальчика» Эрнеста Д'Эрвильи девятилетний главный герой был ловким птицеловом: он умел вытаскивать птиц из гнёзд, не разбудив, и за это получал иногда кусок сырого костного мозга. Другой мальчик, шестилетний, оставался поддерживать огонь на всю ночь, пока старшие уходили на охоту. Погасни огонь, виноватого ожидало бы суровое наказание без скидок на возраст.

Фрагмент гравюры Густава Доре «Крестовый поход детей».
(источник: Wikipedia)

Думали ли наши далёкие предки о том, что ребёнок или юноша проживает «золотую пору», проживает этапы адаптации и социализации, исследует мир? Как правило, нет. Куда больше их интересовало, сколько в племени рабочих рук. Подробной периодизации возрастов (ребёнок, подросток с тремя этапами пубертата, юноша) в те времена не было. Социальную взрослость уравнивали с биологической.

Способен держать вилы и вступать в брак? Стало быть, достаточно взрослый и для того, и для другого.

С ростом городов и развитием учебных заведений о вопросах детства начали говорить. Хотя и в это время получать образование в учебных заведениях или, тем более, у домашних учителей, могли далеко не все. Многим было вообще не до учёбы. Немалую часть бытовых нужд крупного города конца XIX века, будь то Лондон, Париж, Санкт-Петербург или Нью-Йорк, обслуживали несовершеннолетние. Детям из простых семей (а таких было большинство) приходилось работать газетчиками, чистильщиками сапог, точильщиками, разносчиками, помощниками различных мастеровых и ремесленников.

 
Юные продавцы газет. Нью-Йорк конца XIX века.
(источник: Фотохронограф)
К некоторым работам специально привлекали именно детей. Например, маленький трубочист мог забраться туда, куда взрослый не пролезал.

В романе Чарльза Диккенса «Оливер Твист» один из персонажей, благодушно посмеиваясь, рассказывает о том, как помочь мальчику не застрять в дымоходе:

«Мальчишки — народ очень упрямый и очень ленивый, джентльмены, и ничего нет лучше славного горячего огонька, чтобы заставить их быстрёхонько спуститься. К тому же это доброе дело, джентльмены, потому как, если они застрянут в дымоходе, а им начнешь поджаривать пятки, они изо всех сил стараются высвободиться».

Девочки работали няньками, швеями и прачками, продавали цветы, спички, зелень и овощи. Кроме того, им нужно было выполнять домашние обязанности. В мире без стиральных машин, пылесосов, синтетических материалов и бытовой химии это было непросто даже для взрослых женщин. Например, горячую воду требовалось таскать в вёдрах на нужный этаж, все поверхности в доме — оттирать тряпкой вручную, все вещи — чинить и штопать при тусклом свете свечи. Когда вещь портилась (например, рвались носки или брюки) никому не приходило в голову выбросить её, если ещё можно поставить заплату.

 
Комната посещений в Брайдуэлле, тюрьме с работным домом, XVIII век.
(источник: Wikimedia)

Дети могли оказаться в работных домах, где помогали родителям почти в каторжных условиях или трудились самостоятельно (если их ловили за попрошайничеством и кражами). Работные дома были кошмаром городской бедноты — многие предпочитали нищенство принудительному труду на производстве или в угольных шахтах. Кстати, профессиональное нищенство было самостоятельной специальностью со своими «университетами», «экзаменами» и возможностью карьерного роста. Стоит ли говорить, что этот мир поощрял хитрость и хватку и не слишком ценил инфантилизм.

Дети в искусстве

В греческом искусстве можно встретить изображения детей, однако позже они исчезают. Римляне относились к детям уже с меньшим вниманием. Детство перестаёт быть значимым, а поведение легендарных детей не отличается от поведения взрослых вымышленных персонажей. Требования, которые предъявлялись к члену сообщества в средневековой деревне, не слишком отличались от тех, что существовали в доисторическом мире, пусть даже способы производства и ведения хозяйства стали иными.

На средневековых миниатюрах дети не появляются примерно до XII века, а первые их изображения — фигурки с нарушенными пропорциями, уменьшенные копии взрослых. Долгое время иконография детства оставалась по большей части религиозной: если рисовали ребёнка, чаще всего это был младенец Иисус. Светские изображения детей начинают широко распространяться примерно с XV—XVI веков. Эволюцию изображений детей в искусстве рассматривает, в частности, Филипп Арьес в книге «Ребёнок и семейная жизнь при старом порядке».

 
Детский групповой портрет XVIII века.
(источник: Pinterest)

Дети и игры

Символические атрибуты детства («детская непосредственность», игры и игрушки, наивность, буквальность мышления, незнание правил) в классической культуре долго не встречали одобрения.

Идеалом были взрослость, разумность, способность говорить и вести себя как взрослый. Эти качества проповедовала философия Просвещения с её моральными поучениями для подрастающего поколения. Ранняя взрослость могла обеспечить отпрыску успешное будущее, шла ли речь о том, чтобы в юном возрасте суметь распорядиться родительским состоянием, командовать нижестоящими, выжить трущобах или выбиться в люди.

В Новое время начинает формироваться другое понимание детства, предполагающее заботу о здоровье ребёнка, внимание к его физическому развитию и морали. Эрнест Д'Эрвильи написал свою книгу о доисторическом мальчике в XIX веке, полагая, что в его времена условия жизни детей стали легче, а прогресс уступил место дикости. Во многом это правда (доисторический ребёнок не гнушался сырым мясом, а условного Оливера Твиста это бы, как минимум, смутило), однако многие ситуации из XIX века очень далеки от сегодняшнего положения дел.

Постепенно мир переходит от модели «идеальные дети — маленькие взрослые» к представлению о детстве как о периоде, имеющем самостоятельную значимость. Со временем экономические условия изменились, и от детей перестали требовать раннего заработка. Более перспективной родительской инвестицией стало образование ребёнка.

Освободившееся пространство в жизни детей стало заполняться особенными «детскими» символами и конструктами. Жанры детской литературы обогащались: к религиозным наставлениям и нравоучениям для юношества добавились волшебные сказки, сентиментальные романы и приключенческие истории. С развитием промышленности стало производиться всё больше детских вещей и игрушек, которые теперь не только копировали предметы из взрослого быта, но и учитывали интересы ребёнка.

Если прежде дети рождались чуть ли не каждый год, сегодня в развитых странах появление ребёнка — осознанное и важное решение, поэтому место детей — в центре семьи.

Идея «окультуривания» детей стала пересматриваться по мере того как в западном обществе нарастало критическое отношение к собственной культуре. Институты и принципы воспитания стали рассматриваться некоторыми исследователями как репрессивные. Согласно философу Мишелю Фуко, школа просвещенческого образца потрудилась над уравниванием и подавлением личности так же, как тюрьма и психиатрическая клиника.

(источник: Pinterest)

Оформились отдельные дисциплины, изучающие проблематику детства и взросления: возрастная психология, эволюционная педагогика, социология детства. Исследователи задумались о том, что детское восприятие и голос ребёнка имеют свою ценность и представляют интерес. В частности, много сил изучению детства и взросления посвятила Франсуаза Дольто, французский психоаналитик и педиатр, автор книг «На стороне ребёнка» и «На стороне подростка».

Постепенно в ребёнке стали ценить пластичность сознания, фантазию, свежий взгляд на вещи, которые раньше считались «несовершенствами» и пробелами в воспитании. Благодаря психоанализу формируется идея о том, что «внутренний ребёнок» есть в каждом из нас, а авторы книг о нестандартном мышлении предлагают следовать примеру детей.

Сегодняшние дети: раннее взросление или инфантилизм?

Некоторые говорят, что современные дети слишком рано взрослеют: благодаря интернету они широко осведомлены, высказываются по поводу глобальных вопросов, выходят на митинги, имеют богатый словарный запас, умеют ориентироваться в информации, придумывают стартапы и читают лекции TED (в этом видео, например, тринадцатилетний Логан ЛаПлант, разработавший систему домашнего обучения под названием «хакскуллинг», излагает свои взгляды).

В то же время, многие жалуются на инфантилизм сегодняшних детей: они плохо ориентируются на местности, мало вовлечены в практическую деятельность, их знания не глубоки и не системны, а ещё они убеждены, что все им должны. Да и вообще, кто такие «современные дети»? Условный подростковый возраст сегодня длится до окончания студенчества, а то и лет до 30, если после обучения в университете человек продолжает учиться и переучиваться. Когда же, наконец, полагается вырасти?

Дело в том, что возрастные категории существуют только в корреляции друг с другом, поэтому изменение понимания детства невозможно без изменения трактовки взрослости.

Как мы помним, ещё древние греки жаловались на то, что молодежь не уважает старших. Однако то, что где-то дети не почитают стариков, то есть не видят ценности в их опыте, свидетельствует об изменении принципов трансляции знания. Раньше «старик» был носителем знаний, но теперь информация перестала быть эксклюзивной, а функция старшего как её носителя стала отпадать. Поэтому и от взрослого сегодня требуется совсем иное. В частности, умение всё время адаптироваться. Так что, если считать детство периодом обучения, то время «взрослых» уходит.

Дети, работающие на добыче угля в Индии.
(источник: avaxnews.com)

Впрочем, не стоит забывать, что это «проблемы первого мира», обозначающие фронтир. На практике состояние современного «детского вопроса» разнится от страны к стране и соответствует ситуации с правами человека в целом: отношение к ребёнку всегда отражает внимание к личности как таковой. По сей день существует эксплуатация детского труда, на несовершеннолетних возлагаются тяжёлые домашние обязанности. В этой статье в «Википедии» можно найти карту мира, на которой указан возраст сексуального согласия в разных странах.

Так что, несмотря на изменение роли детства на западе, в целом ситуация неоднородна: пока одни тринадцатилетние выступают с лекциями, другие выходят замуж.


Возможно, детство и отрочество вовсе не «прошиты» в человеке, а представляют собой социокультурный конструкт, содержание которого может различаться от общества к обществу. В то же время, актуализация этого конструкта воспитывает людей в согласии с теми или иными представлениями и становится частью их личностей. Так или наче, в наших силах сознательно проводить в жизнь тот образ детства, который мы считаем правильным.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

А в прежние-то времена: Как государство забыло об образовании в Древней Руси

Английские академические традиции

Как менялись взгляды на красоту и здоровье