Не вести ребёнка за руку, а следовать за ним
  вернуться Время чтения: 9 минут   |   Комментариев нет
Сохранить

Не вести ребёнка за руку, а следовать за ним

Педагог семейной школы рассказывает о том, как не дать потухнуть природной исследовательской активности детей.

С самого рождения человек что-то активно исследует. Благодаря этому ребёнок развивается, тянется вверх, становится взрослым. Многие современные направления педагогики, опираясь на наследие Ж. Пиаже и Л. С. Выготского, принципы гуманистической педагогики и педагогики сотрудничества, новейшие исследования психофизиологических и неврологических особенностей человека работают с естественным познавательным интересом ребенка и призывают внимательнее слушать запросы каждого ученика, разрабатывать и внедрять индивидуальные образовательные маршруты.

Я считаю, что исследовательская активность ребенка реально может служить основной для формирования образовательной программы, и именно на неё надо опираться во всех развивающих контактах (а других и не бывает) с самого раннего возраста.

В течение трёх лет мы с группой дружественных педагогов и родителей реализуем проект семейной школы для разновозрастной группы детей от 3 до 7 лет. Одна из главных задач, стоящих перед нами — найти и внедрить формы поддержки и развития исследовательской активности детей, вырастить на основе уникальных особенностей каждого ребёнка именно его образовательную траекторию, научиться объединять их в групповой работе и анализировать результаты общей деятельности.

В этом эссе кратко представлены результаты именно этого аспекта нашей работы. Хотелось бы подчеркнуть, что мы считаем принципиально важным применение наших принципов именно в самом раннем возрасте, поэтому сознательно расширяем границы «школьного» проекта, вовлекая в него малышей.

Идём за ребенком

Можно выбирать между двумя путями, по которым следует образовательный процесс. Первый путь — движение к известному образовательному стандарту, когда родители и школа знают конечную цель, куда они хотят привести ребенка. Второй — свободное следование за образовательным интересом ребенка, в темпе его личной исследовательской активности.

Кадр из к/ф «Уж кто бы говорил!»
(источник: kinopoisk.ru)

Первый путь, как и второй предполагает использование исследовательской активности, но среди инструментов, тактики движения к заданной цели. Он хорошо изучен, этой тропой идёт практически вся система образования, есть много методологических разработок, как бережно и эффективно привести ученика к заветной цели.

Второй путь выглядит сомнительно. Что если ребенка ничего не заинтересует? Сколько ждать? А как же культурный уровень? А если он никогда не захочет узнать закон Ома? Как он может заинтересоваться чем-то, что ему пока не встретилось? Как расширять зону развития?

И всё же именно стратегическая опора на исследовательскую активность ребенка, динамическое формирование на её основе самой образовательной программы представляется мне наиболее перспективным. Если образно представить себе мою педагогическую позицию: утром ребёнок вышел из дома и идёт по лесу; можно идти впереди него, можно вести за руку. Я иду за ним. Моя помощь не в том, чтобы привести его куда-то, я нужна в точках его конкретных вопросов и задач.

Меньше инструкций и правильных ответов

Первое и главное — не мешать свободному развитию мысли. Не закрывать шкафчики, не бояться испачкать одежду, ограничить запрещающие действия случаями прямой угрозы жизни и здоровья ребенка.

Мы инструктируем детей с самого рождения, и это нормально, но очень часто наши инструкции избыточны и необязательны. Надо стараться как можно меньше давать готовых правильных ответов и последовательностей.

Парадоксально, но часто дети, даже совсем маленькие, отвечая на открытый вопрос, не размышляют, а пытаются угадать правильный ответ.

Они уверены, что «правильный» ответ есть, взрослые его знают, и сами провоцируют нас на готовые ответы и оценки. Видимо, это связано с тем, что ребёнок интуитивно бережет силы, старается пройти по пути наименьшего сопротивления; это проще — чтобы тебе сказали, что надо делать, чтобы кто-то отвечал за результат.

Кадр из к/ф «Уж кто бы говорил!»
(источник: kinopoisk.ru)

Инструкция удобна и преподавателям, и ученикам. Что делать? Держаться максимально нейтрально. Когда я поняла, что инструктаж и выдача «правильных» ответов неэффективны, не двигают познание вперед, мешают мышлению в другом направлении, сужают коридор — я перестала настраиваться на оценку. Ты никак не должен высказывать свою точку зрения, не должен провоцировать ребенка на какой-то определенный ответ.

С другой стороны, в жизни часто надо следовать какому-то алгоритму, и дети должны это уметь. А иногда правильный готовый ответ, найденный в словаре, ценнее длинного процесса самостоятельного поиска решения. Но я хочу, чтобы дети могли поступать вариативно. Они должны знать, что инструкция, «правильный» путь — это сужение свободы. Инструктирование бывает оправдано, но мы занижаем планку.

Самостоятельные результаты

Процесс познания можно поделить на такие этапы: кто ставит цели, кто их уточняет, кто планирует решение, решает, ставит эксперимент, подводит итоги, делится результатами? Кто ведущий, а кто ведомый?

3-4-5 лет назад ответ был однозначным: дети пока ничего не умеют, их ведут взрослые — педагоги и родители.

Мне же кажется, что обязательно стоит пробовать передать ребёнку (может быть, старшему в группе) ведущую роль на каждом этапе, и позволить группе самой делать экспериментальную часть и обсуждение результатов.

Кадр из к/ф «Уж кто бы говорил!»
(источник: kinopoisk.ru)

Если они могут без моей помощи, поднатужившись, что-то сделать — это всегда более результативно и более значимо, чем просто получить готовый ответ. С другой стороны, ребёнку нужен опыт успешности. На мой взгляд, психологически важно, чтобы у детей были положительные результаты. При этом сложность задачи должна была адекватной — нельзя зарабатывать уверенность в себе на лёгких задачах, они должны созревать на посильных, но сложных задачах.

Я часто применяю, например, такой метод — «звонок другу». В момент решения вбрасываю дополнительную информацию, помощь. Всегда хочется, чтобы последний шаг они сделали сами, сами пришли к ответу, или, по крайней мере, чтобы у них сложилось такое впечатление. Так у них появляется уверенность, что они без моей помощи могут решать жизненные задачи.

Сомневаемся

Ещё один инструмент поддержки исследовательской активности — критическое отношение к тому, что было до тебя. Ты можешь подвергнуть сомнению всё. У моих детей была учительница по русскому языку, которая совершенно правильно говорила: «Самое главное — усомниться в написании. Тогда у вас возникнет необходимость проверить, и вы вспомните правило, которое вы знаете. А если вы не засомневаетесь, вы точно напишете с ошибкой».

Формируем программу на основе интересов ребенка

Мы внедряем очень важный инструмент командной работы — совместное планирование программы на короткий период (2-3 месяца). Каждый вносит своё: ребенок задаёт вопросы; родители добавляют анализ прошедшего периода и новых интересов ребенка, вписывают события семейной жизни; педагоги вносят свои задачи, соображения, опыт.

Меня часто спрашивают: если мы идём от образовательного интереса ребенка, как внести в программу то, чего он пока совсем не знает?

Дело в том, что детский запрос не всегда сформирован полностью, и его можно постараться угадать. К счастью, у детей всегда есть вопрос «Как вообще всё устроено на свете?».

Кадр из к/ф «Уж кто бы говорил!»
(источник: kinopoisk.ru)

Также, несмотря на индивидуализацию (тропинка в лесу у каждого своя), большое влияние на формирование программы оказывает группа. Интересы друзей дополняют его собственные — может быть, это не совсем его, но он готов туда тоже сунуть нос. И всё же это не коллективная работа, а дополнение индивидуальных маршрутов; настоящее место групповой работы — в проектной деятельности.

При формировании программы я также считаю очень важной последовательность введения предметов. Естественные науки, химия, лаборатория, всё, что можно делать руками — поддерживают исследовательский интерес в первую очередь. Это можно и нужно давать довольно рано. Дети очень близки к природе, поэтому естествознание, окружающий мир — это то, что позволяет не знать готовых ответов, а прийти к ним самостоятельно, на практике.

Сообразность моменту

Сложно формулировать педагогическую концепцию школы, ведь никакие принципы на самом деле не являются догмой. В лесу иногда можно и за руку повести, и даже понести ребенка на руках. Почему же мы выбираем тот или иной метод?

Возможно, искомый результат образования — это личный прогресс. Не конкретное направление движения, не достигнутые результаты, а конструктивное поступательное движение.

Наш единственный приоритет — сообразность моменту, интуитивно понимаемому состоянию конкретного ребенка в данный момент. К сожалению, это сложно отрефлексировать и передать. Конечно, любящие родители ближе к такой позиции, чем любые самые лучшие педагоги. Но и им надо не терять фокус, оценивать ситуацию многопланово. Поэтому для нас так важна настоящая командная работа семьи и школы.

Кадр из к/ф «Уж кто бы говорил!»
(источник: kinopoisk.ru)

Исследовательская активность и вариативность взрослых

Я часто думаю: что может быть толчком для развития познавательной активности, исследования? Если этот интерес утерян, что может его возродить?

Не знаю. Если ребёнку с самого детства всё запрещали, закрывали, он привыкает к тому, что эксперименты возможны только в узких разрешенных рамках, остальное неудобно — и начинает всегда двигаться по проторенной дороге. Эта ментальная модель формируется в семье.

Хочется, чтобы дети мыслили и поступали вариативно, владели разным инструментарием. Поэтому гибкая позиция педагога, школы, родителей, открытые глаза и внимание к моменту, наша собственная познавательная активность — возможно, главное условие поддержки исследовательской активности ребенка. Будем сами активными исследователями, а дети подтянутся. Вернее, подтянут нас.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Один день из жизни вне школы

Как перейти на домашнее обучение?

Как помочь учиться детям из плохих районов