«Идите к чёрту!», или о школе как тюрьме
  вернуться Время чтения: 8 минут   |   Комментариев: 1
Сохранить

«Идите к чёрту!», или о школе как тюрьме

Критики школы часто говорят о ней как о тюрьме, где ребёнок лишён свободы следовать собственным интересам. Что сможет решить эти проблемы, так похожие на проблемы нашего «взрослого» мира?

Утро понедельника. К. идёт в школу, чувствуя себя подавленным и немного больным. Ему 14 лет, он терпеть не может школу, но всё равно должен туда идти. Уроки не кажутся ему интересными или имеющими хоть какое-то отношение к его жизни. Его не травят одноклассники, но и дружбы он среди них не нашёл. К. чувствует, что попал в ловушку, из которой ему не выбраться. К. — жертва обязательного образования. «Обязательное» здесь значит «принудительное».

Его соседу, М., кажется, повезло больше. После уроков он пойдёт на карате, во вторник у него занятия музыкой, в четверг — поездка в парк, а в субботу — каллиграфия. Его родители говорят, что М. всегда полон сил и интересов. У него крепкое телосложение, но иногда он чувствует смертельную усталость. Он боится не оправдать чужих ожиданий, испытывает постоянную тревогу и стресс. М. — жертва требований, которые мы как общество предъявляем к детям.

Детство учит нас, что учёба — это тяжёлая работа, а работа — это боль.

Хлопкопрядильная фабрика. Южная Каролина, 1908 год.
(источник: pixabay.com)

Не только исследователям-психологам, но и любому внимательному наблюдателю заметно, что у детей стало гораздо меньше свободного времени, которое они могут потратить на игры и другие занятия, для которых не нужно получать санкции взрослого. Это время теперь занимают бесконечные кружки, развивающие тренажёры и дополнительные занятия. В надежде, что всё это даст ребёнку нужные навыки и расширит кругозор, его лишают свободы, которая на самом деле нужна ему больше всего.

Ребёнок учится воспринимать учёбу как обязанность. Всё, что его интересует и делает счастливым, жертвуется ради запрограммированного «развития навыков и получения знаний». Закончив университет и устроившись на работу он покажет, что усвоил урок. Большую часть времени он будет делать вещи, за которые ему платят — вещи, к которым он не испытывает большого интереса.

Школа действительно готовит к будущей жизни, если эта жизнь — бесконечное выполнение навязанных обязательств.

А пока он зарабатывает деньги на новый смартфон, в Конго, на другом конце земного шара, подростки на минимальную зарплату вручную добывают в шахтах литий, из которого сделан этот смартфон (как, возможно, и ваше устройство). Счастливый обладатель iPhone 7, вероятно, немного счастливее бедных и плохо образованных подростков из Конго. Но система обязательств, правил и исключительно внешних вознаграждений сковывает и того, и другого.

Кадр из фильма «Playtime» (1967).
(источник: viennale.at)

«Идите к чёрту» — с этой фразы начинается  замечательная книга «Свобода учиться» (“Free to play”) специалиста по психологии развития Питера Грея. Эту фразу произнёс его сын на очередном школьном собрании, где обсуждали его неподобающее поведение.

Сын постоянно противился требованиям учителей. Более того, он делал это очень систематично. На уроке по пунктуации начинал писать стилем модернистских поэтов без знаков препинания и заглавных букв. Если задание казалось ему бессмысленным, он просто отказывался его выполнять. На неинтересном уроке он мог просто выйти из класса и отправиться домой. Школа была для мальчика тюрьмой, а он не сделал ничего, чтобы заслужить заточения. Грей и его жена поняли: лучшее, что они могут сделать — забрать его оттуда.

В конце концов мальчик нашёл новую школу, где его уже не связывали жесткими правилами и не заставляли выполнять бессмысленные задания. А его отец с этого момента занялся детской психологией, чтобы понять, что не так с традиционной системой образования и можем ли мы что-то с этим поделать.

Главный вывод, к которому он пришёл, звучит просто: детям нужно больше свободы и меньше контроля.

В последние десятилетия мы стали свидетелями уничтожения детской свободы играть и исследовать мир без руководства взрослых. Есть и другая тенденция — падение уровня физического и психического здоровья среди детей и подростков.

Каменноугольная шахта. Пенсильвания, 1908 год.
(источник: loc.gov)

Согласно американским исследованиям, в 1981 году дети тратили на игры примерно на 30% больше времени, чем в 2003 году. Если мы ограничим эту категорию играми на открытом воздухе, процент станет ещё более внушительным.

Что касается психологических заболеваний, здесь статистика совсем безрадостная: по результатам психологических тестов признаки тревожного расстройства и депрессии у детей сегодня можно обнаружить в 5-8 раз чаще, чем 50 лет назад. Мне неизвестны цифры российской статистики, но можно предположить, что схожие тенденции можно найти и у нас. Среди взрослых происходит то же самое. По данным ВОЗ, количество людей, страдающих от депрессии и тревоги, с 1990 по 2013 годы выросло на 50%.

Школьный и дошкольный возраст всё меньше является временем свободного развития и всё больше превращается в подготовку ко «взрослой» жизни — с её расписаниями, стрессами и жёсткой конкуренцией за должности, зарплаты и премии.

Как будто бы уже за школьной партой дети должны работать над своим будущим портфолио.

Может быть, закат детской игры и психические проблемы никак не связаны друг с другом? Ведь одновременно — не значит вследствие. Но мы можем с уверенностью сказать, что именно отсутствие внутреннего контроля является одной из основных причин тревожных состояний. Отсутствие чувства, что ты сам управляешь обстоятельствами своей жизни и несёшь ответственность за свои поступки. Школа заставляет распрощаться с этим чувством. Она учит, что учёба — это оценки, правила, расписания и выполнение обязанностей, в которых ты не видишь ни малейшего смысла.

Странное зрелище: люди, которые сидят за партами целыми днями, читают и слушают о вещах, которые им неинтересны, отвечают на вопросы, которые не принадлежат им самим и для них вообще не являются вопросами. Это среда, которая оставляет всё меньше и меньше пространства для того, чтобы играть, исследовать мир и следовать собственным интересам. Но выход из этой ловушки предлагали уже не раз.

Школа Саммерхилл, 1960-е.
(источник: stoppingoffplace)

Школа Саммерхилл, основанная Александром Ниллом ещё в далёком 1921 году, по-прежнему остаётся одним из воодушевляющих примеров для педагогов по всему миру. Её сверху донизу пронизывают принципы свободы и самоуправления. Ученики сами выбирают, на какие уроки они хотят ходить и сколько усилий готовы потратить на занятия. Задания они тоже ставят для себя сами: учителя им помогают и делают подсказки, но ничего не навязывают. В школе считается, что наиболее важные уроки дети извлекают вне класса и регулярных занятий — из общения со взрослыми и сверстниками.

Американская школа «Садбери Вэлли» известна своим ещё более радикальным демократизмом. Взрослые здесь не контролируют образовательный процесс — дети учатся сами. Они сами выбирают, что им делать, где, когда и с кем. Возможно, такая идея кому-то покажется почти безумной. Но она действует, и по этой модели работает уже около 90 школ по всему миру.

Школы Монтессори, Agile-движение и другие альтернативные образовательные системы — всё это более или менее успешные попытки преодолеть тиранию общего формального образования. Почти все эти проекты начинались в гостиной чьего-то дома и поддерживались кучкой энтузиастов, которым было небезразлично будущее своих детей. За всем этим стоит очень простая идея:

Питер Грей
из книги «Свобода учиться»
— Нет надобности в принудительных уроках, лекциях, заданиях, тестах, оценках, разделении по возрасту или любых других уловках, к которым прибегает стандартная школьная система. На самом деле всё это только мешает естественному обучению ребенка.

Но эта идея имеет значение не только для школы, но и для мира, который находится за её пределами. Когда Воннегут говорил, что школа готовит нас к миру, которого не существует, он был не совсем прав. Большинство из нас занимается бесполезной работой, и в этом пользуется уроками, полученными ещё в школе. Главный из этих уроков состоит в том, что собственные интересы значат меньше, чем внешнее одобрение. Всё начинается с оценок и заканчивается офисными креслами.

Благие намерения и звучные призывы реформировать образовательную систему редко приводят к реальным изменениям. Школа меняется вместе с остальным обществом и, увы, обслуживает его интересы. Раньше детей отправляли работать на фабрики и шахты, теперь их сажают за парты и заставляют решать квадратные уравнения.

Пройдёт ещё много времени, прежде чем образование перестанет быть тюрьмой и превратится в школу свободы. Для этого придётся измениться не только школьным кабинетам, но и нам, взрослым.

По материалам:

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Школа — дело добровольное. Об альтернативном образовании в России

5 лайфхаков для развития креативности

Почему вам нужно научиться скучать