4 передовые школы из разных точек Земли
  вернуться Время чтения: 14 минут   |   Комментариев: 2
Сохранить

4 передовые школы из разных точек Земли

Почитайте, как живут, учатся и учат в нескольких инновационных школах со всей планеты — от Сингапура до Америки.

Как адаптировать международный образовательный опыт для занятий в российской школе? Руководители школы для способных детей «Летово» рассказывают, как они побывали в лучших школах мира, ходили на уроки, жили в пансионе, общались с учителями и учениками, изучали образовательные стандарты США, Великобритании и Сингапура и выбирали подходы, которые можно будет реализовать в «Летово».

Школа «Летово»
Школа для способных и мотивированных детей со всей страны, которая дает высочайший уровень академических знаний, целенаправленно развивает личность учащегося и позволяет получить доступ к образованию мирового уровня. Школа открывается в сентябре 2018 г. Обучение проходит с 7 по 11 класс на русском и английском языках.

 

Полина Мальцева
операционный директор школы «Летово»

Я училась в спецшколе с английским уклоном, потом в хорошем вузе. В бизнес-школе Гарварда я оказалась в одном классе с выпускниками знаменитых частных школ — и особой разницы в нашем бэкграунде не увидела. Но когда приехала в школу Phillips Exeter, то поняла: результат образования может быть одинаковым, а процесс его получения и развития навыков — совершенно разным.

Первое потрясение: ученики школы сами устраивают экскурсии для посетителей.

Это возможность для администрации школы экономить время, а для школьников — проявить коммуникативные способности, развить лидерские навыки, получить организационный опыт. Меня сопровождала 14-летняя девочка. По дороге мы обсудили текущую политическую ситуацию, американскую программу в области здравоохранения Obamacare, поговорили о карьерных стремлениях: я рассказала о том, как работала в консалтинге, а девочка в ответ продемонстрировала достаточно чёткое понимание особенностей моей работы. Я не то что в 14 лет слова такого не знала — только на третьем курсе вуза я в принципе начала понимать, что такое стратегический консалтинг.

А общаясь с этой школьницей, я видела: она осознаёт, какие ей нужны навыки и в каких областях она сможет их применить, где и чему ей нужно для этого учиться. Этот уровень осознанности для меня был удивительным. Тогда я поняла: да — она может пойти работать в ту же компанию McKinsey, куда попала я, но совершенно с другой мотивацией и другой степенью осознанности этого решения.

 

Источник: Wikimedia Commons

Второе сильное впечатление оставил урок математики. Занятия в Phillips Exeter Academy полностью построены по методике Харкнесса. Проходит урок так: учитель с 12-15 учениками садится за круглый стол и организует дискуссию, во время которой дети сами учат друг друга. Поскольку я примерно представляла, как это может работать на уроках истории и литературы, то попросила директора школы отправить меня на урок математики. И вот захожу я в аудиторию, здороваюсь с учителем, сажусь за общий стол. Заканчивается перемена, ученики седьмого класса заходят в аудиторию, здороваются с учителем, кладут свои портфели на стулья. После чего сами подходят к доскам и начинают что-то писать — это были решения задач для этого урока. Они написали решения шести задач из восьми, после чего учитель впервые заговорил — предложил двум ученикам решить оставшиеся две.

Потом дети начали по очереди рассказывать, как пришли к решению задач — совершенно самостоятельно, так как учитель продолжал молчать.

По сути, это олимпиадная система, которую практикуют и в российских школах: дети сами выводят формулы и правила, а не используют знания, которые написал учитель на доске. Если способный ребёнок знает формулу расчёта площади круга, то ему не будет сложно вывести из неё формулу для эллипса.

В этом и заключалась первая задача. Во второй задаче речь шла про короткий и длинный радиус: нужно было понять, в каком предельно допустимом значении находится короткий от длинного. Правильный ответ: от нуля до одного. После того как первая девочка закончила объяснять своё решение, выяснилось, что один из её одноклассников эту задачу решил по-другому. Он сам подошёл к доске и под одобрительные возгласы ребят начал писать. Потом все обсудили решения других задач, а кто не смог придумать решение дома, в это время записывал. Кто-то решил задачу наполовину: тогда у доски он рассказывал, до какого этапа дошёл, а остальные помогали ему закончить.

Из сорокаминутного урока первые тридцать минут учитель ничего не говорил. Спустя полчаса он прервал молчание: хорошо, ребята, с пропорцией от нуля до одного мы разобрались — а каково значение этого параметра у орбиты Земли?

Дети начали работать: одни — искать в интернете, другие подбежали к доске и начали что-то писать, а кто-то предложил не ограничиваться Землёй и рассчитать параметр сразу для всех планет Солнечной системы.

Учитель по-прежнему только наблюдал. Дети выписали все планеты и предположили, что в расчёте параметра должна быть некая зависимость. Оказалось, что орбиты планет около Солнца имеют вытянутую форму, затем становятся круглее, а у самых удалённых от Солнца планет орбиты снова вытягиваются. Здесь дети остановились, не зная, что делать дальше. И тут учитель спрашивает: как это связано с теорией Большого взрыва? В течение пяти минут все обсуждали теорию, а затем стали дальше решать задачи по математике.

Это был очень запоминающийся опыт: я пыталась вспомнить, как мы в детстве проходили формулу расчёта площади эллипса, но не смогла — а этот урок я воспроизвожу почти наизусть. Учитель математики несёт ответственность не только за формирование знаний ученика по его предмету, но и за формирование таких умений, как поиск новой информации, критическое мышление, работа в команде, оппонирование. В тот момент я поняла, что есть другие подходы к преподаванию, чем те, к которым я привыкла и которые считала единственно верными.

В «Летово» метод Харкнесса не будет основным, но абсолютно точно появится в арсенале учителей, которые станут использовать его на тех уроках и при изучении тех тем, где это целесообразно.

Михаил Мокринский
директор школы «Летово»

Школа, которая для нас важна системностью и пониманием того, как может работать сценарий образовательного процесса, в создании которого принимали участие и чиновники, и администрация школы, и различные методические объединения, и сами учителя — это лучшая школа Сингапура Raffles.

В Сингапуре набор и подготовка учителей происходит централизованно: школы не могут повлиять на этот процесс. Raffles — исключение. Эта школа сама определяет список критериев, по которому набирает педагогов. Поэтому один из мотивов учителя бороться за право поступить на работу в Raffles — это возможность стать частью коллектива автономной школы. Работает такая модель именно потому, что эта система привлекательна и устойчива, и люди стремятся туда попасть. Более того, в такой системе существуют свои направления и задачи, для выполнения которых школа и ищет определённых людей. Здесь мы говорим о взаимном соответствии ожиданий школы и учителя.

Как это происходит на практике? Если у учителя есть желание устроиться в школу своей мечты, он не делает рассылку резюме по всем школам, а отправляет документы в то учебное заведение, которое, как ему кажется, более всего соответствует его ожиданиям.

В таком случае педагог не только хорошо понимает, кого и по каким критериям в его школе мечты ищут, но и имеет возможность оценить свои компетенции, чтобы понять, что от него будут ждать и о чём спрашивать. У него также должна быть возможность сказать: хорошо, я во многом соответствую требованиям этой школы, но понимаю, где мои слабые стороны. Нет ли в модели вашего поиска советов по повышению квалификации, чтобы я мог эти пробелы заполнить? В сингапурской системе это направление повышения квалификации серьёзно проработано и помогает учителям подниматься по карьерной лестнице, но только в том случае, если они сами понимают, для чего нужны эти шаги.

Подобную систему мы создаём и в нашей школе. В «Летово» мы ждём от учителя, что тот будет воспринимать себя так же, как ученика: педагог должен смотреть на ученика с высоты, но высоты одной лестницы, понимая, что это те же самые ступени, которые он преодолел сам, а теперь помогает ребёнку на этом пути. Во-вторых, преподаватель «Летово» должен быть готов к изменениям: это означает, что он анализирует свой удачный и неудачный опыт, понимает, что будет двигаться по пути исправления ошибок, учиться работать в команде и стремиться переосмысливать не только личную, но и коллективную практику. Почему это так важно? Если учитель сам не умеет работать в такой ситуации неопределенности, то он не сможет научить этому ребёнка. В-третьих, педагог «Летово» должен хотеть работать не только со значениями, но и со смыслами — тем, что важно для личности и идентичности ребёнка. Такой преподаватель будет принимать участие во внеучебной деятельности: ставить театральные спектакли, водить детей на экскурсии, исполнять обязанности классного руководителя и так далее. Но этого недостаточно. Педагог может хорошо знать методику преподавания значений, но не очень представлять себе технологию формирования смыслов.

Пример: учитель открывает учебник, в котором тема № 9 изложена в хронологическом порядке, причём знает, что среди учеников только пять-шесть человек этой темой интересуются, а остальных ещё предстоит заинтересовать. У него есть два варианта. Первое, что он может сделать — попросить детей открыть учебник на странице 123 и постараться заинтересовать их самим содержанием материала — проблематизировать его или придумать эмоциональную подачу. Второй подход заключается в том, что учитель может соотнести эту тему № 9 с каким-то сегодняшним опытом детей — например, их пониманием культуры, справедливости, прогресса, перспективы. Тогда занятие по этой теме можно начать с рассмотрения той близкой детям проблемы, которую это знание может им помочь решить или лучше понять.

Предположим, вы преподаёте физику и знаете, что среди ваших учеников десять человек этим предметом не интересуются. Вы можете сказать: я готов показать вам контекст, в котором эти знания важны, даже если они вам пока не очень интересны. В «Летово» мы хотели бы добиться того, чтобы у всех детей проявился интерес к изучаемым темам: учитель должен быть способен встроить задачу в более широкий контекст, который ребёнок лучше понимает в силу своего предыдущего опыта.

Также в Raffles мы наблюдали за тем, как организовано развитие лидерских навыков ребёнка. В этой школе у детей чрезвычайно насыщенный день: помимо занятий, это клубная работа, проведение исследований, участие в спортивных соревнованиях, работа в благотворительных организациях. С одной стороны, это развивает их интересы, с другой стороны — даёт им возможность получить социально полезный опыт. Эта же деятельность способствует и развитию их лидерских навыков, потому что лидер должен попробовать себя в разных сферах. Участие в разных направлениях внеучебной активности является для учеников школы обязательным.

Российский же опыт говорит нам о том, что такая модель развития лидерских навыков не должна быть принудительной: мы не должны строить людей в команды и проводить по маршруту, а должны мотивировать и заинтересовывать.

В «Летово» мы собираемся строить насыщенный опытом день учеников, но дадим возможность импровизации. Педагоги в этом процессе будут не только продюсерами, но и сценаристами, режиссёрами и актёрами этого действа.

Мадлена Шагинян
заместитель директора школы «Летово» по академическим вопросам

Для меня очень важны визиты в школы американского штата Калифорния — Harvard-Westlake и Nueva. Опыт Harvard-Westlake был важен нам с точки зрения организации тестирования учеников и создания для них индивидуальных траекторий обучения в соответствии с выявленными способностями и интересами.

tweet-773974323581313024

В школе для способных детей Nueva мы смотрели, как организована проектно-исследовательская деятельность, как там работают с мотивацией и учеников, и педагогического состава, как применяют междисциплинарный подход в организации занятий.

Почему именно Nueva? На протяжении 45 лет эта школа имеет репутацию учебного заведения, реализующего инновационные образовательные практики, что отмечено несколькими наградами государственного уровня. В образовательном процессе Nueva заметны пять направлений, которые выделяют её среди других школ. Во-первых, обучение в школе связано с изучением всего, что связано с жизнью: инструментом познания в данном случае является проектно-исследовательская деятельность. Второе очень интересное и важное в том числе для «Летово» направление — это дизайн-мышление. Большой блок по дизайн-мышлению я уже включила в программу профразвития наших педагогов, так как полагаю, что мы должны сначала опробовать этот подход к организации занятий на себе, а потом с учётом этого опыта интегрировать его в образовательную программу школы.

Ещё одна область интересов Nueva — это социально-эмоциональное обучение. Сегодня о необходимости этого подхода говорится очень много, но для российского образования это фактически неизведанная область. Четвёртая характеристика образовательного процесса Nueva — организация и проведение исследований на глубоком междисциплинарном уровне. В «Летово» мы планируем использовать данную практику: это означает, что для полного понимания темы педагогам и ученикам нужно будет установить её связи с другими предметными областями. И последняя отличительная черта обучения в Nueva — это опора на критические вопросы при проведении занятий: дети при помощи учителя ищут ответы на них, используя различные области научных и практических знаний.

В Nueva меня привела в восторг система профессионального развития педагогов, которая требует от каждого учителя участия в летних интенсивах. Важно, что на эти мероприятия администрация школы приглашает не только учителей Nueva, но и педагогов из других школ. Учителям предлагаются разные виды деятельности, направленные на взаимообогащение: таким образом, укрепляются связи внутри педагогического сообщества и происходит полезный для всех обмен опытом.

Школа Nueva необычна ещё тем, что там учатся дети многих преподавателей Стэнфордского университета. Преподаватели очень поддерживают школу — не материально, а педагогически — дают методические советы, участвуют в мероприятиях. Могу предположить, что концепция развития дизайн-мышления появилась в программе школы именно с их подачи, так как Стэнфорд является одним из главных проводников этой теории. Было очень интересно посмотреть на школу, которая является лабораторией университета. Однако самое любопытное заключается в том, что, будучи такой лабораторией, школа на первое место ставит не результативность обучения детей, а развитие их творческих и креативных способностей, мотивацию к созиданию и созданию нового продукта, поиск нестандартных путей решения задач.

В России лучшие школы чаще всего представляют собой закрытый мир, они как Ватикан — государство в государстве.

Школа «Летово» будет стремиться к открытости, и практика Nueva для нас стала ещё одним подтверждением того, что любой учитель лучше всего профессионально развивается в коммуникации с другими преподавателями.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Британский Совет: «Школы всего мира, объединяйтесь!»

Как сделать школу образцовой

От чего нужно отказаться в школе?