Сломали или построили? #4
  вернуться Время чтения: 6 минут   |   Комментариев: 1
Сохранить

Сломали или построили? #4

Разбираемся с экспертами, что сегодня нужно помнить из опыта советского образования, а что лучше забыть навсегда.

Советский Союз распался почти 27 лет назад, из школ много лет подряд выпускаются дети, которые СССР совсем не застали, в школы приходят работать молодые учителя, рождённые после 1991 года — но споры о «лучшем в мире советском образовании» до сих пор многим не дают покоя. То звучат призывы вернуться к лучшим традициям советской школы, то слово «советское» становится синонимом всего негативного, что в образовании вообще может быть.

Мы решили не спорить, а «примерить» некоторые особенности старой системы на день сегодняшний, и попросили шестерых экспертов в сфере образования ответить на два вопроса:

  • Что, по их мнению, из опыта советской школы было бы здорово применять в современной ситуации?
  • Что ни в коем случае нельзя возвращать сейчас (или от чего нужно избавиться, если мы ещё этого не сделали)?

В предыдущих статьях мы узнали, что нужно ценить свободу, которая есть у современной школы, взять на заметку опыт трудового воспитания, а старая система была бы вполне дееспособной, если к ней добавить гибкость и разнообразие

Новый эксперт, тьютор Татьяна Ковалёва, смотрит на советское образование с позиций своей профессии.

«В советской системе образования не было фокуса индивидуализации»

Татьяна Ковалёва
президент Межрегиональной тьюторской ассоциации, зав.кафедрой индивидуализации и тьюторства МПГУ

Для любого человека важно, чтобы его жизнь была осмысленной. Часть осмысленности детской жизни необходимо задавать и поддерживать извне.

В советское время дети, которые ходили в школу, не сомневались в том, как надо строить жизнь: надо быть октябрёнком, потом стать пионером, потом комсомольцем.

Осмысленность жизни советских детей во многом задавалась извне, но в детском возрасте это в той или иной степени необходимо.
(источник: Александр Лыскин. Прием в пионеры. 1981. Архив РИА Новости.)

Многие сейчас иронично вспоминают про пионерскую организацию, но я помню это состояние, когда оказываешься на смене в «Артеке» в 13-14 лет и видишь, что здесь такие же ребята, как ты, из разных стран, и вы вместе составляете сообщество.

Советское образование сделало огромный вклад в поиск способов создать такую общность, где каждый человек приобретает некий больший смысл своей жизни.

Опыт Макаренко, опыт коммунарства — мне кажется, что эти наработки нельзя терять. Если педагогика это теряет, то человек вынужден искать такую общность где-то ещё. Когда ребята создают стихийные группировки, к которым взрослые даже не знают, как относиться, общаются в закрытых сообществах в социальных сетях — это всё из этого ряда, поиск какого-то большего смысла.

С другой стороны, в советской системе образования совершенно не было задано фокуса, над которым я сейчас профессионально работаю — это фокус индивидуализации. Он был потерян в принципе, начиная с детского садика, когда воспитатели могли сказать: «Что это вся группа тебя ждёт, а ты еле-еле застёгиваешь пальто?»

Ребёнку постоянно говорили: «Ты что, такой особенный?» А ведь эта особенность очень важна.

Есть такое известное философское понятие, современную интерпретацию которому дал Мишель Фуко — забота о себе. Это культура понимания своей особенности во всех смыслах — в чём ты силён, а в чём слаб, что ты хочешь в себе преодолевать, а с чем смиряешься. Ты должен понимать свои приоритеты, понимать свои нормы. Каждый человек должен понимать, на что ему «разворачивать» собственную жизнь.

Многим до сих пор сложно признать за ребёнком право быть особенным и застёгивать пальто так, как ему удобно.
(источник: Adam Singer)

В советской бытовой речи, на мой взгляд, задавалось уничижение фокуса индивидуализации. Это каждодневные пометки о том, что надо быть, как все. Это «Отряд не заметил потери бойца и «Яблочко»-песню допел до конца». Почему они продолжали петь песню, когда боец потерян?

Для меня в восстановлении фокуса индивидуализации заключается миссия тьюторского движения. Это не значит, что теперь человек должен думать только о себе и делать всё только для себя.

В жизни каждого большое значение имеют обе эти линии: и линия индивидуализации, и линия приобщения к какому-то сообществу, к какому-то смыслу, большему, чем собственная жизнь.

Значит, надо думать, в какие общности входит ребёнок. Но необходима и линия заботы о себе, понимание своих особенностей и умение выстроить свой индивидуальный путь.

Онтологическая забота о себе не менее важна, чем забота о физическом здоровье.
(источник: zozhnik.ru)

Что ещё точно не нужно брать из советской школы — это желание всё контролировать.

Когда мы говорим про функцию контроля, это, как правило, подразумевает  линейную, очень строгую иерархию: старший — младший, учитель — ученик. А когда мир становится открытым, образование становится открытым, тут возникает так много связей, что ты при всём желани их все проконтролировать не можешь.

Кроме того, когда мы что-то пытаемся контролировать, мы не всегда понимаем: мы оцениваем результат наших действий или чего-то другого? Даже на уровне предметного образования. Никогда не забуду, как я заняла на олимпиаде по математике первое место в Москве, и на мою учительницу математики обрушился шквал вопросов, как она меня учила. А она сама говорила моему папе: «Я же понимаю, что это не моя заслуга, а ваша, потому что вы с ней всё время дома задачи из «Кванта» решаете».

Получается, что в любой процесс делают вложения самые разные люди, и речь должна идти не о контроле, а о том, что с ребёнком должен быть человек более опытный, который может обсуждать разные типы воздействий.

Поэтому, на мой взгляд, контроль в современной ситуации заменяется на рефлексивное взаимодействие с человеком.

Взрослый мир отличается от детского тем, что он держит культурные нормы. Ребёнок только входит в этот мир, ему ещё сложно видеть границы этих норм, и вот это может быть предметом обсуждений.

Педагог — это посредник, это очень сложная функция. Ты должен держаться «за серединку»: не свалиться в авторитарность и не свалиться в панибратство.

Чтобы убедиться в тщетности контроля, подумайте о разнообразии шпаргалок, которые не устают изобретать школьники и студенты.
(источник: vtyumene.ru)

«Уходишь резко» в контроль — современный ребёнок расплачивается с тобой за это недоверием и лицемерием. Если ты «включаешь панибратство», когда всё дозволено, то ты теряешь педагогические позиции. Это очень хорошо показано в фильме «Географ глобус пропил», как он легко теряет эту границу и с каким трудом её потом находит…

Мнения других экспертов о советском образовании — в коллекции статей «Сломали или построили?»
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Сломали или построили? #1

Сломали или построили? #2

Сломали или построили? #3