Я — студент педвуза, и мне есть что сказать
12+
  вернуться Время чтения: 13 минут   |   Комментариев: 8
Сохранить

Я — студент педвуза, и мне есть что сказать

Послушаем людей, в лице которых государство планирует получить методистов и школьных учителей. Что они думают о своей учёбе и работе?

Школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министрам остаётся только мечтать, говорил премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль. Казалось бы, власть — это сладкая пилюля, к которой стремятся честолюбивейшие. Что происходит на самом деле? Многие ли мечтают о профессии школьного учителя? Обладают ли школьные учителя статусом сильных мира сего, носят ли они ореол престижа?

Мы не устояли и решили поговорить с несколькими студентами самых разных педагогических университетов нашей страны. Спросили их про преподавание, про их собственный школьный опыт, про то, чему их учит alma mater и что они думают про российское образование.

Им слово.

 

 

Я сейчас на пятом курсе (слава всем Богам, что он последний). Буду искать другую работу, где смогу применить знания, полученные за эти пять лет, в крайнем случае, займусь творчеством. Например, я очень люблю рукоделие.

На мой взгляд, у учителей сейчас прав меньше, чем у студента. Всё, что имеет право делать учитель — это худо-бедно мотивировать детей к учёбе.

А как быть, если ребёнок не хочет учиться и родители на него махнули рукой?

Здесь уже ничего не поможет: ни выгнать из класса, ни поставить двойку за плохое поведение, ни поругать. Дети это и сами понимают, наглеют и плюют в глаза. В частных и элитных школах такого нет, а в обычных среднестатистических — самый настоящий хаос.

Федеральный государственный образовательный стандарт немного сводит с ума, практикующие учителя сами говорят, что эта система просто утопия — хороша в теории, а реализовать её крайне трудно. Что подразумевает ФГОС? Ученик — в центре обучения. Учитель отталкивается от ученика. Ученик желает двигаться дальше. А где вы видели дюжину учеников с жгучим рвением к учёбе? Только единицы. В таком случае учитель должен создавать благоприятную учебную атмосферу, в которой в идеале у детей внезапно появится желание учиться.

Но на практике выходит, что те инструменты, которые предоставили учителю для реализации ФГОСов, заставляют готовиться к только одному уроку не меньше пары часов (даже опытному учителю). Эта система не просто не идеальна, она слабо работающая. И многие учителя и преподаватели просто ждут новых изменений в системе образования, когда придёт новая метла.

В педагогический я поступила просто потому, что было много бюджетных мест и не было никакого ажиотажа. Ещё в 9-ом классе я решила, что буду изучать филологию: мне всегда нравилось читать и поэтому я выбрала литературу — там можно творить, и, конечно же, я люблю русский язык, его историю, лаконичность и в тоже время широту. Когда я поступила и проучилась год, то с гордостью поняла, что на нашем факультете совершенно нет коррупции. Наши преподаватели не берут взяток и всегда просят не приносить цветов на экзамен. Я понимаю это так: во-первых, они литераторы и русисты, а такие люди не могут быть духовно необразованны. Ведь взяточничество — это низко и мерзко. Во-вторых, многие из них у нас среднего возраста и старше, то есть воспитанные в СССР, а тогда растили настоящих совестливых, честных членов общества.

На 4 курсе выходили на практику, она была сначала пассивная, то есть слушали, а потом анализировали уроки учителей, а потом была активная практика, в которой уже сами пробовали себя в роли учителей. Первой активной практикой была практика по русскому, она у всех студентов проходит в среднем звене (5-8 классы), на 5 курсе, в начале года сразу, была практика по литературе в старшем звене (10-11 классы). От практик было много впечатлений у всех, ну это естественно.

Великолепное ощущение, когда к тебе обращаются по имени и отчеству.
 

 

По факту я преподаватель вокала, артист-вокалист, исполнитель фольклорных произведений, русских романсов и авторских произведений XIX-XX веков, руководитель народного хора.

Интерес к музыке у меня появился ещё в детстве. Я очень хорошо проявлял себя в школьном хоре, поэтому учительница по музыке посоветовала моим родителям отдать меня в музыкальную школу и я поступил в класс игры по фортепиано. Честно говоря, я до сих пор не представляю, как возможно правильно преподавать фортепиано: ты либо разучиваешь произведения, либо нет, а учитель лишь корректирует твою игру.

В школе я никогда не проводил больше двух-трёх часов. Пару раз в неделю ходил на специальность, от которой ещё был какой-то прок, один раз на хор, где либо военные песни, либо детские, которые, как по мне, всех уже достали.

Я ничего не имею против военных или детских песен, более того, некоторые очень люблю, но как же скучно их распевать. Ну вот зачем в сотый раз исполнять «Смуглянку»? Репертуар очень узкий, как правило, не хватает чего-то современного. В итоге от хора я впоследствии вообще отказался и пошёл заниматься эстрадно-джазовым вокалом. Ещё один раз в неделю ходил на сольфеджио и музыкальную литературу. Надо ли упоминать, что преподавались они не менее скучно: сухое изложение фактов. Я еле высиживал на занятиях. И не я один такой. Уверяю вас, совершенно никому не было интересно всё это слушать.

В общем и целом, образовательный процесс наводил неимоверную скуку, и вскоре это стало невыносимо. С того момента я постоянно прогуливал занятия и придумывал какие-то невероятные истории о том, почему их пропускал: застрял в лифте, задержался в школе, летал на Луну, вот и пропустил занятие, Жанна Владимировна.

Помню, что от школы мы иногда ездили на конкурсы, даже заграницу. Правда, оплачивать часто приходилось самим, но всех это устраивало. Вообще конкурсы — это полезная вещь для развития себя как будущего концертирующего артиста, но таки не люблю конкурсы. Мне кажется, что творчество — это не спорт и здесь не нужно быть первым. Мне больше по душе фестивали.

Что-то современное играть не разрешали, такое направление у нас абсолютно не развивают, постоянно подсовывают Баха и Моцарта. Мне же больше всего нравилось сочинять свою музыку, а не исполнять в сотый раз классические этюды.

«Можешь в свободное время играть, но не здесь», — таков был дежурный ответ.

Оставалось только смириться с этим, но я никогда и не бунтовал, не упрашивал позволить мне сыграть что-то современное или оригинальное на экзамене, просто нехотя делал что говорили, а уже дома сочинял вариацию на тему произведения.

В целом, если говорить о музыкальной школе в России, я могу вынести несколько основных проблем.

  • Во-первых, это отсутствие адекватной теории преподавания детям музыки и (или) людей, которые могут интересно излагать им материал. Я считаю, было бы правильным давать детям больше из современной музыки (даже популярной, массовой), а затем последовательно переходить к классике, к более сложным вещам. В моей музыкальной школе же никому не нужно, чтобы тебе было интересно. Преподаватели сухо преподносят информацию и ждут ответной реакции, которой просто неоткуда взяться, сложно воспринимать знания, которые доносят до тебя методами «я тебе рассказала, пусть не интересно, пусть без какого-либо намёка на творческую деятельность, твоё дело выучить».
  • Во-вторых, тотальное отсутствие музыкального вкуса у преподавателей, вследствие чего и отсутствие его у учеников. Не удивляйтесь, если увидите человека, который может гениально играть на фортепиано, но при этом слушать второсортную, посредственную музыку. Это не шутка. Такое случается даже в институтах, училищах и колледжах. Это везде. И это самое страшное, что такие люди — музыканты — имеют просто чудовищный музыкальный вкус и совершенно не уметь подобающим образом анализировать музыку. Мне кажется, музыкальная школа должна быть начинателем в воспитании детей хорошего музыкального вкуса, но если его нет даже у преподавателей, тут просто nuff said (sic).
  • В-третьих, огромная нехватка современной музыки в программах классических музыкальных школах. И это тоже происходит из отсутствия музыкального вкуса и знаний о современной музыке. Люди обладают весьма узким кругом знаний, говоря о современном музыкальном искусстве. Им сложно воспринимать что-то новое, среди музыкантов много консерваторов. Им легче взять Баха в библиотеке, чем скачать из интернета ноты какого-нибудь современного композитора (да они и понятия не имеют об этих композиторах). Что с этим делать? Не знаю. Всем музыкальный вкус и привычку анализировать музыку не привьёшь.
 

 

Этот университет я выбрала потому, что он недалеко от дома, а профиль – потому что не хотелось получать только лингвистическое образование. Мне кажется, с трудоустройством так будет посложнее, а вот совместно с педагогическим — то, что надо, без работы точно не останусь. Те, кто знает английский и могут преподавать, в ближайшие лет тридцать без корки хлеба не останутся.

Сейчас я занимаюсь репетиторством, но до этого был опыт практики в начальной школе. Впечатления там получила положительные, все в начальной школе такие послушные и милые, разве что было слишком много бумажной работы: отчёты, сценарии уроков, портфолио… От этого я уставала. Когда шла на практику, думала отдохнуть от учёбы, но получилось наоборот — когда она закончилась, вздохнула с облегчением.

Вчера я пыталась объяснить младшему брату-четверокласснику тему по английскому языку, которую они сейчас проходят. Кое-что до него дошло, а ведь он отличник. Получается, раз он не усвоил этот материал, то и большинство в классе тоже. Сейчас многие родители прибегают к услугам репетиторов, потому что в школе на уроках английского их дети не понимают и не успевают.

Может быть, я не права, но так я вижу образование в нашей стране сегодня: в наших школах неправильно преподают английский язык. Не может учитель научить ребенка свободно владеть языком за 2 часа в неделю. Даже если это очень талантливый, умный и любящий детей учитель и способный ученик. Результат закономерный: среднестатистический выпускник общеобразовательной школы не может пользоваться языком после 9-10 лет обучения!

По этой же причине рано делать английский обязательным предметом — большинство учеников его завалит, а бедные учителя просто сойдут с ума.

Насколько я знаю, единой методики преподавания английского языка, какая, например, была в Советском Союзе, сейчас в России нет. Как педагог, я считаю изучение английского никак не сугубо личным делом, а вполне естественной частью современного образования. Несомненно, лучше изучать в язык в языковой среде, там это происходит быстрее. Плюс не надо забывать, что всё в жизни человека зависит от него самого. Многие люди восполняют отсутствие природных способностей трудолюбием. Пусть они не сверходаренные, зато трудолюбие иногда помогает им достигать даже больших результатов. Поэтому я думаю, что не стоит перекладывать ответственность на окружающих, если у тебя что-то не получается.

 

 

Образовательные программы у нас должны меняться. Университеты пока не могут подготовить профессионала, поскольку они дают студентам лишь образовательные компетенции, а не профессиональные, и в дипломе значится уровень образовательной квалификации без привязки к профессиональной деятельности. Необходимо корректировать программы и под требования конкретного рынка труда.

Или, например, в процессе освоения образовательной программы студенту нужно изучить обязательные дисциплины и выбрать курсы по выбору, по своему желанию, набрав необходимое количество кредитов (термин, который используется в современных западных системах образования и обозначает оценивание знаний). Спрашивается, почему я не могу изучать больше, чем сумма кредитов?

Также было бы здорово привлекать к проведению семинаров людей, которые успешно проявили себя в профессии и достигли успеха, чтобы те делились своим опытом. Базовые знания, конечно, необходимы, но жизнь меняется и студентам необходимо современное видение сфер своей будущей деятельности. В рамках практики это сделать сложно, поскольку у работников нет явной выгоды и времени посвящать студентов в работу.

Я бы ввела больше ориентированных факультативов, например, как платить налоги, как оформлять наследство и прочее. Этикет обязательно. Хотелось бы ещё давать студентам дополнительную специальность, которая помогла бы им устроится в жизни, на случай, если они не смогут устроится по основной специальности.

А ещё студенты не могут работать полный рабочий день, поэтому питание и предметы канцелярии могли бы быть бесплатными.

Советское образование считалось лучшим в мире, не знаю, стоило ли опускать его уровень до европейского. Взять, к примеру Болонскую систему, к которой наша страна присоединилась в 2003 году. С одной стороны, она помогла создать единое образовательное пространство для нас и стран Европы, и сейчас выпускники нашей страны могут учиться заграницей. С другой – для модернизации нашей системы высшего образования были затрачены огромные средства, которые, на мой взгляд, не оправдали надежд. И нельзя забывать, что Болонская система ставит весьма жёсткие требования к процессу и содержанию образования, в результате чего снизилась мотивация у студентов к обучению, а преподавателей поставили в жёсткие рамки.

Из-за Болонской системы наши работодатели по-прежнему не понимают соответствие степеней, для них бакалавриат — это неоконченное высшее образование.

В своё время было много разговоров о приравнивании степени бакалавра к средне-специальному, хотя сторонники этой системы уверяют, что уровни образования (бакалавриат, магистратура, аспирантура) полностью ориентированы на рынок. Но на деле работодатели недостаточно информированы об уровнях подготовки специалистов.

Основная обязанность любого преподавателя — создавать комфортную атмосферу на занятиях, в противном случае понятно доносить информацию не получится. А использует ли эти знания студент — его личное дело. Если студент не имеет высоких притязаний к себе и учёбе, то обычно оказывается с тройками в дипломе и, думаю, в таком случае преподаватель не в ответе за это. В школе вот ситуация немного иначе. У учителей ответственности за детей больше, поскольку это всё-таки обязательное образование. В университеты же приходят уже взрослые люди за дополнительными знаниями, которые сами решают, как и в каком виде они их будут получать.

На мой взгляд, оценки в дипломе важны, если человек хочет продолжить обучение за границей. Например, в Германии установлены очень высокие проходные баллы по диплому, полученному в России, а высший балл там вообще один. То есть человек, у которого диплом бакалавра или магистра с тройками, не сможет учиться за границей. В России всё иначе, наши работодатели не обращают особого внимания на отметки, для них важен опыт работы, знание языка, навыки пользования компьютером, манера общения.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Уроки успешных образовательных стартапов

Как выиграть Всероссийскую олимпиаду школьников по литературе (и не поседеть)

Матвей Бронштейн: жизнь, смерть и квантовая гравитация